Мудрецы из страны Гираев

11.05.20160:19

На заре человеческой цивилизации, люди учились объясняться друг с другом при помощи жестов и только позже с помощью праязыка. Со временем произошло деление на расы, этносы, нации, и каждому народу пришлось веками трудиться над формированием своего родного языка. Дальнейшая потребность в общении привела к возникновению письменности, которая предоставила возможность массового обучения грамоте. Человечество прошло долгий путь от глиняных табличек, высеченных на каменных плитах письмен, до первых пергаментных, а затем бумажных рукописей. Так было и у крымских татар. От первых рукописных азбук – к первым элифбе, от первых мектебов – к первым высшим учебным заведениям – медресе, от начала профессионального образования – к образованию духовному.

У истоков

История образование начинается с возникновения письменности. Даже сегодня сложно сказать, когда и где человечество впервые освоило письменность. И как знать, какие еще удивительные находки будут открыты археологами. Но пока мы имеем возможность знать, что уже 5500 лет назад человечество стремилось фиксировать свои мысли, а быть может и события на глиняных табличках. Что касается предков крымских татар, то по утверждению профессора Рефика Музафарова, они пользовались руническим письмом, а после того, как сформировалась нация и государственной религией Крымского улуса-юрта стал ислам, перешли на арабику. Арабский алфавит сохранялся вплоть до 20-х годов XX века. И только с 1929 по 1938 год решением правительства Крымской АССР обучение в высшей и средней школе перешло на латинскую графику, а с 1939-41 года на кириллицу.

Первые начальные школы – мектебы и высшие учебные заведения – медресе на территории полуострова появились еще в догираевский период. Народное просвещение было одно из главных приоритетов государства. При каждой мечети, вплоть до деревенских, действовали мектебы. Поэтому смело можно сказать, что уже в средневековый период грамотность была практически всеобщей.

А для тех, кто хотел посвятить себя науке и иметь звание – ученый муж, мог продолжить образование в медресе за государственный счет. Содержание и обучение оплачивала казна, либо состоятельный покровитель. Программа высшей школы включала: общую теологию, языкознание (грамматика, синтаксис, орфография, дикция, поэтика), логику и математику (арифметика, геометрия, оптика, астрономия, музыка, техника, механика), физику, метафизику, политику и фикх – правоведение. Конечно, не все крымские медресе работали по приведенной программе дисциплин, но в различных регионах ханства их было несколько десятков, и всегда можно было выбрать то направление в науке, к чему будущий сохт – студент имел склонность.

Из крымских медресе выходили достойные сохты. Впоследствие многие из них становились улемами. В XIV веке слава о них распространялась далеко за пределы Крымского улуса-юрта и Золотой Орды. Известно, что еще во времена золотоордынского хана Джанибека несколько ученых: Дия аль-Кирими и Рукн ад-дин аль-Кирими, (последний имел за спиной тридцатилетний опыт судейской деятельности на родине), были приглашены в Каир, где они читали лекции в известных и престижных медресе. Центром ученого мира был Солхат (Старый Крым), здесь жили астрономы, историки, богословы, словом ученые, преуспевшие в различных областях знаний. После образования государства Гираев центр расширил свои границы. Немало известных мудрецов проживало в Карасубазаре, Кезлеве, Кефе, Бахчисарае. История сохранила имена далеко не всех ученых и, к сожалению, утратила большую часть их сочинений и трудов.

Из среды ученой интеллигенции нередко встречались дипломаты, историографы и лица духовного звания. Многие из них были приближенными к крымскому двору, и зачастую им поручалось писать крымскотатарскую историю. Но все имена целой плеяды ученого мира Крымского ханства до нас не дошли.

К сожалению, сегодня мы еще не владеем полной информацией и биографией многих ученых мужей, которые жили и творили на своей родине в Крыму. Но это только вопрос времени. То есть существует целое "невспаханное поле" для молодого поколения крымскотатарских историков, которым еще предстоит заниматься научно-исследовательской работой в этой области.

Калейдоскоп мудрецов или Цвет нации

В первые годы существования молодого государства – Крымского ханства, был известен ученый Хайри-заде, автор исторического труда под названием "Таквим". Годы жизни пока не удалось установить. Можно предположить, что его современником был Абдульвели-эфенди, написавший трактат "Меджмуа". Оба произведения до наших дней не дошли.

Ученый богослов Атыф-эфенди бин-и-Сейдамет (1399-1469 гг.) родился в Кезлеве. Сохранились сведения, что его отец был выходцем из Орды. Проявив блестящие политические способности, стал советником при хане Хаджи Гирае, много сделал для становления ханства, а так же лично вел дипломатические переговоры с визирями Османской империи.

Наибольшую известность получил крымскотатарский астроном, историк и писатель Кайсуни-заде Недаи-эфенди, известный как Реммаль-хаджи. Этому автору принадлежит биография его современника и покровителя, хана Сахиба Гирая I (1533-1550 гг.) – "Тарих-и Сахиб Гирай хан", заказанная Реммалю-хаджи старшей дочерью хана Нури-Султан Ханым. Хроника дошла до наших дней.

В XVI веке жил известный педагог, автор теоретического труда "Школы и медресе", первый составитель комментариев к Корану ногъай Шейх Ибрагим-эфенди. Родился он среди кочевников Кыпчакской степи, но был отправлен в Крым, где и получил блестящее образование. Умер он в 1593 году. Сегодня его могила находится на территории монастыря дервишей Сырт-текие, близ Эдирне, в Турции. Его сын Абдулла Азизэддин-эфенди прославился как поэт-мистик. В Крыму занимал должность кефинского муфтия.

 

В 1583 году в Кефе родился богослов Сеит Муса эфенди Кефеви. Известно, что он вместе со своим братом Хюсеином эфенди Кефеви окончили одно из крымских медресе. После Сеит Муса продолжил совершенствоваться в науке и литературе в Стамбуле, где ему было присвоено звание профессора медресе. Вернувшись в 1625 году на родину, он был назначен кефинским кадием, а после главным муфтием Кефе. Из его научных произведений наиболее известен исторический свод Шемсю-тарих ("Солнце истории"), оригинал которого ныне хранится в стамбульском Султанском музее.

Что касается Хюсеина эфенди Кефеви, то он став известным ученым-богословом, жил и творил при дворе Бора Гази Гирае II. Сопровождая своего хана, он оставил ценные записки о крымскотатарских военных походах тех времен. Одаренный писатель, Хюсеин-эфенди еще при жизни был прозван Мюэллифлер султаны ("Султан всех пишущих").

А с 1621 года в кезлевском медресе при Хан-Джами преподавал известный ученый Сеит Абдул-Керим Шерефи Кефели. По преданию, он читал лекции, на которых присутствовал юный Ашик Умер.

В 1641 году в Бахчисарае свет увидел будущий ученый, историк Девлетшах-огълу Абибулла эфенди. По окончанию мектеба, родители отдали его в Зынджырлы медресе. По окончанию высшего учебного заведения он стал лучшим специалистом в области истории тюркских народов и всего мусульманского мира. В правление Адиля Чобана Гирая, за критику в адрес хана он был вынужден навсегда покинуть родину, окончить свои дни в Стамбуле, где и был похоронен.

Нельзя обойти вниманием еще одного историографа, но уже времен Ислама Гирая III. Это главный кадий Крымского ханства Хаджи-Мехмед Синаи. Он жил во второй половине XVII – в начале XVIII веков. Используя материалы крымских архивов (в частности записи Сефер Гази-аги, великого визиря ханов Ислама Гирая III и Мухаммеда Гирая IV), он воссоздал политическую и военную историю ханства в период Освободительной войны в Украине. Этот фундаментальный труд содержит ценнейшие сведения о политике Бахчисарая по отношению к Польше и Османской империи, конкретные данные об отдельных походах крымскотатарских войск на Румынию, Польшу и Московское государство.

Его современником был ученый из ханского рода, сын Мубарека Гирая Мухаммед Гирай, вступивший в орден Мевлеви.

Ученый из села Сефа Конграт близ Карасубазара Абдул-Гафар Къырыми, получил образование в Крыму. Свою службу при дворе начал с диван-эфенди (начальника канцелярии) при хане Фетхе Гирае I. Будучи крупным ученым, он одновременно работал над книгой по всемирной истории "Умдет ал-ахбар", которую завершил в середине 1740-х годов (сегодня она хранится в стамбульской библиотеке Сулеймание). Помимо того, что этот труд охватывал историю ханства с 1475 до 1739 годов, ценность произведения была в том, что он использовал арабские, персидские и османские источники. Къырыми применял свои исследовательские разработки в области истории.

Известным крымским историком являлся Сейид-Мухаммед Риза эль-Кърыми (ум. 1756 г.). Он принадлежал к числу накыбу-ль-эшрафов (потомков Пророка). Получив блестящее образование, ученый оставил после себя несколько трудов, один из них "Семь планет в известиях о государях татарских". Это – фундаментальный трактат, один из основных источников для историков ханского Крыма с конца XV до конца XVIII вв. Известен был и другой значительный труд Ризы: "История дома Чингизов", но до наших дней дошло лишь его описание и ссылки на него у старых авторов. У автора существовало еще два трактата, посвященные этике и проблемам исправления нравов: "Горние вертограды верующего" и "Лучеизлияние благодати". Но все эти вещи исчезли после аннексии Крыма.

Оставил после себя объемный и содержательный труд сын Шахбаза Гирая (1787-1789) Халим Гирай, автор "Розового куста ханов".

Собиратели древностей

Уже в XVIII в. в каждом городе и крупном селе можно было встретить десятки людей, сведущих в истории, собирателей старых рукописей и книг. Они охотно делились своими глубокими познаниями с соотечественниками и гостями. Эти люди были частью важной составной национальной образовательной структуры, живыми очагами крымскотатарского Просвещения.

Одним из таких подвижников исторической науки и книжной культуры был современник последнего крымского хана Шагина Гирая, каймакан Мехмет агъа. Вот что пишет о нем Жильбер Ромм в своем "Путешествие в Крым в 1786 г." [это был] "шестидесятилетний старик, считающийся очень сведущим в древней истории Тавриды. Он владеет многочисленными рукописями, откуда удалось почерпнуть любопытные предания, между прочем, о том, что некогда море покрывало весь полуостров, за исключением гор, но уже в очень давние времена изменения, происшедшие в Константинопольском проливе, который стал шире, повели к большому отливу воды из Черного моря, обнажившему низменные части Крыма и тогда-то этот и выступил из-под воды".

Кстати, эти гидроморфологические сведения, содержавшиеся в старых крымских рукописях, подтверждены современной наукой, установившей, что ранее большая часть Крыма была скрыта под волнами Черного моря, а свои нынешние очертания он обрел в результате понижений уровня моря, последнее из которых произошло всего 22 тысячи лет тому назад.

Гульнара Абдулаева