Крымскотатарский народ в противостоянии с системой

11.05.20160:19

Не воспринимайте этот текст как серьезный политический прогноз или исключительной глубины анализ. В то время, когда глобальные устои подвергнуты сомнениям и происходящие вокруг перемены могут придавить своей тяжестью, любая попытка понять и проанализировать что-то, практически изначально обречена на провал ввиду неспособности отдельно взятого индивидуума понять весь тот массив фактов, задействованных лиц, интересов и событий.

И несмотря на все это, хочется даже со стороны обывателя, наблюдателя и переживающего все эти перемены человека давать этому некую оценку. Пытаться понять, что, как и почему происходит сегодня и здесь. И к чему это приведет в дальнейшем.

Крымские татары переживают очередной кризисный период своей истории. Переход Крыма под контроль России само по себе немалое испытание, но для крымских татар это еще и начало очередного витка борьбы с властью и системой. Почему происходит эта борьба? Наверняка, этот вопрос интересует не только самих крымских татар, но и всю систему, которая с ними борется. Одним из самых вероятных и доступных ответов может быть то, что существование большой группы пассионариев на новообретенной территории это явно не лучшее, чего может желать система, пытаясь наводить свои порядки.

Более того, система, столкнувшись с крымскими татарами в реальности, а не в отчетах пророссийских организаций времен украинской бытности Крыма, осознала, что ситуация намного тяжелее. Оппонирующие системе Курултай-Меджлис маргиналы действительно оказались маргиналами и даже награждение их медалями не изменит их образа в глазах большинства. Влияние самого Меджлиса среди народа оказалось на порядок выше, чем того хотелось бы системе. А пассионарность, о которой уже говорилось выше, оказалась скорее обобщающей характеристикой, нежели описанием отдельных групп.

Столкнувшись с этим, система начала лихорадочно искать способы борьбы. Отобрав Крым у Украины с легкостью, вызывающей довольные улыбки у российских чиновников, преодоление сопротивления крымских татар должно было стать лишь очередным небольшим этапом общей «гениальной», как сейчас кажется многим россиянам, операции.

Обещание

И система заработала. Начали с простого и годами апробированного метода – обещаний. Привыкнув работать с электоратом (именно с электоратом, не людьми), местные политики, представляя систему, наобещали квот, должностей и множества иных благ, которые на электорат всегда действовали магически. Помня, что электорату достаточно пообещать и ничего не делать, представители системы наивно полагали, что сработает и в этом случае. Не сработало. Крымские татары, познавшие, что такое обещание властьимущих за последние более чем 20 лет, не просто не побежали падать в ноги тем, кто обещал такое светлое будущее, но и встретили эти предложения довольно холодно. Как выяснилось позже, совсем не зря. Не принеся нужного эффекта (покорность, в первую очередь), обещания достаточно быстро забылись, а некоторые из местных представителей системы сделали непонимающее выражение лица, благо опыт избирательных кампаний имеется, мол, ничего не знаем, ничего не обещали.

Проиграв по малому, система решила сыграть по крупному – на уровне всего государства и законов. В спешке приняли указ о реабилитации, пообещали, теперь уже на высшем уровне, восстановить все права, всем помочь, всех поддержать. Ожидания были примерно такими же, как и на местном уровне. Крымские татары должны сейчас же побросать все свои дела, выйти на улицу и с осененными счастьем лицами выражать исключительную благодарность. Однако и в этот раз ничего не вышло. Не только потому, что закон был слабым, а обещания вызывали автоматическое «не верю!», но и потому, что происходящее вокруг совсем не соответствовало обещанному. Нарушение базовых прав человека, постоянное давление и создание негативного образа в СМИ не лучшим образом помогли системе в вопросе успокоения крымских татар. С другой стороны, система не могла работать иначе.

Страх

Не сумев достичь цели при помощи обещаний, система начала идти по следующему доступному и понятному ей пути – пути запугивания и страха. Используя этот базовый инстинкт, можно многого достичь, и система об этом прекрасно осведомлена. Почти столетний опыт использования страха (это только в новейшей истории) создали систему, чаще всего работавшую идеально.

Система знает, что надо идти от меньшего к большему. Убийство Решата Аметова вряд ли входило в изначальный план, но вот нераскрытие его и показное игнорирование отлично вписались в первый этап. Дальше происходит медленный, но уверенный и проверенный рост напряжения – срывание флага со здания Меджлиса, заявления в прессе, в общем, все как по учебнику. Во время встречи Мустафы Джемилева в Армянске система показала свою силу запретом въезда на родину человеку, всю жизнь против таких запретов боровшегося, сравнив и поставив себя в ряд с почившей уже системой красного оттенка. Выстроенные в тот день в коридор полицейские, военные и так называемые «самообороновцы» послужили дополнительными спецэффектами действия.

Последовавшие далее предупреждения, предостережения и вызовы в прокуратуру должны были усилить общий эффект и действительно достигли своей цели. Эффект был усилен, но результат оказался немного иным, чем, скорее всего, ожидалось. Объявленный за два дня до траурного митинга 18 мая запрет на его проведение, по мнению системы, должен был стать финальной точкой в плане морального прессинга и запугивания. Но система снова промахнулась. Вместо того, чтобы отсидеться дома, испугавшись тысяч омоновцев, военных и техники, крымские татары снова собрались. Пусть и в другом месте, но в этом тоже прослеживается определенный символизм, ведь почти полвека народ помнил об этой дате и в намного более далеких от родины местах.

Система проиграла и в этом раунде. И теперь вместо того, чтобы разбежаться, разобщиться и исчезнуть хоть на какое-то время, крымские татары стали звездами телеэфиров, получив поддержку во всем мире. Конечно, если бы система ориентировалась больше на реалии Украины, где крымские татары прожили 20 с лишним лет, чем на свои, она бы поняла, что страх и запугивание здесь объединяют и сплачивают людей, делая их сильнее, закаляя их, превращая их в сталь.

Раскол

Этот подход система использовала еще до того, как начало происходить все то, что мы видим сейчас. Вообще, вся история Украины и Крыма за последние десятилетия была наполнена этим подходом. Разделяй и властвуй. Этот принцип, зарекомендовавший себя с давних времен, активно применялся и развивался. В Украине это был кажущийся сейчас уже неактуальным раздел на Запад и Восток. В Крыму традиционно делили по национальности, а крымских татар пытались разделить по любви или нелюбви к Меджлису.

Опять-таки странно, что система, наблюдавшая, как в течение 20 лет проваливались попытки раскола крымских татар, снова и снова идет по тому же пути. Совет аксакалов, совет при президенте, могилевские татары и прочие милли фирки, многих из которых уже даже не вспомнить, искусственно вызывались и поддерживались при помощи сторонних финансовых вливаний и административной поддержки. Но снова и снова, как в дежавю, они пропадали в небытие, чтобы всплыть при очередной необходимости показать кому-то «крымскотатарскую оппозицию».

Но система понимает, что в этот раз ставки повыше, чем в предыдущие. Крымские татары «мешают» во всех планах и даже ничего не делая вызывают чуть ли не аллергическую реакцию. И система начала работать по всем фронтам. Были вытянуты и активизированы все старые оппозиционеры, а вдобавок к ним система начала искать и новых. Как показали события последних недель, работа велась активная, и назначение Ремзи Ильясова стало практически апофеозом этой деятельности. Представьте себе, второй по популярности (судя по выборам председателя Меджлиса на Курултае) член Меджлиса вдруг становится заместителем спикера. Без согласования с Меджлисом.

Можно было бы подумать, что система добилась своего, что сейчас те, против кого она ведет свою многоходовую игру посыплются, разругаются, разделятся. Но система снова проигрывает. Благодаря ее действиям сейчас запустится тот долгожданный процесс пурификации, очищения и восстановления своей собственной системы, которого крымские татары ждали достаточно долго.

Обещания-запугивание-раскол, это точно не конец, это только начало того, что предстоит пройти крымскотатарскому народу в противостоянии с системой. Но пока что система проигрывает. Она проигрывает не только в конкретных акциях и событиях, она проигрывает в целом, в понимании народа и в понимании того, что происходит. Впереди еще много борьбы, много обещаний, запугиваний и попыток расколоть народ. Но крымские татары это не просто 300-тысячный периферийный народ, это абсолютно иная система, потенциал которой может повернуть все вспять.

ПИСЬМО В РЕДАКЦИЮ