Эдие МЕМЕТОВА: «Без языка мы теряем свое лицо»

11.05.20160:19

О проблеме изучения родного языка, переходе на латиницу и о том, как крымским татарам противостоять ассимиляции, "Авдет" беседует с заведующей кафедрой крымскотатарского языкознания Таврического национального университета им. В. И. Вернадского Эдие Меметовой.

– Какими способами, на ваш взгляд, можно решить проблему сохранения и возрождения языка?

– В первую очередь, эту проблему необходимо осознать самому народу, ведь по большому счету – это в наших руках. Никто не принуждал нас в местах высылки говорить на родном крымскотатарском языке. Показателен в данном случае пример Найман-Аны из "Буранного полустанка" Чингиза Айтматова. Нельзя нам превращаться в манкуртов. Необходимо понять, что язык есть самовыражение собственно народа, без языка мы теряем свое лицо. Олжас Сулейменов, конечно, был прав, сказав: "Сколько языков ты знаешь – столько раз ты человек". Но при этом мы должны помнить, что первым языком, который мы должны знать, должен быть родной, язык матери.

Во-вторых, необходимо придание государственного статуса крымскотатарскому языку, иначе все переходит в забалтывание проблемы. Все благополучно забыли о том, как до войны на территории Крымской автономии вся официальная документация велась на крымскотатарском языке параллельно с русским, но первым имел статус государственного крымскотатарский! Не надо забывать и о том, что в конце 18 века, перед переселением в Мариуполь из Крыма, греческие священники читали свои проповеди свободно только на крымскотатарском языке, так как их паства, да и они сами, не знали никакого другого языка, кроме крымскотатарского. Об этом пишет Бертье-Делагард в работе "Христианство в Крыму, мнимое тысячелетие".

– Возможен ли в ближайшее время перевод крымскотатарского языка на латиницу?

-В целом здесь нет ничего сложного, это обычная процедура транслитерации с одной графики на другую. Проблема в том, что при этом переходе делаются попытки изменения артикуляции крымскотатарского языка. Так, разработанный преподавателями КИПУ вариант, который сегодня рассматривается в качестве проекта, не может считаться приемлемым. Необходимо серьезно отнестись к тому, как мы будем после перехода произносить привычные для нас слова, почему вдруг "афта" – "хафта" "кой" – "кёй" и т.д.

– Какие шаги необходимо предпринять крымским татарам, чтобы избежать ассимиляции?

– Да, такая опасность существует. Только возвращение крымскотатарскому народу статуса титульной нации убережет его от дальнейшей ассимиляции и распыления. Наш народ очень "миролюбивый" по природе, рад изучать несколько иностранных языков, игнорируя при этом родной язык! Толерантность (не люблю это слово) почему-то в нашем случае односторонняя! Мне несколько непонятно такое положение дел: почему мы все сегодня стремимся говорить либо по-турецки, либо по-украински.

И уж совершенно непонятно, когда наша молодежь яростно стремится самовыражаться в социальной сети Facebook, пусть и на неправильном, но обязательно, на турецком языке – изъяснять свои мысли, идеи и воззрения. Самосознание нашего народа может окрепнуть только в случае изучения своей настоящей истории. А нам есть чем гордиться!

– Как родителям следует побуждать своих детей говорить на родном языке?

– Уважение к родному языку напрямую зависит от уважения к языку родителей. Просто родители должны говорить со своими детьми на родном языке. Честно говоря, не могу согласиться с тем, что наша молодежь совершенно не говорит на родном языке. Много отрадных случаев, много.

 

– Куда сегодня можно пойти изучать родной язык, учитывая, что у студентов зачастую нет средств на частные уроки?

– Я знаю многих людей, которые изучили крымскотатарский язык, читая газеты со словарем! В этом нет ничего необычного и невозможного! Нужно желание, прежде всего!

– Когда-то Мустафа Кемаль Ататюрк, проводя реформы турецкого языка, внедрил практику работы в семье: закрепил за каждым учителем турецкого языка 5 семей и таким образом достиг желаемого результата. Возможны ли такие схемы у нас, в Крыму?

– Реформа Мустафы Кемаля, если я не ошибаюсь, приветствовала уход от арабских и персидских заимствований, и, напротив, приветствовала заимствования из английского, французского и немецкого языков. Так он понимал культурную революцию! Во-первых, я не сторонница таких революций. А, во-вторых, в деревнях Турции и по сей день продолжают говорить на староосманском языке. Здесь, как говорится, без комментариев.

Безусловно, было бы замечательно, если появились такие государственные программы, позволяющие напрямую работать с семьями, но, на мой взгляд, это из области фантастики. Необходимо круглосуточное вещание на крымскотатарском языке – так и только так мы можем прийти к положительному результату. Это государственная политика, ведь никто из нас, вернувшись на Родину, будучи вынужденным понимать украинский язык, не знал его изначально, и только в результате украинизации на телевидении мы практически все свободно понимаем украинский. То есть только постоянное слуховое восприятие может дать желаемый результат.

– Крымскотатарский язык богат, однако в широком обиходе лишь скудный запас слов. Почему песни, которые сегодня пишут для нашей эстрады, состоят из ограниченного ряда стандартных слов и выражений?

– Потому что песни пишут те же люди, которые недостаточно хорошо владеют крымскотатарским языком. Необходимо читать классиков крымскотатарской литературы – Эшрефа Шемьи-заде, Шамиля Алядина, Юсуфа Болата, Умера Ипчи. Одна поэма "Козьяш дивар" способна очень многому научить и обогатить словарный запас!

В то же время, не могу согласиться с тем, что все эстрадные песни стандартны и неинтересны. С удовольствием слушаю Эдипа Асанова, его песни пропитаны патриотизмом.

– Чем мотивируют свой выбор студенты, которые поступают на факультеты крымскотатарского языка и литературы? Какой процент их трудоустраивается после окончания вуза?

– Думаю, ими движет национальный дух, любовь и уважение к своему народу, ведь у нас своеобразный микроклимат, а это немаловажно. Говорить о процентах не могу, статистикой не владею, но смело могу заявить о том, что больше половины всех журналистов на каналах ГТРК и АТР, радиостанции Мейдан, а также преподаватели кафедры крымскотатарской и турецкой филологии КИПУ закончили в свое время наш факультет.

Беседовала АЙ-мелевШЕ