РАББИ АЗАРЬЯ: СОБЫТИЯ, СЛУЧАВШИЕСЯ В КРЫМУ В ЦАРСТВОВАНИЕ ШАГИН ГИРЕЙ ХАНА В сокращении перевод с караимского А. С. Фирковича

11.05.20160:19

Один из интереснейших документов, дошедших до нас, является подробное описание караимского священника, жившего во второй половине XVIII века Рабби бен Азарья в Кырк-Ере, оставившего нам подробное описание событий, происходивших в Крымском ханства в период правления последнего крымского хана Шагина Гирая. Первым и единственным переводчиком рукописи Азарьи был караим Авраам Фиркович, который и опубликовал ее в 1856 году в журнале «Временник императорского Общества Истории и Древностей Российских». 
«Шагин Гирай был избран в Ханы в присутствии всей Татарской знати; при своем избрании он обязался запретить чиновникам, брать самим жалованье с платящих подати и десятины и из пошлин, взимаемых прежде ими в свою пользу.

Все доходы взял он в свои руки, всякому же из них назначил определенное жалованье, избрал 12 сановников, называемых муркас, которым вверил как суд и расправу, так и администрацию Государства, и в финансовом отношении наблюдение за доходами, чтобы управители не взымали подати в свою пользу, по старому обычаю, но получали всякий по достоинству свое содержание из казны по третям, даже от Визиря отняли десятины и определили жалованье из казны, куда Хан повелел вносить все десятины, взимаемые как от податных иноверцев ( греков и армян) так и от мусульман и татарских вельмож. Равным образом наложил пошлину на вино 1 кефис из оки. И все доходы, пошлины, десятины и подати отдал в откуп, наложил на евреев и християн новую подать, непохожую на ту, которую они платили со времени как татары завладели Крымом. Прежняя подать состояла из 88 ахча, как от евреев, так и от христиан, а новые переселенцы платили только 48 ахча, что продолжалось до настоящего времени. Шагин Гирай хан приказал построить магазины для складки разного рода хлеба, собираемого из десятин, и казармы для регулярного войска, образованного им по образцу гвардии, к которой присмотрелся во время пребывания своего в Петербурге. Призвав 12 Государственных сановников, дал им новые предписания, которыми отнимались от них произвольный суд и расправа; свою волю поставил им за закон; потребовал от них новой набор войска, чему они не противились, в следствие чего и посланы были писцы под начальством одного князя, описать всё народонаселение по деревням, и назначили брать по одному воину с пяти домов, которые обязаны были снабдить этого воина оружием, лошадью и всеми нужными припасами. Число этих воинов составило 5000 человек.
Между тем, Хан повелел собрать к себе со всех городов и деревень, платящих дань, по два человека из почетнейших. Никто не знал зачем они были призваны. Все сии депутаты собрались к главному паше каймакану. Тогда спросил их Хан: как вы желаете платить подати, по изданному ли нами закону, по которому богатый платит 48 мискалов сереб; посредственно зажиточный 24, а бедный 12, или по обыкновению прежних Ханов, взимавших подати по произволу без определенного закона, избирайте которая система более удобна для вас. Все депутаты единогласно отвечали, что будут платить по воле Хана, как он заблагорассудит. Тогда Хан издал указ взимать подати по турецкому обычаю, и в этом духе были розданы приказания всем депутатам.
Сверх того позволил Хан всякому из них предложить ему какую-нибудь просьбу или на счет состроения новой мечети, или перемены какого-нибудь из древних постановлений. Тогда всякий из депутатов предложил свой проект и получил утверждение Хана.
Шагин Гирай Хан был Государь мудрый и дальновидный политик. Пища его была очень скудна, он не употреблял другого мяса, кроме птичьего. Часто, переодевшись, выходил он ночью в город, чтобы подслушать мнение народа, лично узнать его нужды и потребности. В его Ханство в Крыму царствовали тишина и согласие, бедные были предметом особенной его заботливости; он был очень доступен для каждого и принимал живейшее участие в положении бедных и никогда не отпускал их без помощи.
Хан начал собирать войска двоякого рода: один под названием Башлы, а другой Сайман. Последних разделил на отряды, состоящие каждый из 120 человек, и назначил особенного начальника в каждом из них. А Бешли сформировал по образцу прусского войска, переменил их костюм, и все более и более отличал их от Сайманов.
Начальниками этого отборного войска назначил людей почетных из вельмож и знатнейших татарских фамилий. Из этого же войска сформировал артиллерийский отряд (назыв. топчю), который отличался от бешлитяр костюмом, и в колпаках имели красный знак. Построил пороховой завод недалеко Бахчисарая, где приготовлялся как ружейный так и пушечный порох, из артиллеристов назначены были люди в этот завод. Кроме того, построен литейный завод под управлением одного искусного литейщика англичанина, которого выписал из-за границы; предоставил во всем преимущество военным, угождал им, даже не запрещал им жениться. Число войска бешли простиралось до 12,000, а сайманов…. 
Деревенские жители обложены были налогом по 170 кесеахчасы с дыма. Эта сумма отдана была на содержание 12 главных сановников, называемых Муркас-Агалары. В городе Кафа начали строить дворец для Хана, с целью перенести туда Ханскую резиденцию. Из Германии выписали разных ремесленников и монетчиков, построили монетный двор, на котором чеканилась разного рода, как серебрянная, так и медная монета, и объявлено было по всему государству, чтобы эта монета была принимаема наравне с Султанскою и Русскою без всякой разницы в курсе. Но эта Ханская воля не была в точности исполняема.
По прошествии многих дней опять вкралась измена в сердце вельмож Крыма. Они послали тайно послов к Багдыр-Гирей-Султану и к брату его Ах-Киоз Султану, приглашая их прийти царствовать над ними и предлагая планы для совершения этого переворота. Они доказывали, что вельможи Крыма имеют законное право возводить и низвергать Государей по своему благоусмотрению и по древнему обычаю. Но они не знали о том, что Турецкое и Русское правительство условились укротить буйство Крымских Татар и оставить престол Шагин-Гирей-Хану пожизненно, с правом назначить себе наследника. Новые возмутители не обратили на то внимания; половина народа осталась верною своему Государю, а другая изменила ему.
Шагин Гирай Хан, видя, что все возвратились к нему, кроме жителей Ширина, Цунгера и Керчи, и что имеет в своем распоряжении много войска, разделил его на отряды. Одну часть послал на границу Русскую к тем укреплениям, где они прежде стояли, другую в Тамань, а один полк оставил в Перекопе, и таким образом завладел всеми укреплениями Перекопа и не позволил никому входить и выходить.
Хан собрал всех старших и судей из каждого города в Катырша-Сарай и в Карасу-Базар и нарядил следствие для обнаружения: кто именно принадлежал к мятежу, по чьему приказанию взялись за оружие, и кто дал столь противозаконный совет послать в Константинополь письма исполненные клеветы и обвиняющие его пред Султаном. Число собравшихся Татарских старшин было очень велико, их вывели в поле в Карасу-Базаре, где Шагин Гирай Хан лично спросил их: что я вам сделал худого, чем я вас обидел, что вы три раза сряду изменили мне? укажите мне виновников этих возмущений и сами определите наказание. Тогда простой народ отвечал: мы непричастны в этом преступлении и не виноваты в этих смятениях, как прежде так и теперь, старшины были всегда зачинщиками в этом преступлении, а мы не в состоянии делать тебе зло; вот такой-то начальник, такой-то паша сделали заговор и бунт, а потом прислали к нам приказание присоединиться к ним, если же не восстанем, то грозили грабежем и убийствами, мы принуждены были идти, но главными зачинщиками были наши старшины, и здесь поименовали их всех. Тогда спросил Хан у Муфти Эфенди и Казаскер-Эфенди, как судить этих изменников и каким родом смерти казнить их по обычаям и законам татарским. Сии последние решили, что сам народ, которого они совратили с истинного пути и принудили восстать против Государя, должен казнить их. 
Хан поручил чеканный монетный двор управлению Караимов и оказал нам большее доверие и благосклонное попечение. Вениамин-Ага, ханский сановник, пользовался самым почетным именем в целом Крыму.
Между тем настал в Крыму голод, — так что ока муки продавалось по 300 груш. В 12 день месяца Тевет, то есть Декабря, упал большой снег в целом полуострове и покрыл землю почти на аршин, а в лесных местах высота снега доходила даже до полутора аршина, все воды и пруды замерзли, мельницы остановились, и оказался большой недостаток в муке. Общество наше оказало большое пособие своим бедным, терпевшим во время этого голода, снег в эту зиму продолжался около 76 дней. 
В это время место пребывание Хана было в Кафе.
В шесть месяцев после переселения греков из Крыма, пришло известие из России и Константинополя о заключении мира между Турциею и Россиею. Присланы были письма к Хану и к его сановникам с этим известием, а к генералу Суворову пришло приказание оставить Крым. Это известие о мире обрадовало всех, потому что скоро стали приходить в Крым корабли из Анатолии, из Румелии с хлебом, мукой и овощами, от чего понизилась цена на все предметы съестных припасов. Весной почти не было дождя, от чего потерпели хлебные растения. 
Получив письма о заключении мира между упомянутыми державами, Шагин Гирай Хан собрал всех, как светских, так и духовных сановников, и советовал им послать к Султану Хамиду прошение об утверждении его (Шагина Гирая Хана) Крымским Ханом. Что и было сделано». 

[подготовила Гульнара Абдулаева]