Ильяс Бораганский – крымскотатарский просветитель

11.05.20160:19

Осенним пасмурным вечером 1882 года, скрипя рессорами, элегантный дилижанс остановился у дверей петербургской фешенебельной гостиницы. Открылась дверца, и на мокрую мостовую сошел высокий мужчина тридцати лет в длинном пальто и турецкой феске. От непривычной сырости и холода он поднял воротник пальто, огляделся и поспешил войти в фойе гостиницы.

Тут же к нему подскочил портье, которому гость непринужденно передал свой саквояж. Служащие зашептались. Они были уверены: этот статный, красивый господин пожаловал из Турции. Но они ошибались. Мужчина прибыл из солнечного Крыма. Имя его было мурза Ильяс Бораганский. И очень скоро Петербург заговорит о нем. Ведь он будет одним из немногих, кто откроет свою типографию и очень скоро станет известным издателем.

22 апреля 1852 года в крымскотатарской дворянской семьи бахчисарайцев свет увидел Ильяс Бораганский.

Знатный и старинный род Бораган в Крыму имел три ветви, владел землями и был обласкан вниманием крымских ханов, даровавших в разные времена представителям этой династии ханские ярлыки и должности. Сегодня так и осталось неясным, к какой из трех ветвей принадлежал будущий издатель. Возможно, он и был потомком помещиков Симферопольского уезда – братьев Усеин-бея и Мехмед-бея Бораганских. Последние еще в 1820 году предоставили в Таврическое дворянское депутатское собрание документы о том, что их предки служили при крымских ханах Джанибеке Гирае, Селиме Гирае и Шагине Гирае. И 17 июля того же года собрание включило Усеина и Мехмеда в сословие дворян, происходивших от древней благородной фамилии Бораганских беев. Известно лишь то, что к 1861 году представители этой ветви проживали в Бахчисарае. Не исключено, что это могли быть родители известного издателя, которые и позаботились о блестящем образовании для своего сына.

В Бахчисарае Ильяс Бораганский занимается гравированием на стекле, металле, выполняет заказы, связанные с переводами восточных текстов. А спустя несколько лет отправляется в путешествие. Он посещает Казань, Башкирию, проезжает Москву и едет в Петербург погостить к своим сокурсникам по стамбульскому университету.

Это путешествие стало решающим в жизни молодого человека. Друзья знакомят его с русскими востоковедами, а те, в свою очередь, обращают на него внимание как на одного из немногих в те времена знатока восточных, а также европейских языков. Ильяс уже собирался покидать Петербург и возвращаться в Бахчисарай, как неожиданно его пригласили читать лекции по курсу турецкого языка и восточной каллиграфии на восточный факультет Петербургского университета. Более того Ильясу мурзе Бораганскому была предложена еще и должность каллиграфа при Министерстве иностранных дел России. Так, путешествие в Петербург растянулось на целых десять лет.

Живя в Петербурге, Ильяс часто задумывался над собственным делом, которое могло бы здесь, в столице, приносить пользу крымскотатарскому народу. Поэтому когда востоковеды из Азиатского музея Академии наук порекомендовали ему открыть типографию с арабским шрифтом и пообещали поддержать его своими рекомендациями, он с большим энтузиазмом принялся собирать необходимые документы. Разрешение было получено и открытие первой частной типографии в столице с использованием арабской графики стало знаменательным событием в его жизни. Типография, или как она называлась, "Литотипография И.Бораганского и К°", пользовалась большой популярностью. Издание книг с применением арабского шрифта, особенно востоковедческих трудов российских ученых, широко отмечалось в столичной печати. Качественная полиграфия и художественное оформление книг были главными приоритетами мурзы Бораганского. Именно за это типография и была награждена медалью "За усердия в искусстве".

Со временем Ильяс расширяет свое дело. Кроме арабского шрифта он стал набирать книги кириллицей и латиницей. Бораганский открыл дорогу многим талантливым поэтам и писателям, порой выпуская книги за собственный счет. В его типографии было выпущено много книг по культуре и истории Крыма, большое количество учебной, религиозной, научной, художественной и популярной литературы. В этот перечень вошли: монография "Мавзолей Ненкеджан ханум", "Опыт краткой крымскотатарской грамматики", "Образцовые произведения османской литературы в извлечениях и отрывках" В.Д.Смирнова, а также "Басни" И.А.Крылова, "Собрания стихотворения императора Бабура" А. Н. Самойловича, "Серая шейка" Д.Н.Мамина-Сибиряка. Тут печаталась и комедия "Женитьба" Н.В.Гоголя в переводе на крымскотатарский язык Османа Асан-оглы Акчокраклы. Кроме этого, в 1899 году здесь печатается юбилейное издание поэмы А.С.Пушкина "Бахчисарайский фонтан". Полное его название звучит так: "Бахчисарайский фонтан и Талисман, сочинение Пушкина с переводами на татарский язык крымского наречия Османа Акчокраклы". Текст идет параллельно на русском и крымскотатарском языках (арабица). И целый ряд мусульманских авторов, которые благодаря "Литотипография И.Бораганского" прочно вошли в мир классической литературы. Одним из таких стал известный просветитель казахского народа, мыслитель, выдающийся поэт Абай Кунанбаев. Бораганский за свой счет издал Абаю его первый сборник стихотворений. Текст этого издания был подготовлен к печати профессором П.М.Мелиоранским.

Бораганский оказывал содействие своим соотечественникам. Молодым людям он помогал поступать в петербургские институты. Устраивал на работу в свою типографию. Так, известно, что примерно в 1909 году у него работал в должности корректора известный крымскотатарский филолог широкого профиля, тюрколог, иранист и арабист Исмаил Номанович Лёманов.

Но с 1911 года царское правительство запрещает ему издавать книги мусульманских авторов. Отныне ему приходится печатать труды лишь русских востоковедов. И, тем не менее, известно, что в 1913 году он выпускал религиозную литературу. В его типографии свет увидел второй выпуск Сборника постановлений шариата по семейному и наследственному праву "Об опеке, дарении и признании" по учению Абу Ханифы.

И только в 1919 году, после революционных событий в стране, Бораганский начинает издавать в своей типографии для башкирской конной дивизии газету "Салават" на татарском языке. Это было связано с тем, что в этом же 1919 году в Петроград вошла башкирская конная дивизия для защиты столицы от Юденича.

Таким же осенним пасмурным вечером, которым Ильяс Бораганский когда-то прибыл в Петербург, он покидал этот город навсегда. Только теперь он покидал его спешно. Бушевали шальные 20-е годы. Как оказалось, вывезти типографию в Крым, да и ему самому выехать запрещалось новым правительством. Он вынужден был переехать в башкирский город Стерлитамак. Свою дальнейшую жизнь Бораганский посвятил книгопечатанию в Башкирии. Но в 1924 году его жизненный путь прервался.

К сожалению, сегодня неизвестными остались многие факты из жизни этого удивительного человека, которые еще ждут своих исследователей. Единственная монография, небольшая по объему, о жизни и деятельности Бораганского была выпущена в 2009 году в Алматы известным казахстанским ученым, писателем Каюмом Мухамедханом на русском и казахском языках всего в 500 экземпляров под названием "Ильяс Бораганский – первый издатель книг Абая". На ее создание Мухамедханову понадобились многие годы. Автор скрупулезно по крупицам собирал всевозможные сведения, восстановил его биографию, раздобыл редкие фотографии. И сегодня она является единственным трудом о мурзе Ильясе Бораганском.

Гульнара АБДУЛАЕВА

 

______________________________________________________________

Читатель "Авдета", заметив неполноту информации и ее частичное несоответствие действительности в статьях об Ильясе Бораганском, предложил дополнить статьи доступной ему информацией об известном крымскотатарском издателе.

Еще раз об Ильясе мырзе Бораганском

На имя и исследование деятельности нашего выдающегося просветителя и издателя Ильяса Бораганского никогда не было наложено табу. В силу известных всем трагических событий депортации только в нашей крымскотатарской печати эта тема не затрагивалась, не развивалась.

Ныне тема жизни и творчества И.Бораганского находит достойное развитие и интерес, однако журналисты газеты "Авдет" уже неоднократно допускают досадное недоразумение.

Биобиблиографический словарь "Деятели крымскотатарской культуры (1921-1944гг.)", содержащий материал об Ильясе Бораганском, заканчивает его тем, что в 1920г. И.Бораганский направился в Стерлитамак для организации книгопечатания. Точная дата, место и обстоятельства смерти не известны, но 1924-й год указывается как год смерти.

Авторы "Авдета" так же заканчивают свои материалы об этой неординарной личности.

Неутомимый исследователь и литературовед Сафтер Нагаев много лет посвятил поиску материалов о Бораганском и напечатал большое исследование в "Этюдах о крымскотатарской литературе" (Ташкент, 1991). Поиски материалов об И.Бораганском привели С.Нагаева в 1986г. в казахстанский Семипалатинск и встрече с известным профессором медицины Хатмушем Галикеевым, который называл И.Бораганского своим дедом. Х.Галикеев поведал и предоставил немало материалов о жизни И.Бораганского в Башкирии.

Действительно, И.Бораганский перевез из Петербурга в Башкирию свою типографию и помог организовать там издательское дело. Здесь он женился на сестре матери Х.Галикеева – Нурджахан. Не имея своих детей, И.Бораганский относился к Хатмушу тепло и нежно, опекал и наставлял его до своей кончины, за что и почитался Хатмушем как дедушка. В конце 1920-х годов, надо полагать, в связи с переводом письменности многих народов СССР с арабской графики на латиницу, И.Бораганский оказался не у дел, вышел на пенсию и до самой кончины в 1942г., не теряя присущего ему оптимизма и интереса к жизни, книгам, поддерживал связи с творческой интеллигенцией народов Поволжья.

Самое удивительное: его миновали сталинские репрессии. Многие его сподвижники, близкие люди попали в жернова "красного колеса". Очернили И.Гаспринского и, снеся надгробие, сравняли с землей его могилу; 17 апреля 1938г. расстреляли плеяду блестящих деятелей крымскотатарской интеллигенции; даже 78-летний возраст не спас известного музыканта, просветителя, получившего звание "народного учителя" Мамута Рефата от репрессий и ссылки в одну из колоний ГУЛАГа. И.Бораганский, к тому же, будучи дворянского происхождения, нередко именовался Ильясом мурзой Бораганским. Счастливая судьба хранила… Похоронен в Уфе.

Еще раз направляю внимание интересующихся жизнью и творчеством многих выдающихся деятелей крымскотатарского и других тюркских народов на бесценные литературоведческие и биографические исследования Сафтера Нагаева, в том числе к вышеуказанной книге " Йылнамедеки излер".

Старшее поколение крымскотатарских литераторов, представителей творческой интеллигенции накопило и опубликовало на крымскотатарском языке богатый материал. Дело только за малым: надо читать и на родном языке. Журналистская, писательская стезя обязывает к этому. Обилие искусственных источников воды не дает права игнорировать или губить свои, природные родники.

Ш. Куртмуллаев, Бахчисарай