Сон в стиле Булгакова

11.05.20160:19

Перечитывая любимую книгу школьных лет и одновременно выбирая в мыслях тему для следующей статьи, мои веки стали тяжелее, мозг медленнее стал воспринимать информацию, моргание стало все реже, и я сдалась.

"О времена, о нравы!" – услышала я сначала только грубоватый, басистый, но уверенный и слегка возмущенный голос. Оглянувшись вокруг, заметил мелькающие рядом знакомые лица молодых людей, впрочем, здесь были и не только молодые, но и умудренные опытом люди. Потом только я узнал помещение, в котором находился. Это был родной и любимый крымскотатарский театр.

А вот и сцена. За небольшой трибуной стоял крепкого телосложения, седоватый человек, с тросточкой в руке, взгляд у него был умный, возникало чувство, что он одновременно смотрит в глаза каждому присутствующему в зале.

Человек обратился к своему помощнику в клетчатых брюках и с треснутым пенсне: "Скажи мне, любезный, изменились ли крымские татары за то время, как мы виделись в последний раз?". "Точно так, эфенди" – был ответ. "И дело не только в том, что они стали одеваться по-другому, ездить на другом транспорте, перестали говорить на том языке, котором говорили и верить в то, во что верили. Они изменились внутренне, изменилась их мораль. Зависть стала неотъемлемой частью менталитета, на месте гостеприимства, взаимоуважения и гордости появилась черная змея жадности, коварства и скупости. Сплетни и обсуждения стали привычными явлениями. Но зато крымские татары стали богаче, у них сейчас больше власти и возможностей, чем было раньше". Человек с тростью в руке задумался, окинул взглядом зал, слегка улыбнувшись, сказал: "Так давайте предоставим себе шанс понаблюдать за новыми крымскими татарами. Начнем-с наше представление!"

Тут на сцену на одноколесном велосипеде выехал, по-видимому, еще один помощник седовласого мужчины. Этот второй помощник был похож на кота, со слегка узковатыми глазами и редкими усиками. Во все горло он поздоровался со зрителями и объявил о начале представления. Вдруг на сцене появились несколько автомобилей, огромные красивые дома и т.д. Затем человек, похожий на кота выкрикнул: "Горячие предложения для тех, у кого дочери на выданье. Внимание, жених!" Тут на сцене появился высокий, симпатичной наружности молодой человек, элегантно одетый. Его отрекомендовали: директор успешной фирмы, занимающейся продажей оконных систем, высшее образование, высокий материальный и социальный статус, перспективы дальнейшего успеха. Представьте, какой замечательный зять и муж! Спешите!" В одно мгновение на сцену ринулись мамы с дочками, которые на высоких каблуках еле поспевали за матерьми, некоторые девушки спешили к сцене одни, кто-то с отцами, а были и такие, которые торопились к перспективному жениху с детьми. Первый помощник, тот, что был в треснутых очках, тем временем вывел на сцену красивую стройную блондинку, которая была на высоких каблуках, с ног до головы сверкающая золотом и стразами, и громко крикнул: "А вот неплохой вариант для холостых парней! Единственная дочь богатого бизнесмена, имеющего несколько магазинов, ресторанов, квартир и частных домов. Всю жизнь он посвятил дочери и все богатство, соответственно, тоже принадлежит ей". Не успел помощник и договорить, как толпа парней, самого разного типа, высокие, низкие, спортивно и классически одетые, с непонятно откуда взявшимися цветами окружили девушку. Так обеспеченные девушка и парень обзавелись вторыми половинками. Перспективный жених не ограничился одной, а выбрал сразу трех, так, "про запас", как он объяснил. Желающие жениться парни устроили драку за руку девушки. Сидящие на первом ряду бабушки и женщины принялись перешептываться, когда новоиспеченные пары проходили мимо них, они останавливали их и начинали рассказывать, возможно, небылицы, а возможно, и быль о выбранных ими девушках и парнях. Те, в свою очередь, начинали оправдываться и возмущаться сплетнями женщин.

 

А на сцене ведущие организовали лотерею. И уже один человек из зала выиграл миллион (не помню, в каком эквиваленте). Его пригласили на сцену и спросили, на что он истратит выигранную сумму. Недолго думая, тот ответил: дострою еще два этажа в доме, куплю последнюю модель BMW, надеюсь, появилась следующая после той, которую недавно купил мой сосед. Человек-кот спросил: "Зачем же тебе четырехэтажный дом и автомобиль, у тебя ведь уже есть один. Дочерей ты замуж выдал довольно успешно, сына обеспечил. Для вас с женой достаточно было бы и того, что вы нажили". "Странно вы мыслите, – был ответ. – А чем же я хуже своего соседа?!"

Наблюдая за всем этим действом, я то краснея, то бледнея, чувствовал стыд за народ, но утешал себя тем, что, наверняка ведь, в зале не все крымские татары. Лучшая их часть осталась дома и не вела бы себя таким образом. Но в зал не переставали входить новые люди. А за пределами театра толпились люди, боровшиеся за право попасть в помещение.

Что было дальше, не помню. Лишь отрывок из следующего дня: человек, выигравший миллион, разобрал свой дом, чтобы построить четырехэтажный, разорвал отношения с родственниками и соседями, продал автомобиль, но и выигрыш и вырученные деньги превратились в бумажки, на которых были написаны разные афоризмы: "Губительным ядом, отравляющим наши души, является зависть. Если кому-нибудь везет, не завидуй ему, а порадуйся с ним вместе, и его удача будет твоей; а кто завидует, то себе же делает хуже. Если не хочешь страдать, не будь завистливым. Завистливый человек причиняет огорчение самому себе, словно своему врагу. Завистник не один раз умирает, а столько, сколько похвал слышит сопернику. О, на что только ты не толкаешь алчные души людей, проклятая золотая жажда! Высшее богатство – отсутствие жадности. Жадность привлекает и блеском монет, и запахом денег, но и беду привлекает жадность".

Перспективный жених оказался обычным аферистом, который нажился за счет родственником невесты, это всего лишь человек с незаконченным высшим образованием, ищущим быстрой наживы. Невеста – девушка с темным прошлым, отец ее, действительно, когда-то был богатым человеком, но проиграл все состояние в казино. А недалекая дочь его, привыкшая к роскоши и в жизни своей не знавшая ни работы, ни учебы, просто хотела выйти замуж. Все это стало известно, когда уже было поздно. Но это была лишь плата за жадность и жажду быстрой наживы. Лишь те женщины и бабушки, которые сплетничали на первом ряду, все так же обсуждают успехи и неудачи тех, которые попадают им на язык.

Да, хорошо, что мне не приснился бал сатаны.

Алмалы Джан