Эмине ЭМИРАЛИ

11.05.20160:19

певица

В детстве отец часто сажал меня на колени и говорил: «Йырла, къызым», и я пела. Мне было три-четыре года, я еще даже говорила плохо, но зато у меня была своя авторская песенка. После исполнения я непременно должна была поклониться и услышать восторженные аплодисменты.

В музыкальной школе я училась игре на скрипке. А в душе мечтала стать оперной певицей. И, естественно, в музыкальное училище я уже поступала на вокал. Уже на первом курсе мне единственной в моем выпуске дали направление на подкурсы в тогда еще Ленинградскую консерваторию. А потом умерла мама…. Папа остался один, я не могла его бросить, и про консерваторию ничего никому не сказала.

Я все же поступала в консерваторию, даже два года подряд, но, увы, не прошла. Тогда я подала документы в институт культуры на дирижерское отделение. Наряду со мной поступали очень сильные дирижеры, но я прошла, а они нет. Члены приемной комиссии после вступительного экзамена сказали мне: «Мы не смотрели на ваши руки, мы вас слушали». На втором курсе института культуры меня заметил главный хормейстер Ташкентского театра оперы и балета им. Алишера Навои. Он подошел ко мне, сказал, что у меня редкий голос – меццо-сопрано, и предложил работать в театре.

Никогда не забуду своего педагога
Кадыра Мирзаева. Как-то он поймал меня в коридоре и начал отчитывать за
пропуски. В то время, я параллельно учебе работала в театре, поэтому
приходилось пропускать занятия. Я лишь ответила: «У нас психологическая
несовместимость, Кадыр Таирович». Такого услышать от меня он никак не ожидал. С
тех пор педагог называл меня не иначе
как философ.

На четвертом курсе я участвовала
в конкурсе польской песни. Стала лауреатом Казахстана и вышла на всесоюзный
уровень. Финальный конкурс проходил в белорусском Витебске. Именно там я
впервые увидела настоящий проливной дождь. Точнее, на меня обрушилась стена
воды. Я заболела, и за конкурсом наблюдала уже по телевизору, охваченная жаром
в гостиничном номере.

В мае 1991 года меня пригласили в ансамбль «Хайтарма». На следующий
год ансамбль переехал в Крым, в Евпаторию. Трудно поверить, что прошло уже
двадцать лет с тех пор…

Когда я услышала запись после моего первого концерта в «Хайтарме», то была
в ужасе. Я поняла, что исполняю народные песни в оперной манере, так как
воспитывалась я на оперной музыке. Было очень сложно переломать в себе такую
манеру исполнения, на это ушли не месяцы, а годы…

Некоторые исполнители не любят
свет рамп в зале, им удобнее петь в темноту. Для меня все наоборот, я должна видеть глаза своих слушателей.
Иногда, еще в начале концерта, заглянешь в зал и уже знаешь – концерт будет
хорошим. Это сложно объяснить, но энергетика зала настолько сильна, что ты
чувствуешь общее настроение зрителя. Если ты смог попасть в это настроение,
зритель бывает очень благодарным. И когда чувствуешь это, счастливее тебя нет
на всем свете.

Любая песня – это мини-спектакль. В выборе песни я отдаю большое
значение словам, смыслу. Очень трудно найти СВОЮ песню. Ведь далеко не каждая композиция
подходит исполнителю душевно и по темпераменту.

В зале всегда сидит три аудитории. Первая воспринимает только вокальные
данные, вторая оценивает чисто внешне, а третьей важно как первое, так и
второе. Задача любого артиста — угодить всем трем аудиториям. Хотя в силу того,
что мы все слишком разные, это невозможно.

Мне нравится, что у нас
появляются новые исполнители, молодые и энергичные. Они привносят в нашу
культуру новое. О минусах говорить не буду. Я не люблю говорить о чужих
минусах. Конечно, они есть, но ведь тот, кто не ошибается, он и не растет. Если мы будем топтаться на месте, мы не
будем развиваться.

 

Моя мама очень красиво пела, ее
звали Анифе, она родилась в деревне Дерменкой. От папы я переняла интуицию, он всегда хорошо
разбирался в людях, его звали Эмирали, он родился в деревне Куркулет.

Я бы хотела вернуться на день-два в Узбекистан. Там осталась мамина
могила…

На свете нет чужой беды. Хотелось бы, чтобы мы были терпимей друг к
другу. Чтобы мы могли не только слушать, но и услышать друг друга.

Я – жаворонок. Люблю встать рано утром, чтобы мне никто не мешал,
выпить чашечку кофе и послушать новости. С этого начинается мой день.

Самое страшное в жизни – это
разочарование. Не люблю фальши ни в
музыке, ни в отношениях.

Первое, на что я обращаю внимание
при виде человека – это обувь и прическа.
Но лучше всего расскажут о человеке его
глаза. Несложно понять, что собой представляет человек, посмотрев в его
глаза.

Счастье – это когда близкие рядом, когда у них все хорошо.

Как бы жизнь ни била, опускать
руки нельзя. Бывает очень тяжело, бывает, падаешь, но находишь силы встать и
идти дальше. Когда на моем пути встречаются трудности, я говорю себе, что я
должна через это пройти. Потому что впереди
всегда ждет что-то хорошее!

ДОСЬЕ:

Эмине ЭМИРАЛИ

Родилась 25 декабря 1963 года в
Бекабаде, Узбекистан. Окончила Ташкентский институт культуры, специальность —
хоровое дирижирование. Работала в
Ташкентском оперном театре. С 1991 года солистка ансамбля «Хайтарма». Заслуженная
артистка Крыма. Председатель Евпаторийской женской лиги.

Подготовила АЙ-мелевШЕ