Могучие духом

11.05.20160:19

 

Почему я поддерживаю кандидатуру Нобелевского номинанта Мустафы Джемилева.

В истории человечества много ярких страниц. Величав созидательный подвиг сотен миллионов китайцев, воздвигших Великую стену – шедевр человеческой цивилизации. Классическим образцом национальной борьбы за освобождение родины является трудная победа французского народа в Столетней войне. Однако наивысшей оценки в истории и современности, на наш взгляд, заслуживают подвиги народов, которые не были и не есть многочисленными, но смогли противостоять стихиям природы и защитить свою цивилизацию от агрессивных и могущественных соседей. Таков нидерландский народ, освободивший в 16-17 веках свою маленькую страну в 80-летней войне против Испанской империи и отвоевавший 1/3 своей территории у моря.

 

 

Можно вспомнить и пример мирной народной победы на
основе национального единства: в 1905 году норвежцы добились восстановления
своей государственной независимости, потерянной в 14 веке. Примечательно, что
на судьбоносном референдуме из трех миллионов граждан страны только 183
голосовали против выхода Норвегии из государственной унии со Швецией, все
остальные были за.

 

Белорусский и крымскотатарский народы    из
этого ряда национальных общностей. Примечательно также, что невозможно вести
повествование об истории наших народов в строгом смысле в форме параллельных
жизнеописаний по Плутарху. Уже более чем шесть столетий крымские татары живут
на земле Беларуси, их культура есть органичной частью белорусской культуры.
Первые встречи между нашими предками, как это часто бывало в средневековье,
произошли на дороге войны. Были славные белорусские победы: на Синих Водах
(1362), под Клецком (1506). Но было и катастрофическое поражение огромной
белорусской армии на реке Ворскле (1399). Попытка экспансии и подчинения
Крымского ханства потерпела тогда неудачу. Князя Витовта Великого спас быстрый
конь, погибла большая часть аристократической элиты старобелорусского
государства – Великого Княжества Литовского (Великой Литвы).

 

Мирные инициативы Витовта Великого были более успешными.
Именно он принял крымских татар, ушедших из Золотой Орды в результате
междоусобиц, и расселил их в своих владениях. Уже в 1410 годе в знаменитой
Грюнвальдской битве крымскотатарские хоругви во главе с Джелал эд-Дином
сражались за свою новую родину против немецких крестоносцев и
западноевропейского рыцарства. Неоценим вклад белорусских татар – бесстрашных
воинов – в дело обороны Великой Литвы от экспансии с Востока, из деспотической
Московии, которая на протяжении пяти столетий безуспешно пыталась взломать
белорусские ворота для захвата всей Европы. Этот разрушительный план был
реализован только в 1795 году, с Третьим Разделом Речи Посполитой – Унии
(федеративного государства) Польской Короны и Великой Литвы – между Россией,
Пруссией и Австрией. На почти 200 лет Беларусь попала под российскую оккупацию.
В 1840 году царским указом было запрещено не только книгопечатание на
белорусском языке и его употребление в государственной и публичной сфере. Было
запрещено само имя нашей земли – "Беларусь" и слова
"белорусский" и "литовский". Русификаторская антикультурная
политика проводилась в Северо-Западном крае (так звучало официальное название
Беларуси) с дикой последовательностью. И вот в 1891 году над нашей Родиной прозвучал
одинокий, но могучий голос. Классик-основатель современной белорусской
литературы Францишак Багушэвич (потомок крымскотатарского рода) воззвал в своей
книге "Дудка беларуская": "Не пакідайце мовы нашай беларускай,
каб ня ўмерлі" (*). Его призыв был услышан: уже через несколько лет
началось национальное Возрождение Беларуси, которое завершилось провозглашением
в Минске независимой Белорусской Народной Республики (БНР) 25 марта 1918 года.

Необходимо подчеркнуть особую заслугу белорусских татар в
белорусской письменной культуре. Уже через одно поколение после поселения в
Великой Литве, с середины 15 века, они перешли на белорусский язык и даже
писали свои Аль-Китабы арабскими буквами, но по-белорусски. Так вот, именно в
Аль-Китабах сохранились самые старые аутентичные формы нашего языка. Например,
такие его характерные фонетические признаки, как "дзэкание" и
"цэкание" (повсеместное присутствие созвучий "дзэ" и
"цэ"), которые не отражались в традиционном правописании кирилличным
и латинским алфавитами. Мы – вечные должники авторов и переписчиков
Аль-Китабов.

Новый виток развития империи ознаменовался национальной
трагедией наших народов. Большевистские орды разгромили Белорусскую Народную
Республику и Крымскую демократическую республику. Начался период советского
имперского угнетения, русификации и геноцида. В годы Второй Мировой войны наши
народы оказались между Сциллой и Харибдой гитлеризма-сталинизма – вчерашних
союзников, планы которых по захвату наших земель и уничтожению наших народов
совпадали. Урочище Курапаты под Минском (место расстрелов российским НКВД
десятков тысяч белорусов) является трагическим символом преступлений московской
империи. Для крымскотатарского народа общей трагедией была депортация 1944
года.

Моя семья (как и десятки тысяч других белорусских семей)
хорошо знает, что такое изгнание и жизнь на чужбине. После разгрома московскими
карателями национально-освободительного восстания 1863-64 гг. в Беларуси моя
семья вынуждена была бежать от репрессий из родных мест (город Любча
Новогрудского повета, где издавна и до сих пор живут также многие татарские
роды) в Украину. Но в 1932-33 гг. оккупанты обрушили на народ раскулачивание и
голодомор. Буйвалы вынуждены были бежать из разоренного гнезда назад в
Беларусь, теперь на Гомельщину. Здесь их нагнала война. Моего отца,
"освобожденного освободителями" из фашистского концлагеря Штутгоф
(северная Польша) погнали этапами в ГУЛАГ (Горьковские лагеря). Я родился в
изгнании, в Тверской области. Семья смогла вернуться в Беларусь только в 1956
году после известного съезда. С годами у меня сложилось убеждение, что уже
хватит перемещаться с места на место в чужих краях, а нужно раз и навсегда
освободить и защитить родную Беларусь.

Насильно оторванные от традиции, многие белорусы (среди
них и я) жили без знания родной истории, в том числе и ее татарской страницы.
Помню такой эпизод из своей профессиональной жизни. Работая в Национальном
художественном музее Беларуси в Минске, я как-то перебирал папки с
произведениями в хранилище графики. Открыл папку, на которой было написано "И.
Гембицкий". Несколько работ этого белорусского графика я видел ранее в
репродукциях (они практически не выставлялись в БССР). Впечатление от
подлинников было равно открытию. Цветные литографии, в основном пейзажи,
демонстрировали яркие гармонии свежих и радостных красок. Казалось, что в руках
у меня переливаются огнями драгоценные камни. А выполнены эти листы были в
1950-60-е годы, когда на всесоюзных выставках в Москве звучало
пренебрежительное "белорусы пишут серенько" (результат разгрома всего
живого в нашем искусстве и утверждения официозного соцреализма). Позднее я
узнал больше о жизни и творчестве Ибрагима Гембицкого, лучшего колориста в
белорусской графике. Как и многие наши таланты, он прошел через унизительные
допросы и издевательства в застенках НКВД и чудом уцелел. В недалеком будущем,
в вольной Беларуси творчество Гембицкого получит высокую, адекватную оценку.
Было бы прекрасно организовать выставку его произведений в Крыму.

Крым и белорусская культура… Эта тема имеет свою давнюю
традицию. "Крымские сонеты" Адама Мицкевича – классический ее
образец. Уместно напомнить, что Мицкевич происходил из старинного белорусского
рода и до конца жизни так ни разу не побывал в Польше. Величайшие белорусские
поэты 20 века Максим Багданович (1890-1917) и Янка Купала (1882-1942)
запечатлели образы Крыма в своих творениях. Могила Багдановича находится в
Ялте, где он лечился от туберкулеза. Вот строки из его последнего стиха:

 

 

У краіне сьветлай, дзе я
ўміраю,

У белым доме ля сіняй
бухты…
(**)

 

Янка Купала, прощаясь с Крымом, написал в 1923 году:

 

Гаспра, мілы мой
прыпынак!

Я ўжо скончыў свой
спачынак

І цябе я пакідаю,

Да свайго імкнуся краю.

 

Будзь прыветна, будзь
здарова,

Як татарка чарнаброва!

Жыві доўга, як Ай-Петры,

 

Хоць і веюць буйны ветры!
(***)

 

Выдающийся белорус современности Зянон Пазьняк (род. в
1944г.), поэт, историк, политический деятель, посвятил Крыму несколько
стихотворений в жанре японского трехстишия – хокку. В стихе "Крым"
несколькими штрихами создан образ вечности:

 

З высокай гары –

мора за небакрай.

Тыя, што застануцца жыць,

Убачаць тое самае.
(****)

 

Стихотворение "Гурзуф"    это
миниатюра о драме крымскотатарского народа:

 

У татарскай саклі

П’яны Іван.

Ніводнага татарына.
(*****)

 

В те годы мы все были гостями крымского солнца и моря.
Хотя я помню встречу с одним крымским татарином в Алупке – изваянным в бронзе
героем Амет-ханом Султаном… Имперские хозяева спешили завершить
"зачистку" наших оккупированных стран от коренных народов. Крымским
татарам не давали вернуться на родину, белорусам уничтожали родной язык и
культуру. Молодым человеком я впервые услышал на волнах радио "Свобода"
имена людей, которые посвятили свои жизни делу освобождения народов: Мустафы
Джемилева, Петра Григоренко, Михаила Кукабаки (белорусский
рабочий-правозащитник, 17 лет лагерей и психушек). Не мог я тогда представить
себе, что настанет день, когда наши народы вырвутся из смертельных объятий
империи, что я встану рядом с легендарными лидерами национального
сопротивления, чтобы сделать свой маленький вклад в святое дело освобождения.
Пути Господние неисповедимы.

В 1988-89 гг. наши народы начали революционный этап
национального Возрождения. У нас был образован Белорусский Народный Фронт
"Адраджэньне" ("Возрождение") во главе с Зяноном Пазьняком.
Организация крымскотатарского национального движения во главе с Мустафой
Джемилевым начала процесс возвращения родины своему народу. Многие не верили в
близкую победу над империей, но наши лидеры верили и были правы. 1991 год был
знаменательным для наших народов – рухнула империя.

В Беларуси в то же время активизировались процессы
национально-культурного Возрождения белорусских татар, которые создали свое
Общество "Аль-Китаб". Его возглавили Ибрагим Конопацкий и Якуб
Якубовский, авторитетные деятели белорусской культуры. Всегда буду помнить с
благодарностью этих людей, с которыми мы вместе проводили культурные мероприятия
и реализовывали гуманитарные программы. Именно они рассказали мне об основах
Ислама, о крымскотатарской истории и культуре.

Первая моя встреча с крымскотатарскими революционерами
(именно так я воспринимаю деятельность по возвращению народу родины) произошла
на международной конференции порабощенных народов в январе 1991 года в
эстонском городе Маарду. Я отметил какую-то особую сосредоточенность и
серьезность этих молодых мужчин, соратников Мустафы Джемилева. В те дни в
столицах балтийских республик стояли баррикады, сотни тысяч людей защищали
национальные парламенты от московской агрессии. Реакция поднимала голову в
Беларуси, Украине, на Кавказе. Но мне подумалось тогда, что самая трудная
задача стоит все-таки перед крымскотатарским народом. Мы все защищаем свое,
крепко стоя на своей земле. А им еще нужно вернуть себе свой Крым…

Борьба продолжается. В Беларуси – за освобождение страны
от промосковского диктаторского режима. В Крыму – за создание национальной
автономии в составе Украины и за полное восстановление попраных прав
крымскотатарского народа. Номинация Мустафы Джемилева на присуждение
Нобелевской премии мира – важное событие на пути к справедливости. Всей своей
жизнью Мустафа Джемилев доказал преданность идеалам гуманизма и всегда
сопротивлялся злу и неправде. Могущественная империя (она многим казалась
такой) оказалась бессильной в противостоянии с этим человеком. Насилие,
бездуховность и демагогия терпели поражение. Глубокая вера в Бога и
человечность, в свой народ и его счастливое будущее вели народного героя через
испытания. Империя пала, и это был триумф именно таких людей, как Мустафа
Джемилев. Двадцать лет назад начался новый акт драмы крымскотатарского народа,
который по-прежнему вынужден доказывать свое очевидное и натуральное право жить
на родине. И снова во главе народа встал избранный волею соотечественников
Мустафа Джемилев, моральный авторитет и выразитель национальных чаяний периода
советского изгнания. В политической практике он проявляет те же человеческие и
моральные качества, что и в период правозащитной деятельности. В наше время,
когда в либеральной Европе господствует тип политика-бюрократа, озабоченного
только сохранением своей синекуры, крымскотатарский народ имеет в лице Мустафы
Джемилева подлинного старейшину, человека совести и правды. А такие люди
принадлежат всему человечеству.

Понятно, что присуждение авторитетной премии выдающемуся
народному лидеру было бы не только оценкой его личных качеств и его
общественной роли, но прежде всего наградой всему крымскотатарскому народу. Народ
и его лидер, на мой взгляд, заслужили этой награды и международного признания.
И вот почему. Во всем мире сегодня звучат голоса о "противостоянии
цивилизаций", "новых крестоносцах", "фундаментализмах"
и "фанатизмах". Мусульманский крымскотатарский народ (народ великой
военной традиции) демонстрирует всему человечеству, что его оружие в борьбе –
это культура и традиция, диалог и толерантность, человечность, стремление к
миру и согласию. Народ и его лидер дают всем нам очень важную лекцию. Важно,
чтобы люди во всем мире услышали и восприняли это народное послание.

Валеры Буйвал

 

* "Не покидайте языка нашего белорусского, дабы не
умерли".

** "В стране светлой, где я умираю,/В белом доме у
синей бухты…"

*** "Гаспра, милое прибежище!/Окончено отдохновенье/И
тебя я покидаю,/В свою страну я уезжаю./Будь приветлива, здорова,/Как татарка
черноброва!/ Живи долго, как Ай-Петри,/Хотя веют буйные ветры!"

**** "С высокой горы – море за горизонт./Те, кто
останется жить,/Увидят тоже самое."

***** "В татарской сакле/Пьяный Иван./Ни одного
татарина."

Валеры Буйвал (род. 1955 г.), белорусский искусствовед,
переводчик. Секретарь Белорусского Народного Фронта "Адраджэньне".