Называть их оппозицией неправильно

11.05.20160:19

Поводом для написания данной заметки стала программа «Перекресток» от 22 марта, посвященная теме национального единства. На мой взгляд, она получилась короткой и, как следствие, невразумительной, а тема единства нации настолько велика и многогранна, что даже в публикации я берусь осветить лишь один из ее аспектов.

Не могу согласиться с часто употребляемым в последнее время определением «раскол народа» – ведь раскол это когда народ разделяется на антагонистичные в своих стремлениях массы, а этого не наблюдается.
На мой взгляд, действия недоброжелателей Миллий Меджлиса дают их стремлениям противоположный эффект и ведут к консолидации народа. Это протестная реакция против нечистоплотных методов, каковыми «оппозиционеры» стремятся опорочить Курултай, Меджлис и, в первую очередь, Мустафу Джемилева, который в сознании большинства крымцев и международных правозащитников является национальным героем, символом мужества и самоотверженности, а главное лидером, ведущим наш народ к заветной цели. Известно, что институты демократии во всем мире изучают историю нашего национального движения, опираясь, в том числе, на опыт правозащитной деятельности Мустафы Джемилева. Это уже, нравится или нет, исторический факт. Вместе с тем, есть отдельные люди, позиционирующие себя его оппонентами, но принадлежат они к той части социума, которая, как метко выразился Роберт Кеннеди, «…против чего бы то ни было, когда бы то ни было…». Жаль, конечно, что в их ряды зачастую попадают и те заслуженные ветераны национального движения, которые не могут смириться с тем, что слава не пенсионный фонд, и, заслужив однажды, ею нельзя пользоваться вечно. Увы, но некоторые из них в силу личных амбиций или искренних обид действуют против единения народа и приносят вред борьбе за его возрождение. Но называть все эти силы оппозицией неправильно. Потому что оппозиция – это политическая сила, которая делает то же дело, имеет те же цели, но предлагает другие пути. В норме, оппозиция чрезвычайно важный институт, потому что она объективно контролирует правящую власть и одновременно ее стимулирует, дабы сделать конкурентоспособной. А те, кого называют таковой у нас, даже не приняли участие в выборах в местные меджлисы, хотя не секрет, что большая часть состава нового Курултая будет избрана из активных кандидатов, подтвердивших свой политический потенциал, в том числе из ныне избранных членов местных меджлисов. Они понимали и понимают, что именно своими действиями, направленными на дискредитацию системы национального самоуправления, вызвали к себе негативное отношение.

Прошедшие выборы в местные советы показали, что большинство людей, даже имеющих обоснованные претензии к работе местных меджлисов и Миллий Меджлиса, несмотря на скандальную антирекламу Меджлиса, все-таки поддержали его выдвиженцев. Свой выбор они объяснили, как ответную реакцию на стремление подорвать авторитет лидеров народа и желание его расколоть. К тому же возмущает утверждение таких деятелей о том, что их организации, насчитывающие по нескольку десятков членов, якобы конкурируют с Курултаем и являются политическими партиями

.

Для справки: Статья 2 Закона Украины «О политических партиях в Украине» устанавливает, что политическая партия – это зарегистрированное в соответствии с законом добровольное объединение граждан – приверженцев определенной общенациональной программы общественного развития, имеющей своей главной целью участие в государственной политике, формировании органов власти, местного самоуправления и представительство в их составе. Главной особенностью этой формы объединения является условие, выдвинутое частью второй статьи 3 этого Закона о том, что политические партии в Украине создаются и действуют только с всеукраинским статусом.

Статья 3 Закона Украины «Об объединениях граждан», определяет, что общественной организацией является объединение граждан для удовлетворения и защиты своих законных социальных, экономических, творческих, возрастных, национально-культурных, спортивных и иных общих интересов.

Если учесть, что наш народ в Украине проживает преимущественно в Крыму, составляя почти 13% населения полуострова, а также в Херсонской и Запорожской (г.Мелитополь) областях, можно с уверенностью сделать вывод о том, что регистрация крымскотатарской национальной партии, целиком и полностью соответствующей требованиям Закона, невозможна, а если она все же была бы зарегистрирована, то представляла бы собою что угодно, но не крымскотатарскую национальную партию. Возникает вопрос: для чего нужна эта профанация? Ответ, полагаю, лежит на поверхности: это необходимо для того, чтобы внести рознь в ряды соотечественников, стремящихся объединиться вокруг своего Национального собрания — Курултай-Меджлис. Замечу, что даже если бы созданию национальных крымскотатарских партий не препятствовало сосредоточение большинства нашего народа в Крыму, такие партии равно не могли бы конкурировать с национальным собранием, каковым является Курултай.

Национальное собрание изначально предполагает постоянную ротацию своих делегатов и членов Меджлиса. Этот орган в принципе не может регистрироваться в установленном законом порядке, потому что такого закона нет, как нет и закона о возвращении крымцев на свою историческую Родину, тем не менее, мы вернулись и живем здесь. Демократичность и эффективность Курултая прямо пропорциональна политической активности народа, в смысле участия их в выборах. Кстати, именно в процессе выборов в делегаты Курултая и в члены местных меджлисов проявляется негативная роль его врагов, которые недостаток своих приверженцев пытаются компенсировать акциями по дискредитации как самого национального собрания – Курултая и Миллий Меджлиса, так и его руководителей, попутно мешая выборному процессу.

Предположение о сотрудничестве этих сил с враждебными нашему народу политическими силами подтверждаются гиперактивностью такого типа деятелей, которые, не предлагая никаких новых и принципиально свежих идей, все свои силы отдают на то, чтобы «разоблачить» Курултай, Миллий Меджлис и его руководство, озвучивая все свои действия на доступном всем, но чужом для нас языке. Замечу, не потому, что не знают родного, а потому, скорее всего, задача так поставлена.

 

Идея и главная задача национального собрания, каковым является Курултай, — сохранение индивидуальности нашей нации. В результате длительной изощренной политики СССР, являвшейся откровенным геноцидом, ей причинен смертельный урон. И, если мы не справимся с этой тяжелейшей задачей, ко времени, когда украинское общество созреет для возврата нашей Крымской национальной государственности, татары останутся в Поволжье, а вот крымцев, как коренного народа этой земли уже не будет. Именно поэтому правильным является требование о том, чтобы членами местных меджлисов и делегатами Курултая могли быть исключительно те, кто владеет крымским языком. А в механизм выполнения этой задачи входят и переговоры с властью, и сотрудничество с ней, включающее в себя лоббирование законов, необходимых для устранения последствий депортации 1944 года.

Задача же любой партии – борьба за власть, в нашем случае, за право представления интересов нашего народа перед властью со всеми, вытекающими из этого права, результатами. Ведь не является секретом то, что некоторые общественные организации, созданные именно на волне борьбы за выделение земельных участков, обвиняют Меджлис во всех возможных и невозможных грехах, чтобы отвлечь внимание от собственного неблаговидного поведения.

Эти горе-политики настолько ленивы и беспомощны, что даже не в состоянии поработать с народом в целях вхождения в Курултай и местные меджлисы, предпочитая имитировать популярность с помощью скандальной известности, для чего и организовывают всевозможные «фронты», просят о помощи соседнюю авторитарно-имперскую Россию, публично, с матерщиной в устах сжигая беспомощные куклы. То есть право на представительство от имени народа в переговорном процессе с властью они хотят, но получить это право у самого народа не желают.

Потому-то они и не востребованы и деятельность вынуждены подменять ее видимостью. Непрофессионализм их также подтверждается единственным требованием к правительству, которое озвучил Васви Абдураимов. Думаю, рассказывать о том, что государству поставлено некое требование в течение двух месяцев принять сложный закон (а оно об этом «ни сном, ни духом»), который уже более 10-ти лет пробивается не ими — бахвальство сродни Мюнхаузенскому, когда он объявлял войну соседней стране.

Если эти группы и есть оппозиция, то можно смело утверждать, что единству нашего народа ничто не угрожает, а отдельные фигуры, пытающиеся извлечь на волне народного движения личную выгоду – будь-то карьера, гонорары за спецслужбу или просто тщеславие, будут всегда.

Али Озенбаш