Ялтинская конференция 1945 года

11.05.20160:19

Ровно 65 лет назад, с 4 по 11 февраля 1945 года, Крым оказался в эпицентре события международного значения – в эти дни здесь проходила конференция глав держав — союзников антигитлеровской коалиции во Второй мировой войне  — председателя правительства СССР И.В.Сталина, президента США Ф.Д.Рузвельта и премьер-министра Великобритании У.Черчилля.

К моменту проведения Ялтинской конференции война вступила уже в завершающую стадию  — в результате наступления Красной Армии и высадки союзных войск в Нормандии военные действия были перенесены на германскую территорию. И именно этим обстоятельством – совершенно уже очевидным поражением нацизма – были продиктованы вопросы, обсуждавшиеся на встрече лидеров государств.

За внешней респектабельностью лидеров стран «большой тройки», провозглашающих своей непреклонной целью уничтожение германского милитаризма и нацизма, практически не скрывались жесткие и прагматичные подходы сторон при решении ими двух основных проблем.

Во-первых, требовалось провести новые государственные границы между странами, еще недавно оккупированными Третьим рейхом. При этом нужно было установить неофициальные, но общепризнанные всеми сторонами демаркационные линии между сферами влияния союзников — дело, которое было начато еще в Тегеране.

Во-вторых, союзники прекрасно понимали, что после исчезновения общего врага вынужденное объединение Запада и СССР потеряет всяческий смысл, а поэтому следовало создать процедуры, гарантирующие неизменность проведенных на карте мира новых разграничительных линий.

Было принято принципиальное решение об оккупации и разделе Германии на оккупационные зоны (одна из зон выделялась Франции). Собственно,  урегулирование вопроса относительно зон оккупации Германии,  было достигнуто еще до Ялтинской конференции, в сентябре 1944 года в «Протоколе Соглашения между правительствами СССР, США и Соединенного Королевства о зонах оккупации Германии и об управлении „Большим Берлином“. Это решение предопределило раскол страны на десятилетия: на территории советской зоны 7 октября 1949 была образована Германская Демократическая Республика, после того как остальные немецкие земли были объединены в Федеративную Республику Германию. Получила развитие и тема об отделении Восточной Пруссии, начатая в Тегеране  (позже, уже после Потсдамской конференции 1945 года, на большей части этой территории была создана нынешняя Калининградская область).

Весьма сложной была ситуация с Польшей. Хотя Польша к тому времени уже шестой год находилась под властью Германии, в Лондоне существовало правительство этой страны в изгнании, которое было признано и СССР и потому вполне могло претендовать на власть в своей стране после завершения войны. Сталин в Крыму сумел добиться от союзников согласия на создание нового правительства в самой Польше. Это решение позволило СССР в дальнейшем без особого труда сформировать в Варшаве устраивающий его политический режим.

В то же время Сталин не оспаривал британо-американского контроля над Италией. Греция, где шла гражданская война, также рассматривалась как сфера влияния Великобритании — британские войска выступили на стороне, противостоящей коммунистам. Одновременно фактически признавалось, что власть в Югославии получат отряды Иосипа Броз Тито, симпатии которого, пусть и с определенной долей настороженности, тогда были на стороне Москвы.

В Ялте была подписана «Декларация об освобожденной Европе», определившая принципы политики победителей на отвоеванных у противника территориях. Она предполагала, в частности, восстановление суверенных прав народов этих территорий, а также право союзников совместно «помогать» этим народам «улучшать условия» для осуществления этих самых прав. На деле эта идея — о совместной помощи – так и не стала реальностью: каждая держава-победительница имела власть лишь на тех территориях, где были размещены её войска. В результате каждый из бывших союзников в войне начал по её окончании поддерживать своих идеологических союзников. Восточная Европа за несколько лет превратилась в подконтрольный и послушный Москве социалистический лагерь, в странах же Западной Европы Вашингтон, Лондон и Париж пытались противостоять коммунистическим настроениям.

В Ялте было решено провести учредительную конференцию ООН в США в апреле 1945. Советское предложение о членстве советских республик в будущей ООН было принято, однако их число было ограничено двумя – Украиной и Белоруссией. На Ялтинской конференции было заключено соглашение по вступлению СССР в войну против Японии через два-три месяца после окончания войны в Европе. В ходе раздельных переговоров Сталина с Рузвельтом и Черчиллем были достигнуты договоренности об усилении позиций СССР на Дальнем Востоке. Основная тяжесть военных усилий против Японии приходилась на США, они были заинтересованы в скорейшем вступлении СССР в войну на Дальнем Востоке.

 

Итоги Крымской конференции 1945 года, в принципе, достаточно хорошо освещены в историографии. Но затрагивался на ней вопрос, который долгое время фактически не был известен широкой общественности.

10 февраля 1945 года в Кореизе, в Юсуповском дворце, где находилась резиденция Сталина, состоялась его встреча с премьером-министром Великобритании Черчиллем и сопровождавшим его министром иностранных дел Иденом. Речь на встрече шла о репатриации советских граждан, оказавшихся в результате войны за пределами СССР (военнопленные, остарбайтеры, солдаты добровольческих формирований вермахта). Согласно Ялтинским соглашениям, все они, независимо от их желания, подлежали выдаче СССР, значительная часть их оказалась впоследствии в лагерях и была расстреляна. Не случайно этих людей с легкой руки историка-эмигранта Николая Толстого стали называть «жертвами Ялты».

Вот что написал об этом очевидец тех событий – бывший советский врач Георгий Александров в цикле статей, опубликованных в эмигрантском журнале «Социалистический вестник» в 1949-1952 гг. После того, как его армия попала в окружение, он сам оказался в немецком плену. В статье «Путь на Запад» Г.Александров с горечью писал о незавидной участи советских граждан, фактически «сданных» фашистам собственной властью: «Мы знали с первых же дней плена, что наша родина и сталинская власть поставила нас вне закона. На этапах и привалах советские самолеты забрасывали колонны пленных бомбами и поливали нас пулеметным огнем. За годы плена и фашистской неволи до нас не дошла ни одна весточка с родины, — советская родина не прислала нам ни одного куска черствого сухаря… И все-таки большинство чудом выживших советских пленных потянулось на родину… СМЕРШИ, особые отделы, МГБ и прочие карательные органы встретили их фильтровочными комиссиями, издевательствами, избиениями, пытками, тюрьмами, ссылками и расстрелами… Те из нас, кто имел достаточный опыт и силу сопротивления, знал, что обратного возвращения на родину нам не дано… путь на восток закрыт».

Так, например, 12 июля 1945 года американцы столкнулись с первым случаем массового сопротивления русских принудительному возвращению на родину в СССР: в Кемптене несколько подлежащих репатриации человек покончили жизнь самоубийством; аналогичный случай произошел 29 июня 1946 года в американском Форте Дике (США).

Никоим образом не пытаясь оправдывать Сталина – у которого был к тому времени накоплен уже довольно большой опыт борьбы с собственным народом, — не стоит сбрасывать со счетов позицию западных союзников Сталина, которые в общем-то без особых терзаний согласились с СССР по этому вопросу и порой с особой жестокостью выдавали советскому диктатору его граждан – для фактически неминуемой расправы.

В свете изучения истории крымских татар небезынтересным представляется отрывок из работы «Жертвы Ялты» Николая Толстого: «Всего за восемь месяцев до Ялтинской конференции НКВД, после серии массовых убийств, депортировал из Крыма всех крымских татар. Транспортные средства для операции были выделены английскими и американскими войсками в Иране, и, по мнению советских официальных лиц, союзникам было известно назначение грузовиков. Впрочем, замысел Сталина вовсе не отличался оригинальностью — Гитлер тоже намеревался вывезти из Крыма все население и заселить полуостров тирольскими немцами, но против этого плана выступил Гиммлер. Массовое выселение крымских татар не просто предшествовало соглашению, которое предлагали сейчас Сталину Иден и Черчилль; само соглашение как бы завершало операцию по их выселению. Дело в том, что несколько тысяч татар ушли на Запад еще до занятия Крыма Красной армией в мае 1944 года. Почти все они погибли от рук нацистов, принимавших их за евреев (мусульманский обычай, как и иудейский, предусматривал обряд обрезания). Но около 250 человек выжили и попали в Германии в руки английской армии. Они просили разрешения эмигрировать в Турцию, но 21 июня 1945 года 21-я группа армий получила от Патрика Дина из МИДа твердые инструкции о том, что, в соответствии с Ялтинским соглашением, крымские татары должны быть возвращены Сталину. Этот народ долгие десятилетия был лишен права вернуться в родные места».

В свете изучения истории крымских татар любопытным нам показалось содержание диалога Президента США Рузвельта со Сталиным, зафиксированного одним из документов фонда И.Сталина в Российском Государственном архиве социально-политической истории: «Рузвельт говорил, что чувствует себя в Ливадии очень хорошо. Когда он не будет президентом, он хотел бы попросить у советского правительства продать ему Ливадию. Он, Рузвельт, очень любит лесоводство. Он посадил бы большое количество деревьев на горах вблизи Ливадии. Тов. Сталин отвечал, что Крым представляет собой еще малокультурную страну, многое еще нужно здесь развить».

Вероятно, последнее высказывание Сталина можно было бы оставить без внимания, если бы оно не было столь симптоматично, если не сказать символично — как раз в это время был взят курс на «новый Крым», покончено с «татарщиной» — т.е. с тем «малокультурным» — в интерпретации Сталина — Крымом, каким он был при крымских татарах. Впрочем, трудно сказать, сумел ли американский визави Сталина расшифровать потаенный смысл этого высказывания…

Ялтинская конференция 1945 года почти на полвека предопределила устройство мира, поделив его на Восток и Запад. Этот биполярный мир просуществовал вплоть до начала 1990-х годов и рухнул вместе с СССР, подтвердив тем самым зыбкость мироустройства, основанного на праве победителей над побежденными.

Гульнара БЕКИРОВА