Охота на ведьм

11.05.20160:19

С самых первых лет существования чудовищной страны, именуемой СССР, активно пропагандировался атеизм. Подобное мировоззрение становилось модным, к тому же оно поддерживалось и насаждалось партийными и государственными органами. Однако антирелигиозная политика, особенно в первые годы советской власти, не увенчалась успехом, напротив, в 1921-1922 годах началось частичное религиозное возрождение. Но государство продолжало усиленно призывать к отрицанию Всевышнего, а тех, кто противился – духовенство и религиозных проповедников – ждали аресты, судебное преследование, лагеря и расстрел.

 

Не обошли антирелигиозные репрессии и Крымский полуостров.

Изучать Коран, соблюдать религиозные ритуалы и национальные традиции крымскотатарских детей приучали с раннего возраста, так как именно ислам способствовал укреплению и формированию национального самосознания народа.

Однако после установления советской власти в Крыму и после проведения в жизнь Декрета СНК РСФСР от 23 января 1918 года «Об отделении церкви от государства и школы от церкви» меняется отношение к верующим. Органами власти начинает проводиться политика, направленная на искоренение религии. Эта задача было возложено на местную власть в лице исполнительных комитетов. Работу начали со списков культовых зданий и собственности, которые в последствие были поставлены на учет. В соответствии с циркуляром № 139 ЦАУ КССР от 1924 года культовые здания подлежали страхованию в Госстрахе и передавались группам верующих во временное пользование по договору. А уже с 1922 года, повсеместно в Крыму начинают заключать договора  так называемой двадцатки верующих мусульман с Исполкомами,   об использовании мусульманских мечетей для удовлетворения религиозных нужд. На каждого члена двадцатки составлялась карточка с указанием фамилии, имени, отчества, места жительства, социального, имущественного, общественного и служебного положения с 1914 года, а так же сословной принадлежности до революции, времени вступления в культ.

В соответствии с декретом ВЦИК РСФСР от 23 февраля 1922 года «Об изъятии церковных ценностей для нужд голодающих» комиссия оперативно приступила к их выявлению. В первую очередь изымались золотые и серебряные вещи, а также драгоценные камни. В связи с этим, были составлены описи имущества и мусульманских мечетей. В списки вносилось все вплоть до электрических люстр, ламп, подсвечников, ковровых дорожек, ковриков для намаза и даже принадлежностей для погребения правоверных. Естественно, против такого восстали лидеры мусульманских общин и практически все они поплатились за это жизнью в 1938 году, приговоренные к расстрелу по обвинения «враг народа».

В период с 1923 до 1929 года политика государства несколько смягчилась по отношению к религиозному культу, в особенности в отношении мусульманских и иудейских организаций. И уже в период с 1925-1927 годы в некоторых районах полуострова окрылись новые школы мусульманского вероучения. Так были открыты школы в деревнях Ай-Тодор, Къамышлы, Шули и др.

Представители крымскотатарского национального комитета выступали по деревням на общих собраниях мусульман, делали доклады о результатах работы Съездов Крымских мусульман. Важнейшей задачей, как последователи Исмаила Гаспринского, уполномоченные от крымскотатарской партии считали изменения мировоззрения простых трудящихся и крестьян на саму жизнь и главным средством в достижении этой цели считали просвещение.

Однако уже в 1927 году началось усиление антирелигиозной работы среди национальностей, исповедующих ислам, в масштабах всей страны. В соответствии с новой инструкцией «О порядке проведения в жизнь Декрета об отделении церкви от государства и школы от церкви», в части, касающейся административных распоряжений и надзора, утвержденной ЦАУ Крыма 4 апреля 1927 года, ужесточался контроль за деятельностью служителей культов. Началось планомерное закрытие мечетей. Для усиления антирелигиозной пропаганды органы власти предлагали открывать новые ликбезы и избы-читальни, вследствие этого было решено «безболезненно закрыть кое-какие культовые учреждения». В 1927 году только в севастопольском районе было закрыто 5 мечетей: в деревнях Варнаутка, Уркуста, Ай-Тодор, Мамашай и др.

 

Политическим актом, направленным на ограничение деятельности религиозных организаций, явилось постановление ВЦИК СНК СССР от 8 апреля 1929 года «О религиозных организациях». На местном уровне правительство Крыма издало специальное постановление и инструкцию НКВД от 30 ноября 1929 года «О порядке перерегистрации объединений в Крыму». Срок перерегистрации был ограничен с 1 декабря 1929 года по 1 мая 1930 года.

В 30-е годы активизировалась антирелигиозная кампания, шедшая параллельно с коллективизацией, раскулачиванием и лишением избирательных прав всех представителей духовного сословия. Руководством служила статья 15 – п. «м» инструкции ВЦИК от 4 ноября 1926 года, по которой лишались избирательных прав все служители культа,  независимо от того, получали ли они за исполнение своих обязанностей вознаграждение. Исключение из списков избирателей вело к ущемлению прав человека во всех сферах. Изымались хлебные и кооперативные книжки, «лишенцы» снимались с учета на бирже труда. Следовательно, лишая права голоса, государство выбрасывало человека за борт жизни, отсекая его не только от благополучия, но и от возможности обеспечить себе и семье хоть какое-то существование.

Страх голодной смерти толкал многих верующих на необоснованные поступки. Чтобы не попасть в списки лишенцев и не лишиться хлебной карточки, дети отказывались от родителей, жены от мужей… Так сын муллы Рахимова Наиль, чтобы не лишиться избирательных прав, отрекся от отца муллы как в устной, так и в письменной форме. Его письмо как часть антирелигиозной работы разместили на страницах газеты «Маяк Коммуны».

Однако даже это не подорвало авторитета многим муллам, которые продолжали иметь большое влияние на верующих. Отныне религиозные обряды совершались на дому (рождение, похороны). Кроме этого,  во время поста люди вынуждены были тайком справлять свои религиозные нужды. Во время оразы по ночам занавешивали окна, чтобы, не дай бог, «блюстители порядка» не увидели свет и не заподозрили, что соблюдается пост. Это грозило конфискацией имущества и лишением свободы.

А в 1931 году правительство пошло дальше. При Севастопольском райсовете Союза безбожников была создана крымскотатарская секция, которая приступила к пропаганде атеизма через лекции. Избам-читальням передавалась специальная литература, накануне мусульманских праздников организовывались выезды агитпоездов в районы. В газетах размещался отчет Союза безбожников о подготовке к антибайрамовской кампании. Однако, несмотря на жесткий прессинг со стороны органов власти, уровень религиозности среди верующих мусульман не снижался. Мечети по-прежнему активно посещались по пятницам и в дни религиозных праздников.

 

 

подготовила Гульнара Абдулаева