Обитель мушидов в Акъмесджите

11.05.20160:19

Сегодня старая часть Симферополя представляет собой густое переплетение узких улочек, затаившихся переулков и старинных построек, на протяжении многих веков не раз менявших свой внешний вид, владельцев и предназначение, но сумевших сохранить еще много неразгаданных тайн и загадок. Именно отсюда начинался некогда красивый и цветущий город Акъсмеджит, раскинувшийся на правом берегу полноводной реки Салгир, под сенью белесых скал.
Город стоял в окружении священных дубовых рощ и плодовых садов, разделенный на множество кварталов – маале, с мечетями и мектебами, шумными базарами, постоялыми дворами, кофейнями, лавками, мастерскими, фонтанами-чешме, богатыми двух и даже трехэтажными каменными домами. В 1785 году Акъмесджит официально стал именоваться Симферополем, однако своего неповторимого крымскотатарского колорита не утратил. Смена власти не повлияла на размеренную привычную жизнь горожан. Строились новые и обновлялись старые дома, мечети, открывались мектебы, а в тридцатых годах XIX века на углу улиц Мечетная, Фонтанная и Малофонтанная было возведенное новое текие дервишей ордена накшбанди или мушидов (молчальников). К сожалению, официального документа о строительстве культового сооружения пока не найдено, но одно то, что текие появилось здесь в первой половине XIX века, говорит о том, что к дервишам продолжали относиться на полуострове с большим почтением и уважением.

    Одно из уникальных, но, к сожалению,  полуразрушенных сооружений, притаилось на перекрестке нынешних улиц Сергеево-Ценского (быв. Фонтанная), Краснознаменная (быв. Мечетная), и Малофонтанная,  рядом с остатками сгоревшего здания — мечети Кады-маале. Это текие дервишей ордена накшбанди или мушидов.

       Впервые симферопольское текие было описано в 1918 году в Известиях Таврической Ученой Архивной Комиссии (ИТАУК)  и содержало детальное описание здания. О его существовании долгое время никто не подозревал, и обнаружили его совершенно случайно, благодаря тому, что мусульманская комиссия симферопольского санитарного попечительства нуждалась в помещении для крымскотатарской библиотеки и народной аудитории. Доктор И. Кондорский, который являлся в то время председателем данной комиссии, обратил внимание на строение во дворе мечети Кады-маале(или, как еще она фигурирует в некоторых источниках —  Ени-Джами), на углу Мечетной, Фонтанной и Малофонтанной улиц. Здание являло собой двухэтажную каменную постройку с деревянным полом и крышей, с отдельными кельями, окна которых были обращены в сторону Мекки. Заинтересованные постройкой члены комиссии нашли имама мечети Сеит-Мемет эфенди, который пояснил, что данное здание долгое время служило обителью дервишей ордена накшбанди или другими словами мушидов. По его словам, это были очень тихие и скромные дервиши, у них отсутствовал показной обряд при молитве, из-за чего они не бросались в глаза.

        Кто же такие накшбанди? Этот орден возник в середине XII века в Средней Азии. Его основателем был шейх Мухаммад Бахоуддин Накшбанди, ученик суфийского мудреца Абдул Абд Ал-Халика Гиждувани. Мавзолей Накшбанди находится в Бухаре и является местом активного паломничества.

     Духовная генеалогия шейхов ордена восходит не к халифу Али, как у большинства тарикатов, а к халифу Абу Бакру. Отличительной чертой этого ордена (тариката) являлась практика тихого зикра со специфическим методом концентрации на дыхании, абсолютно непохожая на экстатические практики танцующих дервишей – последователей Руми, мевлеви.

По учению накшбандийцев, существует несколько ступеней суфийского пути, на которых человек сначала просто читает молитву, потом начинает контролировать свое дыхание, поведение, учится рационально распределять время. Высшая ступень — открытие сердца Всевышнему, допущение туда Его ради состояния фана. Характерно, что последователи накшбанди считают добродетелью безбрачие, полагая, что подобный отход от мирского способствует чистоте веры. Эта позиция довольно резко отличает тарикат от известного традиционного ислама, делающего даже акцент на необходимости отказа от такого аскетизма. Одним из известных адептов ордена был имам Шамиль.

В Крыму накшбанди — молчальники пользовалось уважением и почитанием наравне с представителями других суфийских орденов. А их на территории Крымского ханства было немало, к примеру ордена: рифаийа именовали «воющими», мевлеви – «вертящимися», исавийя – «прыгающими», шуайбийя – «пляшущими» и т. д. В каждом из названий отразились принятые в этих братствах способы вхождения в особое экстатическое состояние.

Главным духовным центром дервишей-молчальников был Бахчисарай и их обитель в Азизлер. Очевидно, что в Акъмесджите молчальники образовали еще один центр задолго до распада Крымского ханства, и вполне допустимо, что сравнительно новое текие, датированное приблизительно 1833-1838 годами, было выстроено на месте старого здания.

При симферопольском текие постоянно жил шейх, а дервиши время от времени приходили в обитель, оставляя за стенами все свои мирские дела, чтобы уединиться в кельи. Здесь они отделялись от внешнего мира, и, не общаясь между собой, на протяжении дня молились.

Однако мушиды в 60-х годах XIX века, по неизвестным причинам, перестали собираться в этом текие, покинув свою обитель, они навсегда ушли в Бахчисарай. Почему это произошло, до сих пор остается загадкой. 

А между тем, текие заслуживает особого внимания «как памятник, если не глубокой старины, то, во всяком случае,  такого явления, которое уже отошло, по крайней мере  в Симферополе, в области прошлого и вряд ли снова повторится» [Волошинов И. ИТУАК № 54. с.-357].

После ухода дервишей, здание пустовало почти 40 лет. В 1903 году деревянные стены келий закрасили, забили окна, немного переустроили и приспособили под начальную школу — мектеб. Однако через четыре года крыша здания пришла в полную негодность, заниматься там дальше было нельзя, и мектеб перенесли в другое место. Имам мечети Кады-маале неоднократно направлял ходатайство в вакуфную комиссию с просьбой о выделении средств на ремонт текие, но ответ не последовал.

Доктор Кондорский не остался равнодушен к находке, и сообщил о своем открытии членам комиссии по охране памятников старины и природы при Крымском Обществе Естествоиспытателей и Любителей Природы. Члены этой комиссии детально осмотрели текие, произвели фотографические снимки и измерения келий. Эти материалы впоследствии и были направлены в ИТУАК. 

Как уже выше было отмечено,  здание являло  собой двухэтажную постройку. В помещение для молитвы вела наружная дверь, которая соединялась с комнатой, в которой дервиши оставляли свою обувь перед началом молитвы. Справа от комнаты находилась лестница, ведущая на второй этаж. От внешнего помещения молельни отделялись широким деревянным сооружением, похожим на шкаф, возвышающийся до самого потолка. Посредине этого сооружения был проход в молельню.

На втором этаже находилось два ряда келий с проходом в виде коридора 3 метра длиной и 98 см шириной. Высота второго этажа от пола до потолка равнялась 1 метр 73 см. Справа от входа было расположено шесть келий, слева — четыре. Если соотнести это с первым этажом, то первые шесть келий второго этажа располагались над восьмью кельями первого. Они имели такие же окошки, как в нижних кельях, обращенные к Мекке.

Размеры верхних келий были   не невелики: высота 1, 73, ширина – 1,33, глубина -1,51. Внизу кельи были просторнее: высота 2,35, ширина 1,11, и глубина 2,13. Окна были с железными решетками. А сам интерьер был довольно аскетическим.  

Сегодня текие еще скрывает много тайн и это привлекает к нему многочисленных исследователей.    

В 1993 году мечеть Кады-Маале была возвращена мусульманам. Здание текие дервишей на ее территории сохранилось, обмеры его оставшихся частей совпадают с описанием 1918 года. То, что здание текие, пусть и в очень плохом состоянии, сохранилось до наших дней, можно считать большой удачей. Есть надежда на воссоздание его, если не как действующей обители, то хотя бы как исторического памятника.

 

 [Гульнара Абдулаева]