Мужской разговор

11.05.20160:19

— Селям, Асан! Читал последние новости? Представители Крымскотатарского народного фронта ездили в Киев, встречались с представителями власти. Говорят, что добиваются принятия закона о реабилитации крымских татар до 18 мая. А еще собираются провести 18 мая на площади Ленина чрезвычайное собрание с представителями власти! Я собираюсь пойти, а ты?

— Все мы там будем, Мемет. Как всегда в этот день каждый год. И представители власти там бывают каждый год. Не зря эти, из фронта, выбрали этот день, ведь на площади и так несколько десятков тысяч народа соберется, естественно, кто-то из любопытства останется послушать, что смогут им сказать новоявленные лидеры. А те и рады будут показать, и фото, и видео выложат на своих сайтах, мол, как много народа пришло на это самое чрезвычайное собрание.

— Ну, зачем ты так, ведь важный вопрос предлагают обсудить…

— А какой важный вопрос они предлагают обсудить? Принятие закона о восстановлении прав крымских татар? Так чего его обсуждать, его давно принимать надо, да не в нашей с тобой это компетенции. Мы для этого своих представителей выбирали. Меджлис уже сколько лет бьется… На оранжевого понадеялись, кинул, нынешний тоже горы золотые обещал, даже в Европарламенте выступал и что?

— В том-то и дело, что Меджлис, который ты так защищаешь, за двадцать лет ничего не добился, где закон, а? Или ты считаешь, что он не нужен? Как ты не поймешь, мы с тобой ходили на собрания да на избирательные участки, надеясь, что хоть какие-то проблемы разрешаться. Ну, что они сделали?

— Эко ты нахватался! Во-первых, никого я не защищаю, а стараюсь рассуждать здраво. А, во-вторых, я бы на твоем месте, когда будешь на этом чрезвычайном собрании, задал бы этот вопрос тем, кто возомнил себя сегодня лидерами. Что они сделали за эти двадцать лет? Знаю я, о чем разговор будет. Сначала тебе расскажут, что все плохо, а вот потом тебе начнут втолковывать из-за кого это нам, крымским татарам, так плохо. Конечно, из-за Меджлиса, который, как ты уже успел уверовать, ничего за двадцать лет не сделал. И будешь ты, Мемет, до конца собрания слушать, какие в Меджлисе все плохие. Ах да, между делом выступающие будут воспевать нынешнюю власть, в надежде, что именно в их особах, власть имущие узрят истинных представителей крымскотатарского народа.

— А ведь ты так и не ответил, что Меджлис сделал за это время!

— А я и не должен, не мое это дело. Это я Меджлису бы посоветовал встретиться с прессой и другими желающими и дать подробный отчет о своей деятельности с самого начала, с датами, цифрами и все такое. И объяснить, почему что-то не сделано. Ведь вся эта дурь в твоей голове из-за недостатка информации. Я бы сам такой отчет послушал. А чтобы заставить тебя задуматься, напомню, что мы с тобой, Мемет, дома свои построили на самовозврате. Кто тогда нами руководил? Как раз те, что сегодня в Курултае и в Меджлисе. А где тогда Вася с «галстуком» были? Или любитель чучела палить, который не то, что за землю против ментов стоять, на собственный суд боится прийти. Забыл, что ли как мой племянник и твоя дочь, учительница, ходили, уговаривали родителей отдать детей в крымскотатарский класс и твоя внучка сегодня с тобой на родном языке говорит. Оба они делегаты Курултая. А недавно сам хвастал, что у сестры, наконец-то, в доме природный газ. А кто бегал, чтобы его провели — их председатель местного меджлиса.

 

— Мы ж разговор не о рядовых людях ведем, а о лидерах. Национальному движению нужны новые лидеры, которые смогут привнести в него что-нибудь новое, активизировать людей, построить новые отношения с властью. Сам посуди, именно с приходом нового президента начал решаться земельный вопрос, землю под Джума Джами выделили наконец-то.

— Лидеры-то может и нужны, но те ли, на которых ты надеешься. Они-то головы подняли, когда Джарты их в Совет представителей сунул. Так он свою игру играл, хотел все под контроль взять, вот и втащил тех, кто будет обязан лично ему, да после, видимо, понял, что игра не выгорела. Ты вспомни, с кем стоял Джарты на том месте, где будет стоять Джума Джами. А те раздулись как индюки, да так и ходят до сих пор. Только никто с высоких кресел с ними и разговаривать не хочет. Всего и дел-то, что собрания проводят да пресс-конференции. «Пукнут» и собирают прессу рассказать об этом. А что нового ты на этих собраниях слышал? О необходимости закона слышали, к власти обращались, за землю боролись, об ассимиляции говорили… Что нового? Или если об этом будут говорить другие, проблемы начнут решаться? Где конкретные дела?

— Подожди, будут и конкретные дела…

— Ты знаешь, мне кажется, что все их дела сводятся к тому, чтобы хаять Меджлис и Курултай. По крайней мере, думать иначе они возможности мне пока не дали. Не знаю, по своей ли воле они это делают, или, как утверждают в Меджлисе, им кто указывает. Неважно. Легко ругать кого-то за что-то.

— Я так понимаю, ты, Асан, совершенно равнодушен к необходимости принятия закона о восстановлении прав нашего народа. Ты не понимаешь, что этот закон позволит сдвинуть с мертвой точки решение наших проблем, спасти наш народ от ассимиляции и, самое главное, поставить вопрос о возрождении нашей государственности.

— Я понимаю то, что пока кто-то будет проводить очередные чрезвычайные собрания, чтобы показать себя миру, наши дети забудут родной язык, земли «законно» раздерибанят представители той власти, перед которой так млеют новоявленные лидеры, а пережившие депортацию уже покинут этот мир. Я никогда не понимал, зачем, чтобы помочь своему народу, нужно обязательно признание тебя лидером, депутатский мандат или чиновничье кресло под пятой точкой. Как я могу верить тому, кто ругает других за то, что у него есть кресло, портфель, власть, а сам стремится их получить.

— Но ведь, чтобы решать проблемы народа, необходимо войти и в советы, и в чиновничьи структуры. Иначе как? У нас должны быть люди, имеющие полномочия решать на государственном уровне те или иные вопросы. Просто важно, кто будет занимать то или иное кресло.

— Решать проблемы народа должен, в первую очередь сам народ, и для этого у него есть необходимый инструмент – национальные представительные органы. А сила народных представителей зависит от той поддержки, которую окажет ему народ. И все чиновники, и депутаты тоже инструмент. И я приду 18 мая на центральную площадь не для чиновников и депутатов, а ради своего народа. Чтобы продемонстрировать власти и всему миру его силу и единство, его решительность. Именно, поэтому ничего другого в этот день мне не нужно, ни собраний, ни съездов. И чтобы они как можно полно ее осознавали, я буду на площади 18 мая. И ты тоже!

Мустафа МАМУТ