Не довести бы до предела

11.05.20160:19

Поводы для недовольства найдутся

Что заставляет человека встать с дивана, выйти на улицу и сказать "Я так больше не хочу"? Что заставляет студента перестать бояться того, что его выгонят и, придя на центральную площадь, скандировать лозунги и требовать справедливости?

Почему затравленный и замученный народ отказывается продолжать жить в нищете и гнете?

Протестные настроения часто схожи в своих начинаниях. Обычно это недовольство действиями властей или какой-то группы людей по отношению к населению. Причины недовольства же могут быть самыми разными: ограничение прав и свобод всего населения или какой-то определенной группы, ущемления по национальному, расовому, религиозному и иным признакам, несправедливые аресты и преследования несогласных, пресечение свободы слова и так далее.

Но люди вечно чем-то недовольны. Их убеждают, например, в том, в стране все в порядке. Но оказывается, что власть коррумпирована, а воруют больше, чем страна зарабатывает. Или все в порядке с экономикой, а толерантность общества падает, и начинаются преследования людей с кожей другого цвета, или "неправильным" разрезом глаз. В общем, всегда находятся поводы для недовольства. Тем не менее, большинство из конфликтных ситуаций и протестных настроений остаются в рамках 4 стен родной кухни, уютного кафе или обсуждения с товарищем по телефону/интернету.

Но некоторые ситуации вырастают во что-то большее, чем ночной разговор или переписка в чате. Люди объединяются и, не боясь уже никого и ничего, встают с теплых диванов и мягких офисных кресел, чтобы показать всему миру и самим себе, что дальше терпеть не могут. История знает множество случаев протестов и демонстраций, которые привели к изменениям в государствах и умах людей.

От бостонского чаепития до арабской весны.

В 1773 году правительство Великобритании издало "Чайный закон", согласно которому Ост-Индийская компания могла продавать чай в североамериканских колониях без каких-либо пошлин. В результате чай из Великобритании стал стоить в два раза меньше чем чай, продаваемый колонистами. Многие из них были недовольны таким положением дел, так как вынуждены были терять деньги и покупателей. Кроме того, такие меры были расценены колонистами как очередная попытка ограничить движение за независимость колоний. 16 декабря 1773 произошло так называемое "Бостонское чаепитие", во время которого 45 тонн британского чая с одного из кораблей, стоявших в Бостонской гавани, было выброшено в море. Это событие сплотило многих колонистов и стало одним из катализаторов Войны за независимость США 1775-1783 годов.

17 ноября 1989 года, чехословацкая полиция разогнала 15-тысячную студенческую демонстрацию, которая проходила в годовщину похорон Яна Оплетала – чешского студента, погибшего во время протестов против нацистской оккупации в 1939 году. Демонстрация изначально была только студенческой, однако уже на следующий день к митингующим стали присоединяться все больше и больше людей. Уже 25 ноября на улицах Праги собралось около 800 000 человек, требовавших перемен. 29 ноября из Конституции была вычеркнута статья о ведущей роли Коммунистической партии, а 29 декабря парламент избрал президентом страны известного правозащитника и активиста – Вацлава Гавела.

Но не всегда протесты приводили к положительным изменениям. В 2005 году Францию охватила волна насилия и беспорядков. В стране к этому моменту проживало около 5,5 миллионов иммигрантов или их потомков. Это составляло порядка 10% от общего населения страны на тот момент. Большая часть из них проживала в неблагополучных районах, а уровень безработицы среди иммигрантов был на несколько порядков выше уровня остальных французов. Кроме того, в стране процветал скрытый расизм. Согласно одному из исследований того времени, французу арабского происхождения было в 15 раз сложнее устроиться на работу, нежели французу европейского происхождения (невольно возникают ассоциации с трудоустройством крымских татар, особенно в первые годы после возвращения на родину). Все это накалило обстановку до предела, однако "искрой", которая зажгла на несколько месяцев всю Францию стала смерть двух подростков, которые прятались в трансформаторной будке от полиции. В последовавших беспорядках во Франции за 20 дней было сожжено около 9000 машин и арестовано около 3000 человек.

Последние два года во многих языках появилось новое устойчивое выражение – "арабская весна". Этим словосочетанием описывают ряд демонстраций и акций протеста, прошедших во многих странах Северной Африки и Ближнего Востока. В результате этих демонстраций были свергнуты автократические правительства Ливии, Египта и Туниса. Во многих других странах начались проводиться реформы. Как и во всех описанных ранее случаях, существовало множество причин для таких массовых изменений. В большинстве из этих стран был целый ряд нерешенных политических и социальных проблем, а правители находились у власти десятилетиями (Муаммар Каддафи, например, правил 43 года, а его египетский коллега Хосни Мубарак – 30 лет). Но началось все с того, что торговец овощами, по имени Мохаммед Буазизи, который жил в маленьком городке с населением 40 тысяч человек, в знак протеста совершил акт самосожжения. Его смерть положила начало массовым волнениям в Тунисе, которые через несколько месяцев перекинулись на соседние страны и принесли кардинальные перемены для всего арабского и не только мира.

 

На сколько хватит нервов.

Социальное напряжение в Украине и конкретно в Крыму растет, и даже если оно еще не настолько высоко, чтобы началась очередная революция, причин для недовольства властью более чем достаточно. Даже дети знают, что цены растут, а зарплаты падают. Но многие из наших соотечественников, переживших развал империи и становление нового государства, пока еще готовы затягивать пояса. Наверно, если бы существовал чемпионат мира по затягиванию поясов, украинцы бы с уверенностью заняли призовое место.

С телеэкранов идут позитивно-абсурдные новости о прибыли от проведения Евро – 2012 (на которое уже потратили в 4 раза больше, чем ожидается получить), о новых кредитах от МВФ, о "покращенні життя вже сьогодні" и так далее. Даже те, кто поддерживал власть ранее, предпочитают помалкивать, дабы не проявлять дурной тон. Но как бы то ни было, все терпят. Старый добрый принцип "хата скраю" всегда играл и играет важную роль противовеса для всех протестных настроений и те, кто предлагают украинцам затягивать пояса потуже, об этом осведомлены. Но даже этот принцип иногда дает сбой.

Последние две недели украинское и не только общество будоражат новости о диких нападениях на девушек в Николаеве и Крыму. Признаюсь, услышав новость о происшествии в Николаеве, я подумал, что дело "спустят на тормозах", как это часто бывает. Думаю, не я один рассматривал такой ход событий. Но как оказалось, для многих это было слишком. По всей стране прокатились митинги и демонстрации, с требованием наказать насильников и тех, кто их отпустил. Людей возмутил тот факт, что, совершив подобное преступление, кто-то может избежать наказания. И власть зашевелилась. Благодаря широкой огласке СМИ и большой поддержке простых людей, в дело вмешался сам президент, дав поручение Генеральному прокурору провести полное и непредвзятое расследование. Можно, конечно, объяснить все тревогой гаранта за простых людей, но что если те, кто выше, испугались? Испугались, что народ не будет больше терпеть.

Интересным в этой ситуации является то, что аресты Тимошенко и Луценко, давление на журналистов, ограничение свободы слова и прав человека, хоть и вызвали реакцию многих западных стран и прессы, получили не больший резонанс, чем издевательство трех мажоров над простой девушкой. Видимо, чувство справедливости, которое многие из нас пытаются приглушить в эти нелегкие времена, не смогло дальше мириться с происходящим и выплеснулось наружу. Наверно, мы острее воспринимаем горе, если оно происходит с кем-то, кто мог вчера ходить с нами в один магазин, кушать в одном кафе, ездить в одном транспорте.

Грустно, что только такое печальное событие смогло заставить людей очнуться, но с другой стороны мы показали и доказали как минимум себе – если нас довести до предела, мы способны объединяться и защищать себя, несмотря на могущественность государственной махины, цинизм и наглость детей богатых родителей и деньги, которые, по мнению некоторых, могут решить все в этом мире.

Совсем недавно на мусульманском кладбище был совершен очередной акт вандализма по отношению к мертвым. В Мирном были разрушены несколько могил, причем, на некоторых камнях были видны отпечатки от ударов ногами. Милиция же, задержав подозреваемого, уже через несколько дней заявила, что происшедшее было случайностью и никакого злого умысла не было. Верить этому или нет – дело каждого, но факт остается фактом – это уже не первый подобный случай (будем надеяться, последний). И пока что наше терпение и стремление к мирному решению вопроса находятся на достаточно высоком уровне, но всему есть предел.

Эмир Шевкъи