Но люди разделились на секты, и каждая партия радовалась тому, что у них. Сура Аль-Муминун, аят 53

11.05.20160:19

Рустем РЕФАТОВ, делегат Курултая, депутат Симферопольского райсовета

«По моим сведениям, в Укромном проживает около десяти членов партии Хизб-ут-тахрир и человек двадцать пять-тридцать их сторонников. Своей деятельностью последние полтора-два года приверженцы этой партии добились раскола мусульманской общины нашего села. Они провозглашают благовидные идеи, произносят красивые речи, но в результате происходит не объединение мусульман, к чему по их словам они стремятся, а раскол общины. Мы, крымские татары, уже более двадцати лет проживаем в Укромном, и всегда были дружны. Жители, местный меджлис, мусульманская община всегда совместно проводили различные мероприятия: будь то праздники, митинги или выборы, всегда действовали сообща. Но с появлением Хизб-ут-тахрир ситуация резко изменилась. Я бы сказал, что идет как бы «холодная война».

Очень жаль, ведь это наши соотечественники. Многие из них молодые ребята, приехавшие в Крым или детьми, или подростками. И многие из них утратили или даже не приобрели те чувства патриотизма, любви к родине и своему народу, которые присущи старшему поколению нашего народа. Для них неважно на каком языке разговаривать, многие из них не чтут наши веками формировавшиеся национальные традиции. Они концетрируются только на религии, но делают это в какой-то утрированной форме, не принимая, что ислам стал родной религией для различных народов со своей культурой и традициями, которые почитаются и по сей день.

Бывший имам нашей мечети Берберов Абдулла поначалу исполнял свои обязанности нормально, мы вместе проводили религиозные праздники, даже когда еще не было мечети. Однако пару лет назад он проявил себя как последователь идеологии Хизб-ут-тахрир и стал произносить хутбу по пятницам согласно их учению. Конфликт вспыхнул, когда он яростно выступил против проведения Хыдырлез- байрама, аргументируя свою позицию доводами из газеты «Возрождение», которую выпускает Хизб-ут-тахрир. Еще до этого он перестал контактировать с муфтиятом, не признавая его полномочия. После этого у нас начались постоянные споры. В конце концов, муфтий Аджи Эмирали Аблаев отстранил его от исполнения обязанностей имама.

Я хочу, чтобы меня правильно поняли, мы не выступаем против лично Абдуллы Берберова или кого-либо другого, мы против той позиции, которую они занимают, а именно приверженность идеологии Хизб-ут-тахрир. Никакой личной неприязни не было и нет, мы совместно проводили различные мероприятия. Отношения изменились, когда он стал приверженцем упомянутой партии. Наш малочисленный народ и так разделяют на политические группы, теперь же хотят разделить на религиозные, поэтому я не могу этого принять. Цели нашего национального движения требуют единства. А где-то месяц-два назад мы узнали, что приверженцы Хизб-ут-тахрир хотят создать у нас в селе отдельную мусульманскую общину, не подчиняющуюся ДУМК. Для чего это нужно, зачем создавать параллельную религиозную общину, в чьих это интересах? Разве такое разделение на благо народа?».

Мамет МУРАХАС, старейшина села Укромное, член мусульманской общины

«На мой взгляд, деятельность Хизб-ут-тахрир в нашем селе ни к чему хорошему не приводит. Нам старикам, посещающим мечеть, больше всего приходится с ними сталкиваться, их поведение не соответствует тем религиозным традициям, которые сформировались у нашего народа. У них отсутствует уважение к старшим, они не здороваются. Известно, что во время намаза приверженцы Хизб-ут-тахрир выполняют только фарз, не совершая последний рекят. Все бы ничего, если бы они после этого с шумом и разговорами не покидали мечеть, мешая оставшимся завершить намаз, проявляя намеренное неуважение. Они говорят, что торопятся на работу, но уходят из мечети позже нас. То есть, они обманывают и позволяют себе такое постоянно.

В прошлом году приезжал из муфтията Айдер Исмаилов, так он смог дать им достойный грамотный ответ, но такие визиты очень редки. Поэтому муфтият должен в этом направлении работать максимально эффективно. Ведь большинство наших соотечественников довольно безграмотны в религиозных вопросах, что и создает поле деятельности для таких партий. Они считают себя большими мусульманами, чем мы, но придерживаются иных религиозных традиций, чем это присуще нашему народу издавна. Не принимают наши обычаи, проведение дуа, даже стремились, чтобы обряды проводились на русском языке. Мы не против совершать обряды вместе, но их поведение этому не способствует. Часто они привозят для демонстрации количества незнакомых людей.

Члены меджлиса, например, Рустем Рефатов с ними постоянно спорит, убеждает их действовать для единства, они вроде бы соглашаются, а потом делают по-своему, наоборот, к общим делам не присоединяются».

Ленур МЕДЖИТОВ, председатель местного меджлиса Янъы Сарабуз (Укромное)

Партия Хизб-ут-тахрир работает на разъединение нашего народа. На протяжении столетий наш народ жил согласно предписаниям Корана. А теперь оказалось, что жили мы неверно. Национальность значения не имеет, вековые культура и традиции тоже. Ничего нет. В нашем селе проживает много молодых людей, которым надо учиться, строить семью, рожать и воспитывать детей, их и вербуют в партию, да так что они кроме нее и знать ничего не хотят. Нам надо цепко браться за жизнь, а они ограничивают детей в развитии, тринадцати-шестнадцатилетних девочек, которые и жизни не видели, выдают замуж.

Но ведь очевидно, что только вместе, используя максимальное количество возможностей и в образовании, и в культуре, и в религии, и в политике и экономике, мы добьемся и восстановления своих попранных прав, и государственности, и после стольких лишений почувствуем себя полноценными людьми. И надеяться на чью-то постоянную помощь не приходится, только своими усилиями. Разве в таких условиях дозволено нам разъединяться? Кто пойдет на такое, только противники нашего народа, те, кому не дороги наша национальная самобытность, наша культура.

На мой взгляд, существование Хизб-ут-тахрир действует кому-то на руку. Посмотрите, в арабских странах, Центральной Азии, России эта партия запрещена, а в Украине им воля.

Усеин АМЕТОВ, председатель религиозной общины «Баш Сарабуз»

«Между мусульманами села Янъы Сарабуз произошел раздор. Одни обвиняют в этом последователей Хизб-ут-тахрир, другие – местный меджлис. Но фактом является то, что конфликт возник после проявления деятельности последователей Хизб-ут-тахрир. Они отрицают любовь к родине, патриотизм, национальную культуру, праздники и т.д. Когда с ними пытаешься разговаривать, убеждать, они начинают ссору. Действуют постоянно замкнуто в своем кругу, что говорит о них как о секте, а не о партии. Исповедуют только свою идеологию, не принимая логические доводы. Хотя не один раз признаваемые ими утверждения были доказаны знающими ислам людьми как ошибочные или ложные. Большинство из приверженцев Хизб-ут-тахрир исповедуют мазхаб аш-Шафии. Известно, что все четыре суннитских мазхаба верны и различаются по малозначительным вопросам. Но после того, как работавший у нас в мечети оджа задал им несколько вопросов по исповедуемому ими мазхабу, мы убедились, что они не следуют ему полностью. Тогда у них же на все один ответ — мы последователи Такиуддина Набхани (основатель партии), которого они считают муджтахидом. Они пользуются только своей партийной литературой, не принимая иные источники религиозных знаний и мнений».

Сеитхалил АМЕТОВ, член местного меджлиса Янъы Сарабуз

«Мы, несколько членов местного меджлиса, к сожалению, не можем справиться с этой ситуаций самостоятельно. Их всегда больше. Почему? Как только что-то назревает, они быстро созывают своих сторонников по телефону, и собирается кампания человек около пятидесяти-шестидесяти, в основном молодых ребят. При этом у них отсутствует элементарное уважение к старшим. До чего доводят этих ребят, что они с кулаками бросаются на пожилых людей. Их учат совершать обрядовые действия, например, намаз, но у них отсутствуют представления о культуре ислама, воспитании.

Они отрицают все национальное. Но возьмем пример польских или литовских татар, утративших в большинстве своем сначала национальную идентификацию, а затем и религию. Недавно услышал от последователей этой партии, что Аметхан Султан, человек с мировым именем, предатель, потому что воевал не за ислам и вместе с неверными. Посмотрите, до чего доходит.

Вина лежит и на меджлисе. Мы никак не можем последовательно и эффективно им противостоять. И это заставляет действовать их все более нагло, они не смотрят ни на возраст, ни на авторитет. Их специально этому учат. Около года назад я стал свидетелем того, как этим ребятам в мечети демонстрировали видеозапись с казнями людей. Разве это воспитание для молодых людей, это исламская культура? Когда мы возмутились, нам ответили «А что здесь такого?».

 

Абдулла БЕРБЕРОВ, сторонник партии Хизб-ут-тахрир, бывший имам мечети села Янъы Сарабуз

«Чуть менее десяти лет я работал имамом местной мечети, однако недавно меня уволил муфтий Крыма Аджы Эмирали Аблаев, по причине того, что я считаю правильными идеи и цели политической партии Хизб-ут-тахрир, поддерживаю их, хотя сам не являюсь членом этой партии. При этом не спросили моего мнения, не поинтересовались мнением прихожан местной мечети и тех мусульман, этнических крымских татар, которые проживают в селе Укромное. Выслушав только мнение местного меджлиса и председателя местной мусульманской общины, муфтий принял решение о моем увольнении. Еще до этого из-за скандалов, которые возникли между мусульманами по поводу исполнения мною обязанностей имама, где меня обвиняли в инакомыслии, в том, что я иду против обычаев крымскотатарского народа, разделяю его, я принял для себя решение отказаться от этой должности, а потом уже меня пригласил к себе муфтий.

Будучи имамом, я доносил до людей истины, которые записаны в Коране и Сунне, идеи Хизб-ут-тахрир не противоречат им. Моя обязанность перед Всевышним Аллахом как имама, выполняющего обряды именно этого джемаата, проводящего им намаз, читающего им проповеди, доносить им истину такой, какая она есть.

Наш народ был вдали от ислама в течение семидесяти лет, ему насаждался коммунизм, отрицавший религию, естественно, что сегодня возвращение ислама в жизнь и сознание нашего народа будет небезболезненным.

Действительно, у последователей того или иного мазхаба есть различия в жестах во время намаза, но это не те различия, которые ведут к разъединению, так как основополагающие правила проведения намаза едины для всех. До тех пор пока мы сами не будем делать из этого причину для разногласия. Если человек держит руки во время намаза согласно другому мазхабу, мы не имеем права осуждать его.

Я знаю сторонников партии Хизб-ут-тахрир, которые не отрицают обычаи нашего народа, например, поминание умершего, имянаречение и т.д. Эти традиции не являются запрещенными в исламе, не являются нововведением, но и не обязательны к исполнению. Никто из членов партии Хизб-ут-тахрир или его сторонников не отказывается от них и не говорит, что это чуждо. В Коране этого нет, но они выполняют эти обряды, так как они являются обычаем нашего народа.

Мы, сторонники или члены партии Хизб-ут-тахрир, не настроены враждебно против Меджлиса крымскотатарского народа или Муфтията. По исламу, такие органы, которые защищают интересы этого народа, должны существовать. Но мы не согласны с некоторыми их действиями, так как они не соответствуют исламу. В частности, я выступил против празднования Хыдырлез байрама, с чего и начался конфликт с местным меджлисом. Меня возмущает, что мы уделяем много внимания различным праздникам, например 8 марта или 23 февраля, и в то же время не отдаем должного предпочтения мусульманским праздникам. Проводя такие праздники, меджлис препятствует тем, кто хочет изучать ислам.

Общество, в которое приходит истина, непременно будет раскалываться на ее сторонников и противников. Противодействие муфтията нашей деятельности, который нас обучил, дал работу, а потом без причины выгнал на улицу, вынуждает нас создать независимую от ДУМК мусульманскую общину.

Айдер ИСМАИЛОВ, заместитель муфтия Крыма

«Секта Хизб-ут-Тахрир является политической, а не религиозной организацией, потому что их деятельность больше относится к политике, нежели к религии. Положительных сторон в этой деятельности нет, только негатив. Об этом говорит сама реальность. Во-первых, в идеях последователей Хизб-ут-тахрир существуют явные расхождения с основами исламского вероубеждения, принципами фикха (правовой доктрины) и усуля (методологии донесения ислама до людей), которые поясняли общепризнанные исламские ученые. В частности, что касается основ вероубеждения, то они отрицают мучение в могиле, ошибочно трактуют понятия «судьба» и «предопределение». В их внутренней литературе высказывается мысль, что ахля сунна (последователи четырех общепринятых мазхаба: ханафи, ханбали, шафии и малики), то есть 90% мусульман мира, не протяжении более 1400 лет ошибались, и тут, в 1953 году. Такиуддин Набхани, «великий ученый» по их понятиям, объяснил нам как нужно верить. Это явное невежество.

Или, например, что касается фикха, ими дозволяется скрыто взглянуть на девушку, если у мужчины есть серьезные намерения жениться на ней. Однако мы знаем, что это просто подглядывание. Этому нет оправдания не только с точки зрения норм ислама, но и с точки зрения простой человеческой этики.

В их идеях и принципах мы находим противоречия всем четырем мазхабам, хотя большинство из них и относит себя якобы к мазхабу аш-Шафии, но это не так. Они придерживаются вымышленного мазхаба, изложенного Нахбани.

Здесь необходимо учитывать еще и тот факт, что наши предки не территории Крыма исповедовали ханафитский мазхаб, поэтому выдумывать ничего не надо. Вообще подымать тему о мазхабах и их достоверности, преимуществах перед друг другом ни к месту, потому что простые не знают основ ислама. Если человек искренне хочет нести пользу исламу, то он может рассказать об Аллахе и его единстве, о пророке, о достоинствах, что такое намаз и т.д. Происходит так, что второстепенные вещи преподносятся как первостепенные. Выявление тонкостей различия между мазхабами, кто из них более прав – это дело ученых, а не простых людей. Дело простых людей-мусульман следовать за общепризнанными мусульманскими учеными, и ханафитский мазхаб является таковым.

Что касается усуля, то главной ошибкой является то, что данной партией ставятся политические цели, то есть стремление к власти. Религия это не есть политика. Поэтому преподношение ислама как некоей политической системы категорически неверно. Также неверным является преподнесение личности Пророка как политического лидера, главы государства. Они утверждают, что у пророка изначально было намерение построить государство. Это не так. Пророк пришел к людям, чтобы исправить их искаженные вероубеждения.

Люди веровали в идолов, то есть в многобожие, Пророк же, как и все пророки до него, пришел к людям с единобожием, чтобы люди правильно воспринимали реальность. Есть Создатель и он создал все, он единый и поэтому он достоин поклонения – вот суть призыва Пророка. Он не призывал к чему-то кардинально новому, он обновил призыв ста двадцати восьми тысяч пророков, которые были до него и чьи учения были искажены людьми. И Аллах отправил своего последнего пророка, чтобы он вернул учение в его исконный вид. Поэтому выдумывать здесь нечего.

Если человек говорит от имени ислама и призывает к некоторым политическим целям, например к власти, к смене политического режима и т.д., то люди наблюдают в призыве этого человека корысть. В призыве Пророка мы этого не видим. Пророк призывал людей уверовать в единого Аллаха. Он не призывал людей свергнуть правление, которое было в Мекке или же я хочу стать вашим лидером. У него не было таких чаяний. Он позиционировал себя как человека отражающего волю Аллаха. Воля Аллаха состояла в том, чтобы призвать людей верить в него. Лидеры Мекки предлагали ему взамен богатство, власть, брак с красивейшей женщиной. Если бы он хотел, то он мог бы взять богатство и власть, а потом задавить их, но пророк этого не сделал. Предложение власти он не взял.

Призыв к построению Халифата является стержнем идеологии Хизб-ут-тахрир. Они утверждают, что это одна из приоритетных задач ислама как религии. Я со всей ответственностью заявляю, что это не так. Но Пророк не призывал строить государство. Государство строится в душах людей. Люди должны какую-то мысль принять душой, и они должны хотеть жить по этим законам. Как и произошло при жизни Пророка, люди приняли Ислам, приняли те законы, и они сами захотели по ним жить. И было сформировано такое общество, в котором царили законы ислама, но сделано это было с любовью, а не принуждением. А не как нам предлагают: мы должны государство построить. Тогда это будет диктатура.

Многие запреты в исламе, например, необходимость женщинам скрывать внешность или запрет на алкоголь были ниспосланы не в первые годы появления ислама, а через несколько лет. Людям давалось время осознать законы ислама. Не надо третьестепенные вещи ставить на первый план, это и искажает реальность, искажает лик ислама. Потом начинают говорить, что ислам – это религия запретов. Потому что человек, призывая, начинает приводить запреты, но разве Пророк с этого начинал? Он говорил, что Аллах создал вас, потому что любит, он дает вам пропитание, поэтому, когда обращаетесь, не обращайтесь к идолу, обратитесь к тому, кто вам все дал. Это не обижает человека, многое ему объясняет. Ему не говорят: ты грешник, ты такой, ты сякой, ты намаз не делаешь, поэтому ты попадешь в ад. У Пророка обращение направлено к душе и разуму человека, он на человека не нагружает обязанности изначально. А в сектах мы видим как раз иной подход.

Чтобы воспрепятствовать деятельности подобных сект Духовное управление мусульман Крыма имеет возможность не допускать или снимать с должности имамов, исповедующих сектантскую идеологию, противоречащую исламу. Неприязни на личностном уровне у нас нет, мы не принимаем мысли или идеи, которые вносят раскол в наше общество. Поэтому наши соотечественники должны внимательно сопоставлять слова и действия людей. Есть люди, которые произносят красивые слова, но их действия приводят к разногласиям и спорам в обществе и семьях. Но главное, необходимо руководствоваться мнениями компетентных людей, если возникают сомнения в правильности или не правильности услышанного.

Если я строю дом, я обращаюсь к инженеру, если я заболел, я иду к врачу. И выбираю опытного, профессионального и признанного специалиста. И мы знаем много фатальных случаев, когда некомпетентный врач калечил людей. В муфтияте у нас есть профессиональные кадры с высшим исламским образованием, полученным в Турции, Иордании, Ливии.

То, что представители различных сект выступают против полномочия муфтията назначать и увольнять имамов, выявляет их цель – разрушение национальных институтов самоуправления крымскотатарского народа, тем самым ускорение его ассимиляции. Это единственная цель, с которой они действуют на территории Крыма, в частности Хизб-ут-тахрир. Традиция назначения имамов высшим духовным управлением существует со времен Пророка, то есть на протяжении более 1400 лет. Поэтому подобные заявления противоречат исламу, шариату и здравому смыслу. В обществе должен быть порядок. Представьте, что каждая из 280 общин Крыма будет сама избирать себе имама, кто будет спрашивать с этого имама за его деятельность, кто будет контролировать соответствие его действий нормам ислама? Назначение имама высшим органом управления не есть диктат, это требование ислама и порядка в обществе.