Святая обитель суфиев

11.05.20160:19

Святая обитель суфиев

 

[Гульнара Абдулаева]

После того, как стартовала акция «Семь чудес Украины» в Евпатории заметно прибавился поток туристов, желающих посмотреть уникальное в своем роде сакральное сооружение – текие крутящихся дервишей суфийского ордена Мевлеви. Возведенное в XV веке оно сохранило свой первозданный облик. Интерес вызван еще и тем, что сегодня подобных памятников Мевлеви сохранилось всего три: в Турции, Египте и Крыму.

Сегодня историко-культурный ансамбль, в который входят мечеть, минарет, могила святого шейха и само текие дервишей легко можно найти в юго-восточной части старого города на площади Одун Базар къапусы. Теперь его окружают жилые кварталы, но он все равно держится особняком, напоминая о своем величии и духовном предназначении. 
Массивные ворота ведут в святую обитель дервишей. Здесь на территории время словно остановилось. Тишина, прохлада, удивительно чистый воздух. Всё дышит спокойствием и вечностью. Невысокое строение с разобранной крышей сразу же привлекает внимание. Это Джума-Джами – некогда величественная пятничная мечеть. 27 лет назад ее планировали реставрировать, но разобрав купол, оставили под открытым небом до лучших времен. Сегодня трудно поверить, что еще в 1918 году она была действующей и распахивала свои двери для правоверных прихожан. Время безжалостно обнажило древние камни и о предназначении культового сооружения напоминает лишь стройный минарет, сложенный из тесаных блоков известняка. К слову, это самый древний минарет, сохранившийся в Крыму. Еще несколько шагов и сразу же за мечетью открывается взору само текие – монастырь крутящихся дервишей. За шесть веков он не перестраивался, не менял свой облик, несмотря на то, что не раз подвергался разорениям завоевателей. Он устоял под угрозой пожара, разрушения и долгого забвения. 
К сожалению, история не донесла имени зодчего, которому удалось соединить достижения восточной и византийской архитектуры. Оригинальное в своей простоте купольное сооружение представляет в плане квадрат, путем двойного среза углов переходящий в восьмигранник. Главный вход в святилище дервишей Мевлеви расположен с востока. Двухстворчатая деревянная дверь ведет в просторный главный зал, по периметру которого расположены девятнадцать келий. Приглушенный свет, проникающий из витражных стрельчатых окон, создает атмосферу таинственности. Когда-то пол текие был выложен мраморными плитами и устлан дорогими коврами. Вдоль стен на уровне окон тянулся балкон для музыкантов, а между кельями и залом проходила балюстрада. Кельи, небольшие прямоугольные комнаты, предназначались для медитации и назывались «челе хане». В «челе хане» дервиш мог находиться столько, сколько его душе угодно. Предаваясь молитвам, он набирал энергию, которую потом передавал больным людям. Сейчас таких людей называют экстрасенсами. 
Считается, что каждая келья имеет свою энергетику. В настоящее время при текие работают: институт самовосстановления человека Мирзакарима Нарбекова, академия суфийской медицины Санкт-Петербурга возглавляемая суфием восьмой ступени академиком Музафар-хаджи Османовым. Здесь так же работает всемирно известный космо-биоэнергетик Евгений Вселенский. 
После депортации в 1944 году крымских татар текие дервишей, как и многие культовые сооружения должны были взорвать. В главный зал занесли бомбу, но она, простояв неделю, не взорвалась, после чего, решив, что она не действующая погрузили ее на грузовик, но едва отъехали, как прямо на площади прогремел оглушительный взрыв. Вот и святость места. 
Суфизм получил распространение с возникновением ислама. Его последователи дервиши – странники-вольнодумцы, ищущие успокоения души в аскетическом уединении, первоначально пропагандировали форму оппозиционного мистицизма. Единомышленники создавали братства объединяющие дервишей-аскетов (подвижников), анахоретов (отшельников) и еремитов (странствующих пустынников). Позже братства образовали ордена-тарикаты, среди которых и сегодня наибольшей известностью пользуются Кадири, Нурбаши, Бедеви (Бедуины), Бекташ, Накъшбанди и Мевлеви. 
Практически все суфийские ордена носят имя основателя тариката нашедшего свой путь познания Аллаха. Так случилось и с тарикатом Мевлеви. Он был основан около 1273 года в Конье сыном известнейшего суфия, наследственного шейха, мыслителя и гуманиста Джелял-ад-Дина Руми Мевляна. Руми был известен тем, что проповедовал равенство людей независимо от религии, цвета кожи и языка, воспел величие человеческого рода. После смерти он был признан «Святым чудотворцем». Его привычки, манера одеваться, пляски, стихи были канонизированы и превращены в часть религиозного обряда. 
Ученики и последователи Руми относились к странствующим еремитам, они и принесли учения Мевляны на крымский полуостров, основав в конце XIII века на западном побережье близ средневекового города Гезлева свою первую обитель.
Спустя столетия город превратился в крупный культурный, торгово-ремесленный и религиозный центр Крымского ханства. Он был окружен мощной крепостной стеной, застроен великолепными мечетями, мраморными банями, красивыми фонтанами. Пять крепостных ворот служили входом в Гезлев, охраняемый постоянным гарнизоном ханских аскеров. Обновилась и обитель Мевлеви. В XV веке деревянный храм был разобран и на его фундаменте возвели каменное текие, напротив, выстроили мечеть Джума-Джами с высоким минаретом, а чуть позже архитектурный ансамбль завершило здание медресе. 
Обитель по-прежнему оставалась за городской чертой, в небольшом отдалении, на пустыре чуть севернее главных ворот Одун-Базар къапусы. Никто не нарушал спокойствие благочестивых суфиев, уважая их аскетическое уединение. 
Дервиши пользовались большим почтением среди населения полуострова, а с возникновением Крымского ханства и вовсе попали под покровительство правящей ханской династии Гираев. Что касается Мевлеви, то это была самая богатая и привилегированная секта суфиев. Во главе ордена стоял шейх. Он был наделен полномочиями, опоясывать мечем вновь избранного крымского хана после того как тот совершал торжественную молитву в соборной ханской мечети Гезлева. Власть шейха была наследственной и не ограниченной. Дервиши обязаны были слепо повиноваться ему. Но выше шейха были еще и адепты, именуемые Деде, которые образовывали совещательный и административный Совет ордена. Эти люди обладали магическими способностями, умели впадать в транс и предсказывать будущее. Именно они хранили тайнами Мевлеви. 
При вступлении в орден претендент в дервиши проходил испытания. Он жил в уединении, доносил шейху обо всех своих чувствах, переживаниях, мыслях, снах. Испытания длились 2-3 года или 1001 день, за это время послушник знакомился с обрядами, уставом, учился восклицаниям, произносимые много раз в день, обучался врачеванию и языческим обрядам. После посвящения дервиш выбирал свой путь – странствующего дервиша или дервиша проповедника. 
Немалое место в дервишеской общине занимали женщины. Они присутствовали в текие на религиозных обрядах в специально отведенном месте: галерее или балконе. История донесла нам их имена: поэтессы Рабийя (Софьян Тхаври), Омм Хайян Салмия, Амина Рамлия, Ом Али (Фатима) и другие.
Кстати, именно суфизм дал толчок европейским христианским рыцарским орденам, традиции трубадуров, прославлению прекрасной Дамы, рыцарского служения образу Возлюбленной. 
Мусульманский закон не допускал безбрачия. Дервиши Мевлеви свободно женились, некоторые из них могли иметь несколько жен. Женитьба дервиша зависела от его доброй воли. Неженатые дервиши жили при текие, женатые в городе. Но, несколько раз в неделю, особенно накануне торжественных обрядов, должны были ночевать в текие.
Всю ночь в текие проходили радения дервишей или религиозные упражнения (зикр), которые состоят из молитв и танцев. Для последователей суфизма пляска была не искусством, а средством освобождения духа, слияния с мировой душой. Традиционные пляски «Сэма», «Сэмахан», начинались пением «Илляхе». Они сопровождались обязательным музыкальным сопровождением. Дервиши, поджав под себя ноги, с опущенными головами садились в круг. На них были одеты конусообразные тюрбаны вишневого цвета, белые юбки – джалуны, черные накидки со шлейфом, на ногах были сыромятные чарыки, перетянутые грубой самодельной веревкой и посох в руке. Одежда шейха отличалась от остальных. Во всем зеленом он сидел посреди залы на овечьей шкуре. После окончания илляхе начинался ритуальный танец. Начинался он обычно с хлопка и с топанья, это обозначало, что именно этим хлопком дервиш отпугивал шайтана. Теперь он полностью был окружен оболочкой энергии и не допускал ошибок в танце, не нарушал этики дервишей. Он отбрасывал «Я» и оставался только единый бог, он растворялся в своем танце. Танцующие, поворачивались, друг к другу, отвешивали поклоны, почтительно приложив руки к груди, кланялись шейху. Затем сбрасывали накидки и под звуки мелодии начинали кружиться, изображая круговорот жизни и духа, отображая движение планет и небесных светил. И так всю ночь. Когда начинало светать, они останавливались и потихоньку выходили из транса. Так на протяжении четырех веков проходили радения при текие в Гезлеве. 
Мистический танец дервишей Мевляны впоследствии был заимствован коренным населением Крыма – крымскими татарами и трансформировался в народный танец хайтарма.
После присоединение Крыма к России жизнь кардинально изменилась. Не было больше цветущего города Гезлева, славившегося своими фонтанами, его переименовали в Евпаторию. Покинули город и дервиши. Суфийские ордена на полуострове были запрещены и Мевлеви вынуждены были уйти в Османскую империю. Текие, а после и медресе, где получали «тайны премудрости чтения и письма», отпрыски благочестивых мусульман были закрыты, действующей оставалась лишь мечеть Джума-Джами. Вплоть до XX века в ней проходили пятничные намазы. Но в неспокойный 1918 год в мечети было совершено преступление. Неизвестные, очевидно преследуя цель наживы, убили имама. С этого дня в Джума-Джами навсегда было прекращено богослужение, так как по мусульманским традициям, храм, оскверненный кровью правоверного, не мог больше исполнять своего назначения. После того, как мечеть была упразднена, новая власть закрыла доступ и к мечети и к текие. А здание бывшего медресе, выходившего фасадом к городской площади, перестроили и открыли в нем чайную. 
По настоянию искусствоведа Усеина Боданинского в 1925 году здесь впервые был сделан частичный ремонт. И только в 2000 году, религиозной общиной мусульман были проведены реставрационные работы в ходе которых обнаружилась могила самого древнего в степном Крыму мусульманского святого — Атеш-деде. Она практически вплотную прилагала к северной стене текие. 
Справа от текие расположена живописная лужайка. Когда-то здесь было кладбище шейхов и дервишей. Его уничтожили в 1933 году. Место непростое — тут приборами зафиксированы мощные энергетические источники. 
Эти магические зоны по окружности выложены камнями. Очень полезно хотя бы несколько минут постоять в середине одного из кругов — считается, что это исцеляет от многих недугов, а здоровых людей заряжает положительной энергией. 
В здании бывшего медресе (чайной) теперь располагается крымскотатарский музей этнографии, где представлены национальные ремёсла, домашняя утварь, предметы быта степного Крыма, золотошвейная мастерская и школа арабской графики.