Услада ханской души: гарем

11.05.20160:19

Услада ханской души: гарем

 

«Гарем» – буквально означает «сакральное» или «тот, границы которого нерушимы», другими словами гарем это место проживания прекрасной половины мусульманского общества. Что же, в сущности, представлял собой ханский гарем, которому уделяли так мало внимания в истории Крыма?  
В отличие от знаменитого стамбульского сераля Топкапы здесь никогда не практиковали коллекционирование выдающихся красавиц со всего мира. В отличие от султанов Османской империи крымские ханы, отдавали предпочтение благородному происхождению своих избранниц и были более разборчивы в выборе своих жен. Поэтому гарем крымских ханов можно было смело назвать институтом государственной власти, а также воплощением мужской мечты и школу женского обольщения.


Гарем крымских ханов значительно отличался от османского. Он был не большим, по той причине, что порой крымские ханы не имели даже и четырех жен, довольствуясь одной или двумя. 
На старинном плане бахчисарайского дворца обозначены четыре гаремных корпуса – по количеству предписанных исламом законных жен. По дошедшим сведениям, основную часть, 70 комнат, уничтожили в 1818 – 1820 годах по причине ветхости, и сегодня до нас дошли ничтожные остатки ханского гарема из небольшого корпуса в три комнаты, где приблизительно восстановлен интерьер некогда богатого и роскошного жилища властительниц Крымского Ханства. 
В гареме проживала вся женская половина Ханского дворца: матери, тетки, незамужние сёстры, ханские жены, и дочери, а также целый штат придворных дам и женская прислуга. Кроме женщин в гареме жили и чернокожие евнухи, их было четыре, и они отвечали за сообщение гарема с внешним миром. Над евнухами стояли кизлярагасы – их было два, они были начальниками черных евнухов. 
В стенах крымского сераля протекала своя жизнь, о которой известно очень мало по той причине, что сюда, в частные покои ханов, не было доступа посторонним лицам. Здесь для молодых девушек был своеобразный «институт благородных девиц», их обучали не только музыке, литературе, толкованию Корана, всем видам любезного обхождения в обществе, но и азам правоведения, точным наукам и философии. 
Жительницы гарема могли присутствовать на торжественных мероприятиях, проходящих в «Диван-хане» (Зале Совета). Над верхней дверью главной Залы нависал балкончик со стрельчатыми арками, он был забранный решеткой, здесь обитательницы гарема могли оставаться невидимыми для посторонних, но посторонние были доступны их взорам. Ханские жены так же облюбовали и знаменитую Тоган-Кулеси (Соколиную башню), с высоты которой забавлялись зрелищем комедиантов и скоморохов, а иногда любовались военными учениями, проходившими во дворе дворца. Жены ханов также могли по своему желанию в любое время покинуть Бахчисарай и уезжать в свои загордние дворцы.
Из немногих развлечений предпочтение отдавалось игре на музыкальных инструментах и рукоделию. Представительницы дома Гираев занимались благотворительной деятельностью, они не только раздавали милостыню, но и на свои деньги возводили мечети: к примеру, Тахталы Джами была построена по велению ханской дочерью в 1707 году, а Ешиль Джами – возведенная на средства всеми уважаемой Диляры Бикеч.
Многие жительницы гарема отличались образованностью, умом и дипломатией. Известны случаи, когда жены крымских ханов вели дипломатическую переписку с европейскими дворами в поддержку политического курса своих супругов. Таким образом, они время от времени появляются на страницах исторических источников, отображающих политическую жизнь Крымского Ханства. А порой выступали в документах как путешественницы в Мекку на хадж или как поэтессы.
Как ни странно, но в придворную иерархию ханского двора входили и женщины. Существовал официальный титул ханши-валиде или анабеи — он присваивался матерям, старшим сестрам и женам правящих ханов. Ханши-валиде, занимали в государстве второе место после хана и присутствовали на заседаниях Дивана. Имея права голоса, они играли важную роль в государстве. Крымские ханы зачастую прислушивались к их мнению. Известно, что знаменитый поэт и полководец, один из выдающихся крымских ханов Бора Газы II Гирай (1588-96; 1596-1607) прислушивался к советам своей старшей сестры Кутлуг-Султан.
Помимо женщин, в ханском гареме до возраста 7 лет проживали и принцы — ханские сыновья. Выйдя из малолетнего возраста и покинув матерей и нянек, дети крымских ханов приступали к учебе. Иногда они получали образование в семье, но чаще всего их отсылались либо в Кабарду, либо в Черкессию, где они жили в доме своего наставника –аталыка, главы знатного княжеского рода, где юный член ханского рода получал прекрасную физическую и боевую подготовку.
Мужчины из ханского рода Гираев не женились на простолюдинках, они брали в супруги представительниц знатных крымскотатарских родов, или женились на родовитых черкешенках. Кроме этого существовал обычай, по которому жена умершего хана часто выходила замуж вторично за родственника своего покойного супруга. Например, жена султана Мубарек Гирая, дочь главы бесленейского рода черкесов, подарив мужу несколько сыновей, среди которых был будущий хан Джанибек Гирай (1610-1622, 1629-1636), после смерти мужа вступила в брак с ханом Фетх Гираем (1597). А после гибели второго супруга вышла замуж в третий раз за хана Селямет Гирай (1608-1610), и родила ему сына, будущего хана Мухаммед Гирая IV (1641-1644,1654-1666).  
Женщин ханской фамилии выдавали замуж исключительно за беев и высокопоставленных особ государства, а иногда и за султанов Османской империи. Известно, например, что дочь Менгли I Гирая Айше-ханым (или как она именуется в других источниках Хамсе-Ханым или Газна-Ханым) была выдана замуж за султана Селима I Грозного (1512-1520). Став матерью будущего султана Сулеймана Великолепного, она носила высокий титул султанши-валиде. Принцессы из дома Гираев пользовались значительной свободой в доме своего супруга, которому отныне приходилось забыть о второй жене. Разводиться с принцессами, было запрещено, тогда как ханские дочери имели полное право развестись с не устроившим их мужем и выйти вторично замуж. За ханскую дочь давалось больше приданное и устраивалось пышное торжество по случаю ее свадьбы.  
Но были случаи, когда некоторые ханы брали в жены своих дальних родственниц. Так жена хана Бахадир Гирая Ханзаде-Ханым, была дочерью хана Бора Гази Гирая. Она обладала тонкой натурой и как отец писала стихи. О трепетной любви между ней и ханом слагали легенды. Однажды хан, читая с ней вслух Коран дошел до слов «… то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах – и двух, и трех, и четырех…» спросил: «Вы поняли смысл священного текста?» Ссылаясь на священное писание, как бы оправдывался перед любимой женой за то, что держит гарем. На что Ханзаде-Ханым ответила: «Да, мой падишах! Но я ваша рабыня, утешаю свое удрученное сердце последними словами: …а если боитесь, что не будете справедливы, то – на одной…». Этим она тонко намекнула, что Коран предоставляет хану и другой выбор.