Выступление Мустафы Джемилева на встрече с послами иностранных государств и главами миссий международных организаций, аккредитованных в Украине

11.05.20160:19

Уважаемые представители государств и международных организаций, аккредитованные в нашей стране, ваши превосходительства!

Дамы и господа!

Мы пригласили вас на эту встречу, чтобы информировать о ситуации, которая сложилась в вопросе восстановления прав крымских татар, которые после преступной депортации, геноцида и почти полувековой ссылки начали процесс возвращения на свою историческую родину, в Крым. Мы очень признательны, что вы откликнулись на наше приглашение и прибыли на эту встречу.

В годы борьбы с советским режимом за свои национальные и гражданские права, за право на возвращение на свою родину крымские татары неоднократно обращались за поддержкой к мировому общественному мнению. Моральная поддержка, которая оказывалась западной демократией борющимся в СССР за свои гражданские права людям, в том числе крымским татарам, вещающие на территории СССР их мощные радиостанции, публичные акции протеста политических и общественных деятелей демократических стран против репрессий советских властей в отношении правозащитников, организованные в этих странах комитеты в защиту репрессированных вселяли у бесправных народов надежду на восстановление справедливости, содействовали утверждению принципа ненасилия в правозащитном движении бывшего СССР. Сегодня мы вновь нуждаемся в помощи и содействии демократических стран и международных организаций.

Уже 20 лет прошло с момента падения тоталитарного советского режима и образования на территории советской империи независимых государств. Некоторые из этих независимых государств довольно быстро продвинулись по пути демократии и экономического развития, другие – не очень, а в кое-каких странах, к сожалению, установились режимы, которые мало чем отличаются от советского.

Украина, разумеется, не относится к разряду тех стран постсоветского пространства, где по-прежнему жестко подавляется всякого рода инакомыслие. Иначе я сейчас не мог бы стоять перед вами и рассказывать о проблемах крымскотатарского народа. Тем не менее, и в нашей стране достаточно много нерешенных проблем, корнями уходящих в советское прошлое. Игнорирование этих проблем не только препятствует демократическому развитию Украины, но и несет угрозу гражданскому миру и согласию в обществе. Одной из таких проблем, по нашему убеждению, является проблема восстановления законных прав коренного народа Крыма – крымских татар.

Вскоре после распада СССР во многом благодаря инициативе Украины странами – членами СНГ 9 октября 1992 года было подписано "Соглашение по вопросам, связанным с восстановлением прав депортированных лиц, национальных меньшинств и народов" (Бишкекское соглашение). Но это соглашение с момента его подписания некоторыми странами-подписантами не соблюдалось вообще, а Украина придерживалась его лишь частично, мотивируя тем, что некоторые её положения не соответствуют законам страны и требованиям принятой 28 июня 1996 году Конституции Украины, хотя, как известно, в случае противоречия между внутренним законодательством и подписанными соглашениями, приоритетом должны пользоваться подписанные и ратифицированные международные соглашения.

Практически с первых дней независимости Украины мы добиваемся принятия закона о восстановлении прав крымскотатарского народа. Одновременно мы указываем также на необходимость восстановления в правах представителей ряда национальных меньшинств, также подвергшихся депортации в годы СССР с территории современной Украины. К сожалению, все предпринимаемые нами усилия, а также неоднократные обращения Верховного комиссара ОБСЕ по делам национальных меньшинств в поддержку принятия закона, не увенчались успехом. Более того, принятый с огромным трудом в июне 2004 года закон Украины "О восстановлении прав лиц, депортированных по национальному признаку", был ветирован Президентом и не вступил в силу. К слову, в Российской Федерации закон "О реабилитации репрессированных народов" был принят еще 26 апреля 1991 года.

Складывается парадоксальная ситуация. С одной стороны, Украина является практически единственным на постсоветском пространстве государством, признающим право депортированных на возвращение и оказывающим определенное содействие в их обустройстве, с другой – осознанно избегает создания правовой базы, способствующей восстановлению ранее попранных прав крымскотатарского народа. Соответственно, государство Украина не возвращает и не компенсирует депортированным все, что было у них незаконно отнято в результате депортации, в том числе жилье и недвижимость. Но оно обязуется содействовать решению социальных проблем репатриантов посредством ежегодных бюджетных ассигнований. Но выделяемые средства столь мизерны, что могут покрыть лишь незначительную часть насущных потребностей репатриантов. Например, в этом году из Государственного бюджета Украины предусмотрено выделение лишь 23 миллионов гривен, т.е. около 3 млн долларов. На эти средства невозможно построить даже одну школу. Причем, хотя уже приближаемся к концу года, до сего дня из этих 23 миллионов еще не получено ни одной гривны. В проекте бюджета Украины на следующий 2012 год на все проблемы всех депортированных предусмотрено выделение лишь 25 млн. гривен. И это на нужды 300 поселков компактного обустройства крымских татар, в которых отсутствуют водоснабжение, дороги, школы, медицинские учреждения.

В начале этого года указом президента ликвидирован и Государственный комитет по делам национальностей и миграции, который преимущественно занимался проблемами репатриантов. Таким образом, участие государства в процессе возвращения и обустройства репатриантов на своей родине с 2011 года практически сведено к нулю..

Серьезно нарушены права крымских татар на землю: как сельскохозяйственного предназначения, так и для строительства собственного жилья. Несправедливость в первом случае была заложена еще в самом начале земельной реформы, а затем закреплена при принятии Земельного кодекса Украины, статья 25 которой предусматривает, что в бесплатной приватизации земель государственных и коммунальных, сельскохозяйственных предприятий, организаций и учреждений участвуют работники этих организаций или пенсионеры из их числа.. Соответственно, основная часть репатриантов была лишена возможности участвовать в приватизации земли. С огромными трудностями сталкиваются репатрианты и в вопросе получения земли под жилищное строительство. Первые годы после начала возвращения крымских татар власти, отказывая им под различными предлогами в выделении земель под жилищное строительство, начали одновременно быстро раздавать свободные земли гражданам других национальностей под дачи и огороды. Лишь в 1990-91 годы было роздано 150 тысяч земельных участков. Цель здесь заключалась в том, чтобы поставить крымских татар перед фактом отсутствия свободных земель и тем самым остановить процесс репатриации. В этих условиях крымские татары были вынуждены прибегнуть к самовольному занятию пустующих земель, что в свою очередь привело к многочисленным столкновениям как с правоохранительными органами, так и с натравливаемыми на них гражданами иных национальностей, способствовало повышению межэтнической напряженности. Земельные конфликты продолжаются и по сей день.

К настоящему времени на своей родине, в Крыму, проживают около 280 тысяч крымских татар, что составляет примерно 13% населения автономии. По различным оценкам, за пределами Крыма, на территории бывшего СССР, вынужденно продолжают оставаться еще около 120-150 тысяч человек. Они не могут самостоятельно возвратиться на свою родину, воссоединиться со своими соотечественниками и родственниками, в первую очередь, потому, что странами СНГ не соблюдаются положения Бишкекского соглашения, в соответствии с которыми эти страны должны всесторонне содействовать их добровольному возвращению.

Опять парадокс. С одной стороны, государство, общество, не без основания выражая серьезное беспокойство складывающимся отрицательным демографическим балансом в стране, пытаются различными механизмами, в том числе и финансовыми, стимулировать рождаемость, с другой – не только не оказывается помощь репатриации крымских татар на свою родину, но и создаются искусственные препятствия в их возвращении. Более того, время от времени высокопоставленные чиновники и политики позволяют себе заявления о том, что, мол, следует остановить процесс возвращения крымских татар. Некоторые из них идут еще дальше, открыто оправдывая преступления, совершенные советским режимом в отношении крымскотатарского народа.

И это при том, что все годы независимости Украины крымские татары и их представительные органы выступают монолитной прогосударственной силой в Крыму, не дающей ввергнуть полуостров в пучину политического сепаратизма, подогреваемого извне.

 

Поэтому у многих крымских татар растет осознание того, что государство рассматривает их как людей второго сорта.

Уровень дискриминации крымских татар при приеме на работу, особенно в государственные структуры управления, не только не сокращается, но даже за последние годы значительно увеличился.

Существующая в Украине избирательная система, в отличие от ряда европейских стран, не предусматривает гарантии обеспечения представительства национальных групп в представительных органах власти. При пропорциональной системе выборов крымские татары обязательно должны вливаться в какую-то общеукраинскую политическую партию, даже если они не разделяют их идеологию и программу, поскольку сами они в силу своей малочисленности и локальности расселения не могут создать имеющую право участвовать в выборах политическую партию. А если даже и создали бы, то не имели бы никаких шансов на прохождение предусмотренного законом 3-процентного барьера, даже если бы они все до единого проголосовали за эту партию, чего в жизни никогда не бывает. Еще хуже обстоит дело при мажоритарной системе выборов, поскольку крымские татары в Крыму расселены довольно дисперсно и практически нет ни одного избирательного округа, где они составляли бы такое количество, которое давало бы шансы избрание их кандидата не только в парламент Украины, но даже в Верховную Раду автономии. В результате, при смешанной системе выборов крымские татары имеют шансы избрать только примерно 4-5 депутатов в Верховную Раду автономии, где всего 100 депутатов, то есть примерно втрое меньше численной пропорции крымских татар в автономии. Так произошло, в частности, на последних выборах в органы местного самоуправления в октябре прошлого года. А при мажоритарной системе не могут избрать ни одного депутата, как это было, например, на выборах в 1998 году.

Крайне низок и уровень представительства крымских татар и в исполнительных структурах власти автономии. При 13-процентной доле крымских татар в общей численности населения автономии, их представительство в исполнительных структурах власти не превышает 4-5 процентов, а в некоторых ведомствах, как СБУ, таможня, судебная система их практически нет вообще. Для ликвидации этого дисбаланса каких-либо мер не предпринимается. Наоборот, в последние два года представительство крымских татар еще больше снизилось. Многие крымские татары, работавшие в сфере управления были уволены и заменены людьми, приглашенными на работу извне Крыма. Думаю, вы сами можете догадаться, из какой именно области Украины.

Вопиющая дискриминация объясняется не только несовершенством избирательной системы, которая не защищает интересы малочисленных национальностей, но и весьма высоким уровнем шовинизма и ксенофобии, которая бытует на территории полуострова.

То есть вполне очевидно, что у многих чиновников в отношении крымских татар бытуют стереотипы, внедренные в сознание людей еще советским режимом.

Наибольшее беспокойство крымских татар вызывает проблема сохранения национальной идентичности и самобытности, сохранения и развития культурного наследия, которое было тотально разрушено советским режимом. Возвращаясь на свою родину, мы, крымские татары, вынуждены восстанавливать все практически с нуля. Полстолетия крымские татары в местах ссылки были лишены возможности обучать своих детей родному языку.

За все 20 лет независимости Украины крымским татарам удалось, преодолевая активное сопротивление местных властей, открыть всего 15 школ, где дети могут получить какие-то знания родного языка. Но в них могут обучаться всего около 10 процентов всех крымскотатарских детей школьного возраста. Остальные же вынуждены учиться в школах с русским языком обучения. Если учесть, что и их родители были лишены возможности обучаться на родном языке то, соответственно, дети не могут получить какие-то знания родного языка и в семье. В результате идет тотальная потеря целым поколением своего родного языка, являющегося одним из главных элементов национальной идентичности.

Мы пытаемся опираться в строительстве школ и учреждений культуры на помощь международных организаций и правительств отдельных стран, но по непонятным нам причинам профильные министерства и ведомства Украины создают различные бюрократические препоны для получения таковой помощи. Все это создает впечатление, что взят курс на ассимиляцию крымскотатарского нарда, то есть на совершение деяния, которое рассматривается международным правом как преступное.

Чрезвычайно беспокоит нас и отсутствие возможностей для ведения постоянного диалога с высшими органами власти Украины. В 1999 году Президентом Украины был принят Указ о создании Совета представителей крымскотатарского народа как консультативного органа при Президенте страны. Это было своеобразной формой официального признания государством избираемого самими крымскими татарами представительного органа, поскольку созданный Совет должен был состоять только из избираемых самими крымскими татарами членов Меджлиса. Это давало возможность Президенту страны регулярно встречаться с представителями крымских татар, совместно обсуждать существующие проблемы и давать поручения различным ведомствам страны для их решения. После президентских выборов 2010 года изменилась ситуация и в этом вопросе. Совет представителей указом президента переформатирован и в него в качестве "представителей народа" введены люди, которые никем не избирались и, разумеется, никого не вправе "представлять". Члены Меджлиса, которые в этом обновленном Совете оказались в меньшинстве, разумеется, отказались быть в его составе. Таким образом, прерван и существовавший механизм диалога представителей народа с высшим руководством страны.

Одновременно проводятся различные меры, направленные на внесение раскола в среду крымских татар, дискредитации их представительного органа и оказание поддержки тем лицам из их числа, которых сами власти назначили "представителями народа".

В декабре прошлого года на базе искусственно созданных при содействии властей нескольких мусульманских общин, не подчиняющихся Духовному управлению мусульман Крыма, решением вскоре ликвидированного Государственного комитета по делам национальностей и религий учреждено параллельное духовное управление. То есть проводятся меры, которые мы уже, как говорится, "проходили" при советской власти.

Национальный съезд крымскотатарского народа (Курултай) на последней своей сессии пришел к выводу, что необходимо провести международный форум по проблемам Крыма и его коренного народа с целью оказания Украине международной помощи в решении этих проблем. После принятия этого решения делегации Меджлиса встречались с многими политическими и государственными деятелями в Канаде, США и странах Европы, с руководителями нескольких международных организаций. С удовлетворением хочу отметить, что наша инициатива по созыву международного форума на всех этих встречах была воспринята с пониманием и желанием оказать поддержку. Правда, мы не получили еще четкого ответа на свою инициативу от руководства Украины, участие которого в работе этого форума было бы крайне важным и необходимым.

Мы надеемся, что аккредитованные в нашей стране дипломаты и представители международных организаций также окажут нам содействие в созыве этого форума.

Благодарю за внимание.