Абдул-Гафар Къырыми – историк XVIII века

11.05.20160:19

Что сегодня известно о жизни выдающегося крымскотатарского ученого, писателя, поэта и придворного вельможи XVIII века Абдул-Гафара Къырыми? Нельзя сказать, что это имя предано забвению. Оно упоминается в списке целой плеяды ученой интеллигенции Крымского ханства, о нем пишут научные статьи, его труды — объект дискуссий. Но вот широкой публике он по-прежнему неизвестен.

А между тем, яркий жизненный путь Абдул-Гафара Къырыми полон интересных событий и неожиданных поворотов.

До недавнего времени о крымскотатарском историке аль-Хаджи Абдул-Гафаре бен аль-Хаджи Хасан аль-Къырыми было известно только то, что он автор известной хроники "Умдет ал-ахбар" (полное название "Умдет ал-ахбар фи тарих ут-татар"), датированной 1744 годом. Этот труд по истории Крымского ханства охватывает период с 1475 по 1743 год. И сегодня на него ссылаются как на первоисточник многие исследователи эпохи Крымского ханства. Хранится уникальный манускрипт в стамбульской библиотеке Сулеймание. Главная ценность объемной и содержательной работы в том, что ученый хорошо знал мусульманскую классику и использовал в своей работе как крымские, так и арабские, персидские и османские источники. Это говорит о том, что Къырыми в современном понятии был знающим арабистом и тюркологом.

Родился будущий ученый в деревне, принадлежавшей его семье Сефа-Конрад, близ города Карасубазара. Точная дата рождения неизвестна. Но есть предположение, что он появился на свет не позднее начала 1690-х годов. Его семья относилась к одной из ветвей могущественного клана Ширинских беев. Об этом неоднократно упоминал сам Къырыми. Об этом же писал и его современник принц Саид Гирай, сын будущего хана Халима Гирая, который хорошо знал ученого при жизни и даже оставил о нем некоторые сведения в своей автобиографии, написанной в 1755 — 1758 годах. Сегодня этот бесценный источник хранится в одной из библиотек Берлина.

Саид Гирай в своих воспоминаниях называл ученого Гафури эфенди и восхищался его образованностью: "В то время, как я пишу эти строки, эфенди сидит в своем доме в Карасу и что-то пишет. Это правда, что его речь искренна, а его утверждение не имеет недостатков. Он не только ученый и добродетельный, но также образован в специальных науках. Он преуспел в многочисленных работах. Говорят, что он писал в прозе подробную историю чингисидовских ханов и джучидских султанов и сокращенный рифмованный вариант".

Очевидно, сам принц по неизвестным причинам не был знаком с этой рукописью, а вот поэзию ученого Саид Гирай хорошо знал и восторгался ею. Но, к сожалению, ни одного произведения из поэзии Абдул-Гафара до нас не дошло.

Будущий ученый получил блестящее образование в Крыму и так сложились звезды, что очень скоро выпускник, вероятно одного из карасубазарских медресе, начинает свою карьеру в качестве секретаря при главе рода Ширин бея и окунается в водоворот политической жизни ханства. В правление хана Девлета Гирая II в конце июля 1711 года он принимает участие в Прутской военной кампании. Записи, сделанные им во время этого похода, он впоследствии включил в свой фундаментальный труд по истории. На семи страницах автор подробно описал известную победу над русскими, и не упустил возможности прокомментировать грубые ошибки османского военного руководства. Другими словами он осудил действия османского визиря Балтаджи Мехмеда паши, который буквально выбил из рук крымского хана победу над русскими, и умудрился заключить с побежденным царем Петром мир чуть ли не на паритетных условиях.

А уже на следующий 1712 год Къырыми пишет, что он сопровождал своего родственника главу рода Ширин — Мубарекшаха и крымского хана Девлета Гирая II на Кубань к восставшим черкесам с целью усмирить их. В Азаке (Азове), где они остановились на несколько дней, их ждал пышный прием в честь победы над царем Петром, устроенный османским губернатором крепости.

Но после того, как Девлета Гирая в 1713 году сместили с ханского престола, имя Къырыми на протяжении нескольких лет не встречается в источниках, и только в ханство Саадета Гирая III, а именно в 1721 году становится известно, что ученый состоит на должности кадия у своего родственника Хаджи Джан Тимура бея Ширинского, после смерти Мабарекшаха возглавившего род Ширин.

А в 1724 году Абдул-Гафар стал свидетелем вспыхнувшей в среде крымской знати междоусобицы. Къырыми был прекрасно информирован о событиях тех лет и сообщает, что причиной раздора крымской аристократии стала дочь Аргинского бея Ахмедшаха, с которой обручился некто Эрмурза из рода Вейрат (ханский капы-кулу). Дело в том, что до этого к ней сватался Кутлу-Шах бей из рода Юрулджа, сын бывшего ханского визиря. Он и предъявил новоиспеченному жениху претензии. Но так как Эрмурза не отступился, Кутлу-Шах пожаловался хану. Саадет Гирай принял сторону последнего, пригрозив, что если девушка будет отдана замуж за Эрмурзу, то обе семьи, заключившие этот брак, будут наказаны. Гордость Эрмурзы была задета, и он обратился за помощью и поддержкой к клану Ширин. Те, в свою очередь, поддержали злосчастного жениха и попросили хана простить их протеже и благословить на этот брак. Но хан не отступился от своего решения. Напротив он усугубил положение тем, что выдал девушку за третьего, постороннего человека мотивировав тем, что этим действием он положит конец возникшей распре. Это и стало предлогом к начавшимся в стране брожениям. Кланы рассорились между собой. Конфликт стал разгораться, обещая вылиться в вооруженное сопротивление. И тогда старейшины крымских родов посоветовали Саадету Гираю оставить престол. Вопреки уговорам членов своей семьи хан не стал усмирять знать и по доброй воле оставил трон. Следующим ханом был избран Менгли Гирай II, предпринявший попытку примирить бейские кланы.

Абдул-Гафар был сторонником могущественного рода Ширин, и одновременно с книгой "Умдет -ал-ахбар" начинает писать историю династии. В кратком очерке он излагает генеалогию 26 лидеров этой знатной семьи и их сыновей, начиная с XIV века от сподвижника и близкого друга хана Тохтамыша Ректемура бея, и завершает внуками своего современника и покровителя Хаджи Темур бея Ширинского.

 

В период ханства Менгли Гирая II ученый уединился в Карасубазаре, во владениях клана Ширин, где у него был свой дом. Здесь он много работает. Есть вероятность, что именно в этот период Абдул-Гафар сближается с шейхами ордена Хальвети, выходцами из Коньи, получившими от хана Менгли Гирая особые привилегии в Крыму. Возможно, у Къырыми был доступ и к мистическому учению хальветийских дервишей. Сам автор в своем труде не упоминает о каких-либо личных связях с суфийскими орденами. И это понятно. Этика суфиев этого не приветствует. Тот, кто посвящен в таинства никогда не будет о том распространяться.

В 1730 году Менгли Гирая сменяет на ханском престоле его родной брат Каплан Гирай. Къырыми возвращается в Бахчисарай. Здесь ему была предложена должность "диван катиби" (секретарь Дивана). Должность диван катиби следовала после муфтия, кади-аскера, и кадия Бахчисарая, другими словами была одна из главных в ханстве. Ученый хорошо владел каллиграфией и искусством составления писем — инша и, судя по всему, вел не только личную переписку хана, но и был довольно близок к Каплану Гираю, о котором отзывался с большим уважением.

В начале 1735 года Абдул-Гафар Къырыми совершил хадж к святым местам в Мекку и Медину. В это время ему было около пятидесяти лет. После долгого путешествия он вернулся домой осенью усталый и больной. Но, несмотря на болезнь, в ноябре этого же года ученый был вынужден принять участие в народном ополчении против 100-тысячного российского войска под командованием генерала-поручика Михаила Леонтьева. Дело в том, что в России воспользовались отсутствием в Крыму хана и его армии, который в союзе с Оманской империей отправился на войну с Персией, и вторглись в пределы ханства. Все мужское население поднялось на защиту родины, выступив за Ор-Капы. Но столкнуться не пришлось. Как упоминал об этих событиях сам Къырыми: "Случился великий снегопад и русские, испугавшись плохой погоды, были вынуждены возвратиться в свою страну". Но это было только начало разразившейся войны 1735 — 1739 годов. Къырыми чудом удалось спасти во время варварского разорения города Карасубазара свои рукописи.

Вскоре престарелый хан Каплан Гирай был смещен. Его наследовал старший сын героя Прутского похода хана Девлета Гирая II Фетх Гирай II. По неизвестным причинам к новому хану Абдул-Гафар питал неприязнь, однако продолжал служить и у него в качестве диван катиби.

К этому времени Къырыми уже был всеми уважаемым улемом, с его мнением считались и прислушивались к мудрым советам. Зимой 1736/37 года в составе ханского посольства диван катиби отправляется в Стамбул. Здесь он лично принимает участие в аудиенции, данной султаном Махмудом I, встречается с высшими османскими сановниками и ведет с ними переговоры о политическом положении в ханстве.

А уже в сентябре 1739 года он в числе торжественной делегации в деревне Монастире, близ Бабадага в Добрудже приветствует нового хана Менгли Гирая II, возвратившегося с Родоса, вторично занять ханский престол. Среди встречающих был и принц Саид Гирай. Именно тогда он и познакомился с ученым. Из Добрудже пышная свита вслед за новым ханом отправилась к реке Турла (Днестр) и далее к крепости Озю (Очаков). На некоторое время Саид Гирай и Абдул-Гафар становятся попутчиками. Но в Аккермане их пути разошлись: Къырыми едет дальше в Озю с ханом, а Саид Гирай вынужденно остается в Аккермане.

Известно, что в правление следующего хана Селямета Гирая II, Къырыми был назначен кадием при калге хана Селиме Гирае, а когда Селямету Гираю наследовал калга, став ханом Селимом Гираем II, между повелителем и ученым возникли разногласия. Сам Къырыми говорит об этом инциденте, что хан разгневался на него по совершенно неизвестным и необъяснимым причинам и выслал его в загородное имение в деревню Сефа-Конрад, где заключил под домашний арест. Возможно, сам ученый умалчивает об истинных причинах разногласия. Позднее хан позволил ученому перебраться в его дом в Карасу, но домашний арест не отменил. А через некоторое время и вовсе выслал в крепость Согуджак на побережье современной Абхазии. По словам ученого, это было ужасное место, где ему пришлось испытать все возможные страдания и тяготы.

И, тем не менее, в крепости Согуджак он смог написать немало трудов на религиозные и исторические темы. Там же он завершил свой труд "Умдет ал-ахбар", который включал историю четырех улусов Золотой Орды, а также подробную историю крымских ханов от Хаджи Гирая I до Селямета Гирая II.

В 1748 году из ссылки ученого вернул следующий хан Арслан Гирай. Хан не только возвратил его, но и окружил заботой и почестями достойными этого ученого мужа. На склоне лет Къырыми возвратился в свое родовое имении в Сефа-Конрад, где около 1758 года нашел вечный покой, и, вероятно, там же и был похоронен.

К сожалению, большая часть работ Абдул-Гафара Къырыми — этого гениального ученого – не сохранилась либо не выявлена до сих пор. А вот что касается бесценного исторического труда "Умдет ал-ахбар", то в настоящее время Центр исследований истории Золотой Орды уже готовит его к изданию. Несомненно, Абдул-Гафар Къырыми прожил интересную и яркую жизнь, и оставил глубокий след в истории своей родины.

Гульнара АБДУЛАЕВА