Ширины, или Плоды крымской демократии

11.05.20160:19

Наверное, как Сфорца для Италии, Монморанси для Франции, так и старинный тюркский род Ширины неразрывно связан с историей Крымского ханства. Многие представители этой династии являлись активными участниками важнейших событий государства, раскинувшегося в Северном Причерноморье. Ширины внесли значительный вклад в развитие страны, а потому и оставили о себе на века славную память.

Говоря об истории Крымского ханства, сложно обойти вниманием имя Ширины. Этот род был одним из самых древних и самых прославленных в Крыму. Ширины идут первыми в списке крымской аристократии. Именно представители Ширинов привели к власти первую и единственную династию крымских ханов — Гираи, стремившуюся к полной независимости от Орды.

Возможно, крымские беи из родов Ширин были такими же потомками Чингисхана, как и Гираи. Но, несмотря на свое независимое положение в ханстве, они строго придерживались субординации по отношению к правящей династии.

Около 1443 года в литовский замок Троки, где пребывал будущий родоначальник крымской династии Хаджи Гирай, явилась делегация из Крыма во главе с влиятельным Тегине-беем Ширинским и призвала от всего крымского народа Хаджи — как прямого потомка Чингисхана, стать их ханом. Спустя некоторое время, похожая ситуация повторилась и с сыном Хаджи Гирая Менгли Гираем. На этот раз нового хана утвердил на крымском престоле Эминек мурза Ширинский сын Тегине-бея. В ханство Сахиба Гирая лидером Ширинов был Баба(Бабай)-бей, сын Мамыш-бея и старшей дочери Мухаммеда Гирая I.

Конечно же, это не могло не отразиться на привилегированном положении Ширинов в Крымском ханстве. Так, наряду с другими именитыми династиями Ширины занимали исключительно первое место — баш карачи. И только потом шли Барыны, Аргины, Кыпчаки и Мангыты. Образовался определенный род аристократической конфедерации под управлением баш карачи из лидирующего клана Ширин. Остальные четыре клана были главной военной силой в ханстве. Если возникала необходимость в военном походе, то клан Ширинов мог выставить от 20 000 до 5 000 человек. Для сравнения Аргины и Кыпчаки могли выставить до 3 000 людей, а Мангыты около 2 000 аскеров.

Ни один государственный совет — Диван не обходился без баш карачи беев. В случае, если политика хана претила интересам Ширинов, то беи могли демонстративно покинуть зал совета. И тогда хан оказывался совершенно бессильным. Лояльность и поддержка баш карачи беев имела решающее значение для хана. К примеру, в 1551 году хан Сахиб Гирай не смог ничего предпринять, когда еще недавние его сторонники Ширинские беи изменили своему решению и поддержали его племянника Девлет Гирая.

Нужно отметить, что глава рода Ширин в иерархии бахчисарайской администрации занимал одно из самых значимых мест после первого престолонаследника — калги и второго наследника на ханский престол — нур-эд-дина. Это место было наследственным, а положение и должность соответствовали министру внутренних дел государства. В обязанности бея входило соблюдать правопорядок на основе законов и традиций ханства. Иногда это приводило к серьезным разногласиям между Ширин беем и ханом. Поэтому ханы старались не конфликтовать с Ширинами, так как те опирались на надежную экономическую и политическую основу.

К слову, Ширины владели обширными землями – бейлыками, расположенными в районе от Карасубазара до Керчи и граничившими с Кефе. Кроме земель Ширины имели право на сбор пошлины с прибывающих в Крым или следующих транзитом иностранных купцов, а также на "жалованье", которое им выплачивал кефинский казначей хана.

Великий бей Ширинский оставался в отсутствие хана его заместителем. Он брал в свои руки всю полноту ханской власти. Он также обладал узаконенными политическими привилегиями. К примеру, мог вести личную переписку с зарубежными политическими лидерами. Единственный из беев, он имел не только разветвленный административный аппарат, но, как уверяют некоторые источники, и собственных калгу и нур-эд-дина и даже пышный двор, копируя структуру ханской администрации.

Важно отметить, что хан не мог ни отнять у бея его родового титула, ни лишить наследственных земельных и иных владений. Напротив, ханы нередко чувствовали свою зависимость от беев в вопросах наследования престола — с мнением могущественных баш карачи, как правило, считались и в Стамбуле.

В первые годы образования Крымского ханства, когда молодое государство еще граничило с генуэзскими колониями, облюбовавшими южные черноморские берега, в полномочия Ширинов входило еще одно уникальное право. Дело в том, что на генуэзских территориях постоянно проживало мусульманское население Крыма. Нередко возникавшие конфликты между ними и колонистами было невозможно решить без третьего официального лица. Именно тогда крымский хан и обязал Ширинов правом разрешать возникающие споры среди местного смешанного населения. Тудун — таким титулом отныне именовался бей, который имел немалое влияние не только на мусульманское, но и на христианское население генуэзских колоний, а после и всего ханства.

 

Казалось бы, обладая такими полномочиями и правами, Ширины могли бы с легкостью захватить власть в свои руки, и положить начало новой ханской династии в Крыму, тем более что у большинства баш карачи текла кровь Гираев. Но даже намека на такую попытку за всю историю Крымского ханства не было. Ширины четко знали свое предназначение и не стремились узурпировать чужую власть. Уже по причине исторических своих заслуг перед народом и государством эти беи обладали непререкаемым авторитетом и весом. И в этом, как ни странно, их поддерживали Гираи.

Для усиления поддержки наследственных лидеров клана Ширин крымские ханы установили родственные связи с ними, беря в жены их дочерей. Но и Ширины имели право брать в жены дочерей, сестер или племянниц хана. Этот обычай был основан на стремлении сохранить в чистоте кровь чингизидов, поскольку Ширины были равны Гираям и постоянно поддерживали близкородственные семейные отношения. Так, известно, что две дочери второго крымского хана Менгли Гирая стали супругами сразу и отца и сына беев Ширинских. Старшая ханская дочь Кутлу-Султан вышла замуж за Бахтияр-бея Ширинского, а младшая Махдум-Шах была отдана в жены Девлетек-бею Ширинскому, сыну Бахтияра. Позже внучка Девлетека Ширин-Бек вышла замуж за одного из младших сыновей Менгли Гирая — Ахмед Гирая, а после его смерти по закону левирата стала тронной женой будущего хана Саадет Гирая. Дочь третьего крымского хана Мухаммеда Гирая была замужем за Мамыш-беем Ширинским, а дочь хана Саадет Гирая, в свою очередь, стала женой сына Мамыш-бея Кочкар-бея Ширинского, тогда как сестра Кочкар-бея была отдана замуж за Ислам Гирая — сына хана Мухаммед Гирая. Эту сложную цепочку браков можно продолжать до бесконечности. Но следует отметить, что очень строго следили за тем, чтобы не было кровосмешения. И если, к примеру, дочь Мухаммед Гирая была женой Мамыша Ширинского, а дочь родного брата Мухаммед Гирая Саадет Гирая была супругой сына Мамыш-бея, то они не являлись кровными родственниками, так как сын того же Мамыша был от другой жены, не из рода Гираев. Это чуть позже женщины из семьи Гираев смогут добиться для себя особых привилегий — быть единственными женами для своих супругов.

Но вернемся к Ширинам. Как выше упоминалось, баш карачи имели большое влияние в Крымском ханстве и наравне с другими лидерами аристократических домов ханства определяли, кто станет ханом. Из конфиденциального письма, посланного Саадет Гираю в Стамбул непосредственно перед смещением молодого хана Гази Гирая I, сына погибшего хана Мухаммед Гирая, видно, что беи — лидеры правящих кланов уже определили свою кандидатуру. В письме глава крымской аристократии Бахтияр-бей из рода Ширин уверял Саадет Гирая, что беи, мурзы и огланы согласились иметь его в качестве своего хана, и "они все объединились для этой цели и поклялись умереть за его дело".

Известно, что главы Ширинского рода могли оказывать влияние при выборе кандидата на ханский трон, даже если претендент находился в оппозиции к османскому султану, как халифу мусульманского мира, либо если последний не оправдывал их ожиданий воздействовать на его скорое смещение. Все эти игры отразились на крымской политике, которая была и без того сложной.

Сами Ширины зачастую конфликтовали между собой. Упомянутый Бахтияр-бей Ширинский питал откровенную неприязнь к хану Мухаммед Гираю I из-за того, что тот приблизил к своей персоне его родственника Мамыш-бея Ширинского, и даже породнился с ним, выдав за него свою дочь. А после гибели Мухаммед Гирая лично хлопотал перед султаном, чтобы ханом стал Саадет Гирай, проживавший при стамбульском дворе. Когда попытка Саадет Гирая утвердить свою абсолютную власть в ханстве привела к открытой войне с Мамыш-беем, Бахтияр Ширинский принял сторону нового хана. Таким образом, борьба была осложнена конфликтом за власть среди членов рода Ширин, который вызвал разрыв в рядах этого наиболее могущественного клана Крыма. В 1528 году был раскрыт заговор против хана, и Мамыш бей вместе с другими лидерами рода Ширин был казнен. Казнь Мамыша, первого бея Ширинов, в крымской традиции — преступление неслыханное! Саадет поставил себя в положение вечного врага этого бейского клана. Даже Бахтияр, который способствовал, опале Мамыша был шокирован таким поведением собственного протеже. А между тем, политика Саадет Гирая неизбежно вела к разрыву между главой Ширинов и ханом. Обвинив и Бахтияра и его родного брата в новом заговоре против главы государства, Саадет Гирай устранил и Бахтияра, передав управление родом Ширин Тогузаку мурзе. А потом принялся за своих приближенных и местную элиту. Реакция беев была естественной.

Оставшиеся представители рода Ширин не могли смотреть на все это равнодушно. Они боялись потерять свою власть и влияние на политические процессы в государстве, поэтому приняли сторону неспокойного отпрыска погибшего в Хаджи Тархане хана Мухаммед Гирая, Ислам Гирая. Объединив силы с крымской элитой, Ислам Гирай, в конце концов, нанес сокрушительное поражение Саадет Гираю в битве возле Азова. Но, несмотря на то, что Саадет Гирай удалился в Стамбул, Ислам Гирай не удалось закрепить за собой ханский престол. И в 1532 году ему пришлось уступить трон своему дяде Сахиб Гираю, а самому некоторое время довольствоваться званием калги.

Находясь у кормила власти, новый хан Сахиб Гирай повел независимую политику, пытаясь установить абсолютную ханскую власть. Это естественно не понравилось бейской верхушки. Ширины нашли возможность обвинить Сахиб Гирая. Последнего сместил родной племянник Девлет Гирай.

На этом закончились неприятности рода Ширин с крымскими ханами. И даже когда беи из сильного рода Мангыт попытались вытеснить Ширинов как лидера, крымские ханы встали на защиту последних, так как были осторожны в отношении признания главенства Мангытских беев из-за их связей с ногаями в степях. Девлет Гирей, один из наиболее могущественных исполнителей идеи централизованного ханства в Крыму, в результате предпочел объединиться с кланом Ширин, чем с угрожавшими Мангытами.

На протяжении всего существования Крымского ханства Ширины продолжали играть главную политическую роль.

Гульнара АБДУЛАЕВА