Катастрофа под Чудновым

11.05.20160:19

В ходе затяжной русско-польской войны 1654-1667 годов за украинские земли в Москве все еще надеялись после позорного поражения в Конотопской битве (28 июня 1659 года) взять реванш и нанести ответный удар противнику. Амбициозные планы нового главнокомандующего русских войск боярина Василия Шереметева преследовали цель: захватить Львов, присоединить к Московии земли Правобережной Украины, вторгнуться вглубь самой Польши и захватить Краков. Но осуществить задуманное боярину Шереметеву не удалось. Его войско было наголову разбито на этот раз объединенными польско-крымскотатарскими войсками.

Весной 1660 года русское командование под началом воеводы Шереметева готовилось к выступлению на Львов. Число русских ратников составляло 15 тысяч человек. В Киеве к нему присоединились казацкие левобережные полки наказного гетмана Тимофея Цецюры (около 20 тысяч человек). Совместно с русскими должен был действовать и молодой гетман Юрий Хмельницкий, его казацкое войско составляло от 20 до 30 тысяч человек. Предполагалось, что воевода и гетман соединятся под селением Слободищи близ города Житомира.

Шереметьев был настолько уверен в своей победе, что, как упоминает летопись Самовидца, самоуверенно заявлял киевскому духовенству: "Сим от государя врученными войсками всю Польшу оберну в пепел и самого короля в сребних кайданах представлю государю моему". Ему посоветовали уповать на волю Бога, но воевода высокомерно ответил: "При таких силах войска и без мощи Божией с неприятелем управиться можно". Нелицеприятно отзывался воевода и о Юрии Хмельницком: "Прилично бы тому гетманишке еще гуси пасти, а не гетманствовать".

17 августа 1660 года боярин Шереметев начал поход на Львов. Но пока русские отряды медленно продвигались по направлению к Слободищам польский король Ян Казимир II, узнав о наступлении неприятеля, спешно направил ему навстречу свои войска. Из Луцка выступили полки польского коронного гетмана Ежи Любомирского (численностью около 15-19 тыс. человек), к которому в Подолье присоединился казацкий отряд Ивана Выговского (от 1,5 тыч до 2 тыс. человек). В Константинове Любомирский соединился с армией коронного гетмана Станислава Потоцкого (около 8 тыс.человек). А с юга уже приближалась легкая крымскотатарская конница численностью более 15 тыс. человек во главе с нур-эд-дином Мурадом Гираем и принцем Сафа Гираем. Крымские татары соединились с польской армией в городе-крепости Меджибож (совр. Хмельницкая обл.), ожидая приближения Шереметева.

16 сентября у местечка Любар (совр. Житомирская обл.) армия Шереметева встретилась с союзными польско-украинско-крымскотатарскими войсками. Правое крыло объединенного войска занимали конные полки гетмана Потоцкого, левое крыло – конные полки гетмана Любомирского. Крымские татары находились впереди и с флангов: на крайнем правом крыле – нур-эд-дин Мурад Гирай, на крайнем левом – Сафа Гирай.

Шереметеву ничего не оставалось, как занять оборонительные позиции и встать табором напротив противника. Правую часть табора занимали казаки Цецюры, левую – полки Шереметева. Сражение началось в этот же день около полудня.

Весь ход битвы разворачивался за высоким холмом, который лежал между противниками. Шереметеву было важно занять и удерживать его. В противном случае холм заняли бы неприятели, а русские войска попали бы под прямой артиллерийский огонь. Поляки несколько раз предпринимали попытку выбить русскую пехоту с холма, но были отбиты. Тогда Мурад Гирай чтобы отвлечь русских, повел свою конницу на табор противника и попытался атаковать его. В это же время Потоцкий со своими драгунами снова предпринял попытку захватить холм. Ему это почти удалось, но русская конница сумела выбить польских драгун с холма. До конца дня холм несколько раз переходил то к полякам, то к русским. В конце концов, московская конница, неся большие потери, вынуждена была уступить холм.

Одновременно польское левое крыло Любомирского атаковало казаков Цецюры. Но казаки успели устроить вал и успешно отбивались от поляков. Любомирский не решился штурмовать укрепленный казацкий лагерь и отступил. Ему на помощь пришли крымские аскеры. Но и их попытка не увенчалась успехом. Тогда нур-эд-дин Мурад Гирай применил иную тактику. Он приказал аскерам отступать. Это была приманка для казаков. Последние, как и предполагал нур-эд-дин, бросились преследовать крымцев, оставив свой укрепленный лагерь. Но в самый неожиданный момент крымские татары развернулись и бросились в атаку на казаков, обратив в свою очередь их в бегство.

Увидев это, Любомирский послал на помощь союзникам-крымцам свою пехоту. Пользуясь замешательством казаков, польская пехота ворвалась внутрь русско-казацкого табора. В это время Шереметев направил против союзников свою пехоту и попытался взять в окружение увлекшегося боем противника. Не желая рисковать своими воинами, Любомирский и Мурад Гирай отдали приказ об отступлении.

К вечеру бои прекратились без явного перевеса сторон.

Понимая, что боя ему не выиграть и победа союзников только вопрос времени, Шереметев принимает решение перейти к обороне. Лагерь спешно огородили возами и валами и стали дожидаться прибытия казаков Юрия Хмельницкого. Оказавшись в окружении многочисленных польско-крымских сил, воевода еще не думал об отступлении. А между тем крымскотатарские отряды перерезали русским все дороги. Единственный открытый путь к отступлению оставался через лес.

26 сентября Шереметев начинает готовить отступление к местечку Чуднов, надеясь, что там Юрий Хмельницкий выйдет на соединение. Отвод войск осуществлялся табором. Телеги служили прикрытием от огня и стрел противника. Для защиты от пуль на возы поставили легкие пушки. Между рядами повозок двигалась кавалерия и пехота. Идти пришлось через лес, поэтому впереди шел отряд, прорубавший просеку. Попытки атаковать русский табор не приносили результата. И только во время переправы через реку Тетерев союзники устроили русским артиллерийскую засаду. Бой был непродолжительный, однако поляки и крымские аскеры сумели отбить у противника 7 орудий и примерно треть возов с припасами.

 

На следующий день, 27 сентября, Шереметев принял решение встать лагерем у городка Чуднов. В этот же день стан со всех сторон окружили союзники. Поляки встали восточнее лагеря, а крымские воины расположились на полях вокруг, препятствуя вылазкам осажденных.

28 сентября стало известно о подходе войска гетмана Юрия Хмельницкого. Ему навстречу спешно был направлен отряд Любомирского и аскеры во главе с нур-эд-дином Мурадом Гираем.

В лагере русских о подходе войск Хмельницкого к селению Слободищи (в 20-ти километрах от Чуднова) узнали 8 октября, и в этот же день попытались прорваться из лагеря и выступить навстречу молодому гетману. Но конница Потоцкого и крымцы под началом Сафа Гирая атаковали противника, не позволив им выйти из окружения.

Гетман Цетюра настаивал на капитуляции, но Шереметев даже слышать об этом не хотел. Что испортило их отношения настолько, что лагерь изнутри был разделен валом на две части: московскую и казацкую.

Спустя неделю, в ночь с 13 на 14 октября, Шереметев снова решился вырваться из окружения. Он распорядился сжечь часть громоздких возов, затруднявших передвижение. Построив табор "квадратом", перед рассветом он отдал приказ выступать. Попытавшиеся остановить русских польские гусары были отбиты. Шереметев упорно продвигался вперед. Уже к полудню, 14 октября, гетман Потоцкий начал новую атаку с правого фланга, а Сафа Гирай со своими аскерами ударил с фронта. Союзники потеснили Шереметева с дороги влево, в сторону леса. И Шереметев был вынужден остановиться в болотистой местности. Крымцам удалось атаковать лагерь и даже прорваться в табор. Завязалась тяжелая битва, которая длилась около четырех часов. Но русские сумели выстоять. Сафа Гирай, не желая более рисковать своими аскерами, дал приказ отступить.

А между тем под Слободищем разворачивались иные действия. Юрий Хмельницкий потерпел неудачу в бою с объединенным польско-крымским войском и вступил в переговоры с противником. Уже 17 октября был подписан Слободищенский трактат, во многом дублировавший Гадячский договор 1658 года, заключенный между Речью Посполитой и бывшим гетманом Иваном Выговским перед Конотопской битвой. Правда, на этот раз побежденным казакам было отказано в автономии украинских земель.

После подписания договора с Хмельницким войско Любомирского и нур-эд-дина Мурада Гирая вернулась к блокаде табора Шереметева.

Оказать помощь Шереметеву сделал попытку киевский воевода князь Юрий Барятинский. 17 октября он вышел на помощь русскому воеводе. Но дойти ему удалось только до Брусилова, где его уже ожидали силы поляков во главе с Яном Собеским. И князь, так и не вступив в бой, вернулся обратно в Киев.

21 октября в таборе Шереметева, узнав о поражении Хмельницкого и заключении договора, около двух тысяч казаков наказного гетмана Цецюры перешли на сторону поляков.

Русские оказались в отчаянном положении. Утратив возможность вырваться из окружения, Шереметев вынужден был пойти на переговоры и 4 ноября 1660г. согласиться на капитуляцию. Поляки выпустили обезоруженных русских воинов. Плата за поражение была высокой: русские войска должны были оставить Киев, Переяслав, Чернигов и заплатить 300 тыс рублей контрибуции. А самому Василию Шереметеву суждено было оставаться в плену у крымцев еще долгих 20 лет.

Чудновская катастрофа имела тяжелые последствия для русских войск, понесших значительные потери. Московии не удалось захватить и подчинить своему влиянию Правобережную Украину. А казаки и Речь Посполитая в очередной раз убедились в силе и мощи южного союзника – Крымского ханства, благодаря которому удалось одержать очередную победу.

Гульнара АБДУЛАЕВА