Битва под Корсунем

11.05.20160:19

В мае 1648 года польское коронное войско во главе с коронным гетманом Николаем Потоцким и польским гетманом коронным Мартыном Калиновским спешило к Желтым Водам на помощь Стефану Потоцкому, сыну коронного гетмана. Но недалеко от Чигирина встретили они окровавленного жолнера. Весть, которую принес наемник, ошеломила гетманов: войско Стефана Потоцкого было полностью разбито 26 (16) мая в битве под Желтыми Водами. А сам он один из немногих, кто смог спаситесь. После детальных расспросов Потоцкий узнал, что сын его не смог оказать достойное сопротивление объединённому казацко-крымскотатарскому войску во главе с Богданом Хмельницким и орским беем мурзой Тугай-беем.

Более того, он был тяжело ранен, попал в плен, где и скончался от тяжелых ран. После такой вести польским гетманам впору было думать не об уничтожении казацкого войска, а о спасении собственного. Они приняли решение повернуть назад, и через селение Городище стали отступать по направлению к городу-крепости Корсуню, рассчитывая укрыться в Белоцерковском замке.

Но, видимо, до крепости Белая Церковь не суждено им было добраться. Весть о том, что коронное войско двинулось к Корсуню, очень быстро дошла до союзников. Хмельницкий и мурза Аргын Доган Тугай бей, после трехдневного отдыха, 20 мая спешно направили свои войска в сторону Корсуня. По дороге к казацкому войску присоединялись все новые и новые отряды. Через четыре дня объединённые войска уже стояли под Городищем.

Тем временем польская армия, достигнув Корсуня, переправилась через реку Рось и остановилась на высоком холме, неподалеку от реки. Узнав о том, что городское население симпатизирует казакам, Потоцкий дозволил своим солдатам разграбить город, а затем приказал его сжечь. Поляки разбили лагерь, который окружили окопами и обставили телегами. Причиной остановки стала весть, что на помощь спешит князь Иеремия Вишневецкий с шеститысячным войском.

Точное количество коронного войска осталось неизвестным: казацкие летописцы говорят о 20-26 тысячах, польские источники называют цифру 5 тысяч. Это было хорошо вооруженное регулярное войско, однако его обременял панский обоз, двигающийся очень медленно и мешающий маневрам.

Объединенное войско союзников, которое насчитывало около 15 тысяч казаков и 4 тысячи крымских татар под командованием орского бея, двигалось обходным путем, через Стеблево, приближаясь к Корсуню с запада.

25 мая гетман Хмельницкий снарядил отряд в 6 тыс. казаков во главе с ольшанским полковником Маскимом Кривоносом и через Квитки и Стеблев направил его в обход польского лагеря. Главной целью обходного маневра было устройство засады на вероятном пути польского войска.

Что касается поляков, то в их лагере царили пессимистические настроения. Два гетмана – коронный и польний, не могли согласовать план дальнейших действий. Как писал украинский историк Н. Костомаров Потоцкий и Калиновский не ладили друг с другом, делали распоряжения наперекор один другому. Поэтому, когда на холмах возле Корсуня было замечено большое войско, в польском лагере началась чуть ли не паника. Поляки совсем не ожидали, что повстанцы догонят их так быстро.

Почти сразу начались первые наскоки крымскотатарской и казацкой конницы. Поляки отстреливались из окопов. Но такой отпор был малоэффективным. Место для обороны было выбрано неудачно. Ко всему к польскому лагерю, под видом случайных беглецов (или дезертиров), было подослано нескольких добровольцев. Вот как это описывает Костомаров: «Пойманные поляками казаки насказали им много преувеличенных известий о количестве и силе войска Хмельницкого. Потоцкий велел уходить по такому пути, по которому удобно было бы ускользнуть от неприятеля.

Поляки взяли себе в проводники одного русского хлопа, который, как видно, с намерением был подослан Хмельницким. Между тем, рассчитывая наперед, куда поляки пойдут, казацкий предводитель заранее услал своих казаков и приказал им при спуске с горы в долину, называемую «Крутая Балка», обрезать гору и сделать обрыв, преграждающий путь возам и лошадям». Имя одного из добровольцев было Никита Галаган (в одной из летописей фигурирует другой казак – Самийло Зарудный).

Отряд Кривоноса в Стеблеве, перешел Рось и подошел к хутору Горохова Дуброва. Рядом с хутором лежала глубокая, заросшая лесом и кустарниками, широкая балка с крутыми склонами. Днище балки было заболоченным, а склон со стороны Корсуня разрушили весенние дожди. Через эту балку проходил Богуславский шлях, и именно здесь Кривонос решил сделать засаду.

Казаки нарезали больших бревен и устроили из них своеобразные баррикады. Дорогу перекопали ямами и рвами, а на склоне в чащах установили пушки.

На рассвете 26 (16) мая засада была готова. Существует предположение, что засаду начали готовить заранее с помощью жителей Стеблева.

 

Ужаснувшись огромного войска повстанцев, но больше испуганные преувеличенными слухами о численности крымскотатарской кавалерии и учитывая собственное невыгодное положение, часть поляков во главе с Потоцким настаивали на отступлении. Для того, чтобы улучшить маневренность войска, среди оврагов долины Роси гетманы приказали некоторым конным хоругвям спешиться.

Отступление сначала было довольно организованным, но казацкие и, в особенности, крымскотатарские всадники наседали на польские колонны, создавая хаос и путаницу.

Неподалеку от хутора Горохова Дуброва поляки начали спускаться в балку, которая после этих событий получила название Резаный Яр. Склон был очень крутым и скользким. Закованным в железо польским воинам спускаться было очень тяжело. Громоздкие обозные телеги, которые не могли удержать лошади на крутом склоне, начали катиться. И тут с противоположного склона ударили пушки М. Кривоноса.

В польском войске началась настоящая паника. Часть воинов и челяди попробовали бежать. Но бежать было некуда, ведь по бокам и с тыла уже наседали основные силы Хмельницкого. А крымскотатарская конница Тугай-бея засыпала польских жолнеров тучей стрел.

Часть войска гетмана Хмельницкого стала преследовать поляков, но основные отряды обошли польскую армию с флангов. По левому флангу двигались колоны Хмельницкого, по правому – крымские татары под началом родственника Тугай-бея, молодого храбреца по имени Мюфтюзе Абдулла Челеби.

Возле Резаного Яра поляки уже были фактически окружены, но Хмельницкий выжидал. Лишь когда жолнеры добрались до заболоченного днища балки – казаки начали наступление.

Передовые отряды польского войска попали в болото и начали вязнуть. Кроме того, они не могли подняться на перекопанный и захламленный склон, с которого неустанно били пушки. Задние отряды оказались полностью зажаты: впереди им преграждали путь собственные товарищи, которые застряли в болоте, позади на них катились телеги и наседали повстанцы. Многочисленная артиллерия поляков из-за огромной давки оказалась фактически непригодной к бою. Польское войско попало в ловушку. И в довершение ударили основные силы повстанцев.

Битва в Резаном Яру (точнее резня) за четыре часа полностью разгромила армию Речи Посполитой. Сражение завершилась примерно во втором – третьем часу дня. Подавляющее большинство солдат противника погибло. В плен попали 80 больших вельмож, вместе с гетманами Потоцким и Калиновским, 127 офицеров, 8520 жолнеров. Казаки захватили обоз, 41 пушку, много огнестрельного и холодного оружия, военные припасы. Крымскотатарская конница преследовала беглецов свыше 30 км. Из всего войска от плена и гибели спаслось только 1,5 тысяч человек.

В результате польское коронное войско потерпело сокрушительное поражение. Оба гетмана попали в плен к Тугай-бею, который намеревался отправить их в Бахчисарай в качестве заложников. Эта битва стала настоящим триумфом в первые годы Освободительной войны.

Остается открытым вопрос. Почему же в такой благоприятной ситуации, когда поляки разбиты, дорога на Варшаву открыта, Хмельницкий прекратил боевые действия и распустил лучшие части своей армии на отдых? Для этого были следующие причины. Первое — это то, что от Хмельницкого отошел в полном составе ряд самых боеспособных его частей — запорожские казаки и крымские татары, на чьи силы и профессионализм мог рассчитывать гетман Войска Запорожского.

(Подверстка): Более красноречив и подробен в своих описаниях данной битвы КЫРЫМЛЫ ХАДЖИ МЕХМЕД СЕНАИ автор «КНИГИ ПОХОДОВ»:

«До этого уже было вкратце сказано, что исламские аскеры, посланные с великими эмирами, т. е. с начальником этого войска Тугай беком, и с другими знаменитостями Крыма на помощь запорожским казакам, два раза разбили презренные полки ляшских гяуров и предали злонравных нечестивцев остриям сабель и огню ружей.

Но известные собаки, состоящие при злонравном польском короле в министрах и на других должностях, и известные правители пограничных районов их страны, образовав огромное сборище вокруг правителя и гетмана ближней крепости Бар, знаменитого и горделивого гяура Потосского, а многие из них при помощи двадцати четырех тысяч отборных и отличных воинов, вооруженных извергающими пламя орудиями и изрыгающих огонь ружьями, и прочие плутовские и злокозненные гяуры, то есть сатанинское воинство, горделиво захватили около двух сотен известных крепостей, и в каждой крепости имели по двести-триста конников, и каждый владел обширной областью. А это знаменитые и известные гетманы Калановски, Чиновески, Адербольски, Балбанески, и комсар (комиссар), и подобные им безбожные знаменитости и горделивые самолюбцы, то есть воинство проклятого шайтана, и каждый имел казну и войска, и с достойной удивления заносчивостью пренебрегали высланным вперед войском хазрета сахибкирана, и, уверовав в победу, посмели и решили сразиться, и когда хазрет падишах благополучно дошли до этой местности с исламским войском, и узнали обо всем этом из-за близости расстояния, и имели причины для стойкости и крепости духа-то по благоволению всевышнего бога и мощи Могущего, Вечного и Бессмертного исламские газии выстроили ряды согласно стихам [из Корана]: «как будто бы они — плотное здание», и уверенно стали перед лицом врагов ислама и злокозненных гяуров. В тот день состоялось великое сражение. В общем, в тот день победы – а это был третий день месяца джумади-уль-эввель, войско польское, ведомое шайтаном, не выдержав сильнейшего натиска легконогих татар-борцов за веру, было разбито и уничтожено, и свою решимость победить они сменили на решимость бежать. Неразумные гяуры отступили от фронта исламских аскеров и бросились бежать. Все известные военачальники и гетманы попали в плен как лисы, а все их воинство было предано саблям».

Гульнара Абдулаева