Пейсонель и его «Трактат о черноморской торговле»

11.05.20160:19

В середине XVIII века при бахчисарайском дворе находится французский консул граф Шарль де Пейсонель. Кроме своей основной дипломатической миссии он изучал административное и государственное устройство крымского государства, быт, материальную и духовную культуру крымтатар.

После себя он оставил несколько уникальных трудов, один из которых, под названием: «Traitesurle commerce de la mernoir» («Трактат о черноморской торговле») вызывает наибольшей интерес. В нем автор подробно рассказывает какие именно товары пользовались широким спросом среди местных жителей.

Пейсонель находился в Крыму с 1754 года в качестве консула Людовика ХV-го при дворе крымского хана Арслана Гирая, о котором отзывался весьма уважительно и отмечал, что этот хан прилагает много усилий для улучшения благоустройства своей страны. Французский дипломат пишет о Гираях с большим почтением. Ему довелось захватить и краткий период правления Халима Гирая хана и первые месяцы правления его приемника Крыма Гирая хана.

Гораздо позже, а именно в 1788 году в Амстердаме выходит в свет его «Трактат о черноморской торговле», который получил большую известность, очевидно, по тому, что приведенные в нем факты отражали очень значительный интерес к черноморскому региону, имевший тогда место в странах Западной Европы. К трактату прилагалась иллюстрация, а точнее: «Карта окрестностей Днепра или Борисфена, древняя и современная, Крыма и Азовского моря». По некоторым сведениям эта карта составлена автором на основании четырех карт его отца. Об одной из них Пейсонель-младший вскользь упомянул в тексте своего трактата о черноморской торговле. Даже предварительного ознакомления с этой картой оказалось достаточно, чтобы сделать вывод о том, что несмотря на довольно мелкий масштаб, она своей точностью и информативностью выгодно отличается от всех известных карт региона, созданных до 1769 года. На карте хорошо видны Днепровские пороги, границы Запорожской Сечи и ногайские земли Крымского государства, с подробным обозначением всех населенных пунктов и крепостей.

Итак, говоря о Малой Татарии Пейсонель пишет, что: «Владения татарского хана в настоящее время охватывают все страны, которые тянутся вдоль северного побережья Черного моря от Дуная до Кубани, т. е. Бессарабию или Будзиак (Буджак), занимающую пространство между Дунаем, Днестром, Черным морем и Молдавией, где живут орды ногайцев Будзиака; все пространство между Днестром, Бористеном (Днепр), Бугом и границами Польши, где обитают орды ногайцев Иедзана (Едисан); равнины, находящиеся между Борисфеном (Днепр), Доном и границами России, небольшая часть которых обрабатывается ордами ногайцев Джамбойлука (Джамбулук); Крымский полуостров и всю Черкесию от пролива Еникале или Босфора Киммерийского (Керченский пролив) до Кабарды, куда входят орды ногайцев Кубани».

Сюда в страну Гираев везли со всех сторон дорогие товары. Не смотря на то, что местные ремесленники производили добротный и качественный товар шедший на экспорт, тем не менее местные жители охотно приобретали и ряд иностранной продукции. Так, для жительниц везли, не только дорогие золотые украшения, косметику, готовые наряды, утварь для дома, но и добротные ткани, о которых подробно сообщает Пейсонель.

Как видим спросом пользовался ситец и набивная ткань именуемая басма. Как правило она употреблялась для пододеяльников и наволочек. Ее везли из Токата (османский вилайет Сивас) и Кастамбула (ныне Костамбуни в с.-з. части Малой Азии). Продавалась она в розницу в среднем от 6 до 15 пара (мелкая монета) за пик (османская мера, равная 25 дюймам), в зависимости от различного качества, а также оптом целыми кусками, каждый из которых имеет от 8 до 9 пик. Ежегодное потребление достигает свыше 200.000 пиастров. Из османского города Кедиса везли белые льняные ткани. Крымтарские крестьяне шили себе из льна рубашки. А вот в городах льняную ткань употребляли в качестве подкладки для различных видов одежды. Цена этих тканей колебалась от 50 до 65 пара за кусок. Спросом пользовалась и бумажные крашенные ткани именуемые бокассины. Эта ткань как правило привозилась из Токата, Кастамбула и Амасии. Из нее изготовлялись кафтаны и подкладки для шуб как мужчин, так и женщин. Как пишет Пейсонель:«Этот товар общеупотребителен и именно он наносит главный удар потреблению наших сукон в этой стране». Примечательно, что наиболее употребляемыми оттенками являлись темные, такие как – кофейный, оливковый, синий и малиновый. Продажа этими тканями приносила большую прибыль. Такая ткань могла довольно дорого стоить от 4 до 5 пиастров. Для женщин привозили кисейные платки (шербент), дорогие нитки для шитья и рукоделия из Трапезунда, Синопа и Стамбула.

В государство везли свинец. По подсчетам Пейсонеля, только один Крым потреблял примерно 10 000 кинталов (османская мера веса); ружейные и пистолетные пули, а также груз для удочек.

Купцы находили довольно легкий сбыт ладана и мыла. Не смотря на то что мыло изготавливалось и в Крыму, более состоятельные жители пользовались душистым мылом из Смирны или Кандии (о. Крит). А так же косметики, среди которой пользовались популярностью румяна и белила называемые киршен. Для мужчин везли курительные трубки. Как правило в Крыму употребляли только два сорта трубок: первый тахта-чубук с мундштуком из слоновой кости и отделанными краями привозился из Стамбула; второй –сделанный из вишневых деревьев и розовых кустов.Таких трубок продавалось более 200 000 трубок в год.. А вот трубки из жасмина и с мундштуком из амбры не было в продаже, их привозили исключительно в качестве подарков или по специальному заказу. Из Западной Европы в Крым привозили немецкие косы, они являлись одним из наиболее значительных предметов торговли. Ежегодный ввоз достигает более 200 000 и стоили они от 15 до 20 пара за штуку.

Импорт составляла и качественная бумага для письма. Обычную использовало простое население, глянцевая шла для канцелярских нужд, а вот официальные послания писались на дорогой золоченой бумаге.

Далее французский дипломат пишет о товарах, производимых в самом Крымском государстве покоривших своим качеством, как Восток, так и Запад. И конечно же лучших, по мнению автора, мастеров по выделки кожи, нежели крымских, в XVIII веке, не было. Он пишет, что: «Крым ежегодно доставляет около 250.000 бычачьих и коровьих кож, как со своих земель, так и из страны ногайцев и черкесов. Это сафьян, кожа, сухая кожа и т. д. Во всех городах Крыма имеются мастерские сафьяна всех сортов; главные из них находятся в Кезлеве и Карасубазаре.

Красный, желтый, черный и белый сафьян стоит от 50 до 60 пара за кусок в зависимости от качества, а окрашенные кошенилью от 2 1/2 до 2 3/4 пиастров; желтый, красный и черный сафьян потребляется в стране и вывозится также за границу; большое количество идет в Кавшан (Каушаны), Бендеры и Тамань для Черкесии. Красный сафьян, окрашенный кошенилью, не вывозится из Крыма, а белый употребляется исключительно сапожниками Кефе для изготовления легких женских башмаков, которые вывозятся оттуда». Он пишет, что употребляется огромнейшее количество кожи для седел: «Большое количество поступает также в Очаков, Бендеры, в Кавшан и в Черкесию». Пейсонель обращает внимание еще на один важный предмет торговли – это ножи: «Слава о татарских ножах распространена по всему миру; они действительно прекрасного закала и довольно красивой формы; Бахчисарай является тем городом Крыма, где ножи изготовляются в наибольшем количестве; в этом городе имеется сто ножевых мастерских, они встречаются также и в других городах полуострова; в Кефе их насчитывается от 4 до 5, в Кезлеве от 10 до 12; в Карасубазаре – 1, в Балаклаве – 2, в Ор-Капы – 3 или 4. Все эти мастерские изготовляют в обычный год около 400 000 ножей различной стоимости; есть ножи с рукояткой из рогов быка, дикого козла, из слоновой кости, из рыбьих зубов, есть рукоятки, украшенные кожей, серебром и золотом, с простым и дамасским лезвием. В стране потребляют огромнейшее количество этих ножей. Кроме того, часть из них вывозится в Черкесию, Россию, Польшу, Молдавию, Валахию, Анатолию и Стамбул, откуда они распространяются не только по всей Османской империи, но и по другим странам, так как я видел их в продаже даже в Париже».

Отдельно он упоминает и о седлах для лошадей, которые по его наблюдениям очень удобны, гибки и дешевы. А так же о самих лошадях и верблюдах: «Татарские лошади некрасивы, они обычно очень маленькие, вроде наших лошадок, но обладают удивительной силой, они прекрасно выносят голод, жажду и усталость… Крымские верблюды также очень хороши и выращены почти так же сурово, как и лошади; они почти все двугорбые. Вывоз лошадей и верблюдов из Крыма строго запрещен; однако, несмотря на очень трудно получаемое разрешение хана, вывоз их достигает ежегодно около 300 лошадей – заводских и 200 верблюдов, которые поступают в Трапезунд, в Анатолию, в Черкесию и к калмыкам; черкесы покупают только кобыл. Обычная цена лошадей в Крыму колеблется от 15 до 20 пиастров, а верблюдов от 40 до 50 пиастров».

Таким образом, благодаря «Трактату о черноморской торговле» можно сделать вывод о быте населения Крымского государства в середине XVIII века.

Подготовила Гульнара Абдулаева