Мифология Крыма, МИФОЛОГИЯ Фирковича . Д.В. Николаенко

11.05.20160:19

Все кто упоминает Фирковича,  знают о том, что он занимался фальсификациями древних документов. Поразительно, что нет одного текста, в котором бы систематически рассматривался данный вопрос. Не удалось найти ни одного текста, в котором бы именно ДОКАЗЫВАЛОСЬ, НАУЧНО ОБОСНОВЫВАЛОСЬ, что Фиркович занимался фальсификациями. Все ссылаются другу на друга, и пересказывают данное мнение, как нечто само собой разумеющееся.

 

Чаще всего, приводятся рассуждения Гаркави относительно того, как можно подделать древние европейские буквы, и как меняются от этого временные данные. Это понятно. Переделать можно. Можно единицу переделать на четверку. Четверку на семерку. К семерке приписать, впереди или сзади, три ноля.  Нет проблем, но ни разу не попадались, ни в одном тексте о Фирковиче, конкретные примеры того, что этим занимался именно он. Вопросы:

 

1.      Какие надписи он переделал?

 

2.      Где эти тексты?

 

3.      Где фотографии подделанных надписей?

 

4.      Если фотографий нет, то почему их нет?

 

5.      Историки не знают, когда появилась фотография?

 

Ответов нет. Рассуждения Гаркави о переделке букв вообще, не могут рассматриваться как аргумент в пользу фальсификаторской деятельности Фирковича, пока не станет ясно о каких конкретно его переделках идет речь. Проверка не составит проблем. Известно где находится караимское кладбище. Нужно провести анализ конкретных могильных плит, по поводу которых есть подозрение о подделках надписей.

 

 

 

 Коротко о методах датировок — проверок:

 

       Анализ абсолютных и относительных дат. На караимском кладбище тысячи могил. Часть из них нужно исследовать археологическим методом. Почему бы, это не сделать? Дат, для сравнения, будет достаточно. Будет возможность сравнить сомнительные даты с остальными, которые сомнений не вызывают. Дополнительную информацию можно получить по типу надгробий. Нет малейших проблем, для корректной проверки гипотезы относительно фальсификации некоторых надписей. Данная проверка, самый тривиальный случай, который только можно представить.

 

·        Датировка по письменным источникам, также применима в данном случае. Нет проблем и здесь. История караимов описывалась не только Фирковичем.

 

·        Датировка по стилю написания текстов вполне применима. Есть гигантский опыт анализа подделок такого рода.

 

·        Датировка по аналогиям, вполне, применима. Караимское кладбище в Иософатовой долине большое и известное, но не единственное еврейское и караимское кладбище на свете.

 

·        Радиоизотопные методы датировки могут быть вполне полезными.

 

·        Может быть, будут эффективными методы датировки по остаточной намагниченности и термолюмисценции.

 

Невозможно поверить в то, что, при желании, нельзя найти методы проверки сомнительных надписей надгробий и провести их комплексный анализ. Подделывал их кто-то или нет? Если подделывал, как можно датировать эти подделки

Если же это сделать нельзя, то нужно прекратить повторять в 101 раз обвинения в адрес Фирковича. На чем они тогда основаны, если никто и ничего проверить не может в принципе? Только на утверждениях его врага Гаркави? Но это не имеет отношения к исторической науки, и есть предмет идеологической войны, сторонников караимского варианта иудаизма и иудеев-раввинистов, или проявление личной неприязни и профессиональной недобросовестности Гаркави.

 

 

 

Конкретные данные по «фальсификациям» Фирковича приводятся исключительно редко. Столь драгоценные примеры, «сомнительных находок» Фирковича, удалось найти в книге Герцена и Могаричева. Это история с двумя эпитафиями из Иософатовой долины. Они рассматриваются как доказательство подделок[11]. Рассмотрим этот пример детально.  

 

В свое время, Фиркович опубликовал данные о двух эпитафиях, найденных им в Иософатовой долине. Первая эпитафия называла некоего Моше (Моисея) строителем одной их стен крепости Чуфут-Кале. Фиркович предполагал, что речь шла о восточной стене крепости. Называлась дата 1396 год. В тексте упоминается и некий Эльазар, который завершил постройку этой стены.

 

Вторая эпитафия связана с датой 1433 года. В ней, также, поминается некий Эльазар. Говорится, что он был начальником «обеих крепостей». Вероятно, речь шла об одном и том же человеке. Но из текста эпитафий, понять это однозначно нельзя.

 

Смысл информации эпитафий был в том, что они указывали на особую роль караимов в создании крепости Чуфут-Кале.

 

Вокруг информации этих эпитафий, и их находки в целом, разгорелись споры. Рассмотрим аргументы, в пользу сомнительности подлинного характера эпитафий, спокойно и систематически.

 

 

 

Аргумент №1. Никто из специалистов, кроме самого Фирковича, не видел эти эпитафии. Это основной аргумент.

 

Хорошо, давайте, применим этот решающий аргумент, ко всем историческим находкам. Например, к древнерусским текстам. Оригинальные их рукописи также, никто не видел, кроме тех, кто их открывал. Я имею в виду команду Мусина-Пушкина, сделавшую массу открытий такого рода. Пожар 1812 года уничтожил дом Мусина-Пушкина и, якобы,  хранящиеся там древнерусские рукописи.

 

 

Возникает масса вопросов. Например, почему столь бесценные рукописи, столь долго хранились в доме Мусина-Пушкина? Почему с 1800 года, то есть времени публикации текста «Слова», до гибели «оригинала» этого текста, не позаботились о его исследовании и более надежном хранении?  Почему эти рукописи не вывезли из Москвы? С какой целью они оставлялись наполеоновским войскам?

 

Вопросов миллион. Среди российских древнейших источников есть множество таких, оригиналы которых видели только те, кто их нашел и опубликовал.  Рекордсмен историк Карамзин.

 

Если мы применяем данный критерий подлинности находки к Фирковичу, то почему бы нам его не применить и к остальным российским историкам? А если мы его не применяем ко всем русским находкам древности, то почему мы столь настойчиво применяем данный критерий в отношении именно находок Фирковича?

 

Продолжим анализ аргументации. 

 

Предположим, что эпитафии нашлись. Являются ли они аргументом подлинности текста? Я видел текст присяги граждан Херсонеса, выбитый на мраморе. Есть артефакт, и есть тест. Но я считаю данный текст подделкой. Присяга граждан Херсонеса — фальсификация. Вопрос мной систематически рассмотрен и для меня вывод однозначен.

 

То есть, если бы эпитафии, описанные Фирковичем, нашлись, то факт их наличия еще бы ни о чем не говорил. Проверка должна делаться иными методами.

 

Итог – данный аргумент не может носить решающего характера. Его тенденциозное применение именно к Фирковичу очень странно.

 

 

 

Аргумент №2. Многим специалистам странно то, что оборонительные стены Чуфут-Кале названы крепостями. Это не соответствует реальности сохранившегося Чуфут-Кале. Серьезный аргумент. Можно обойти Чуфут-Кале вдоль и поперек и не найдете двух крепостей.

 

Но … с другой стороны, если Фиркович подделывал эпитафии, то почему бы ему, не назвать стены стенами, а не крепостями? Ведь смысл текста эпитафий не в определении понятия фортификационного сооружения, а указании на дату и важную роль караимов в создании Чуфут-Кале. Зачем тогда усложнять положение? Фальсификации, как правило, узко специализированы. Непонятно, зачем потенциальному фальсификатору называть крепостные стены, находящиеся на виду у всех, замками.

 

Стоит учесть, что крепость Чуфут-Кале много раз перестраивалась. В сочетании с тем, что она исследована не полностью, вполне можно допустить  возможность существования в конце XIV – первой половине XV веков фортификационных сооружений, которые тогда назывались крепостями.

 

 

 

Аргумент №3. Странным и сомнительным кажется следующее. Крепостью Чуфут-Кале в указанное время (1396 – 1433 годы) владели татары. Время было тревожное, и ни о какой кооперации с караимами, якобы, речи быть не могло. Кто доверит иноверцу, в тревожное время строительство крепости, и тем более руководство двумя крепостями?

 

Это аргумент? Нет. Когда время спокойное? Пожалуйста, назовите десяток спокойных лет в крымской истории? Стоит вспомнить, и то, что татары неоднократно кооперировались с различными, в этническом отношении, людьми при строительство крепостных сооружений, изготовлении вооружения и прочих. Терпимость татар, в этом отношении, известна. Это тема столь хорошо освещена. Почему мы должно делать для татар Крыма 1396 – 1433 годов исключение, из общих стандартов их отношений с людьми других этносов?

 

Никакого противоречия, лично я, в этом не вижу. Если указанные в эпитафии Моше (Моисей) и Эльазар были караимами, то они вполне могли кооперироваться с татарами в строительстве крепостной стены Чуфут-Кале.  Почему бы Моше и Эльазару не быть специалистами в строительстве фортификационных сооружений и военном деле? Караимы общеизвестные специалисты по военным делам. Я имею в виду, не только маршала Малиновского, но и более ранних его предшественников. Почему нужно делать исключение для Моше и Эльазара?

 

 

 

 

Аргумент №4. В книге А.И. Герцена и Ю.М. Могаричева приводятся ряд новых аргументов, якобы  говорящих о поддельном характер этой находки Фирковича. Они основаны на данных археологии. Советская археология, наука точная[12].

 

Авторами приведены результаты археологических раскопок восточной оборонительной стены в 1987 – 1988 годах. Датировка восточной стены Чуфут-Кале, а речь именно о ней, сделанная на основании археологических раскопок,  говорит о том, что она была построена не ранее первой половины XVI века[13]. При этом, башня, являющаяся позднейшей надстройкой, относится не ранее, чем к концу XVII века[14]. Сокрушительный аргумент. Но …

 

… в эпитафиях не говорится именно о восточной стене. В них говорится о двух крепостях. По этой причине, археологическая датировка восточной стены Чуфут-Кале, строго говоря, не имеет отношения к описанным Фирковичем эпитафиям. Скорее всего, речь идет относительно различных сооружений. Это Фиркович предполагал, что в эпитафиях говорится о восточной стене, но сами эпитафии ничего по этому поводу не говорят. Значит, предположение Фирковича не верно.

 

Интересно, что Герцен и Могаричев не видят этого противоречия. Они обильно рассуждают именно о датировке восточной оборонительной стены, как аргументе в пользу тезиса о Фирковиче, как фальсификаторе. Про стену мы узнаем много, но небольшой нюанс – нужно определить отношение текста эпитафий и данной оборонительной стены. С этого стоило бы начинать.

 

 

 

Читаю работы о Фирковиче, и невольно думаю о том, мог ли столь необычный человек, заниматься фальсификациями? Мораль для Фирковича была не пустым звуком. Он человек глубоко моральный

 

Технический вопрос. Как выглядела бы подделка могильных плит в реальности? Как подделываются древние тексты, понятно. Есть замечательный пример бригады Мусина-Пушкина, которая создала большое количество подделок. Многие из них общеизвестны и описаны[15]. Если бы Фиркович подделывал рукописи, то он, скорее,  делал бы нечто аналогичное Карамзину, и многим иным фальсификаторам. Но могильные плиты, особый случай.

 

Например, когда лучше подделывать даты и надписи на могилах днем или ночью? Вопрос не шуточный. Днем могут заметить и спросить, что такое делается? Ночью страшновато, да и слышно. Также заметят. Караимская община, во все времена, была небольшой и душной. Скорее, все про всех знали. В таких условиях, подделываются надписи на надгробиях в святом месте?! Невозможно поверить

Подделка могильных плит, почти святым караимским человеком, не могла бы не описанной в легендах и не вызвать волны возмущения караимов, которым не было дела до теорий Фирковича. Караимское кладбище в Иософатовой долине место святое для караимов. Такой грех, как подделка могильных надписей, никто бы не допустил.

 

Басня, о подделки надписей могильных плит в Иософатовой долине, есть страннейшее дело. Она беспрецедентна. К тому же, более сотни лет она не подкрепляется никакими доказательствами. Следовательно, нужно искать тривиальные основания этой басни. Они в дезавуировании Фирковича, а не в том, что он, на старости лет сошел с ума, и повадился ходить на кладбище, с долотом. Российским историкам надо как-то устранить Фирковича. Сочиняется, и активно поддерживается басня о нем, как о фальсификаторе. Она решает много вопросов, и удобна множеству идеологов – историков Крыма.