Крымскотатарский летчик: Наша жизнь – это самолет, командирами которого являемся мы сами…

18.10.20160:17

Герой сегодняшней рубрики «Сильное звено» – Усеин Гафаров. Охарактеризовать или представить этого молодого человека одним словом или даже словосочетанием очень сложно. Он и пилот авиации, и поэт, и режиссер-любитель, и музыкант, и просто интеллигентный и образованный крымский татарин-интеллектуал. Предваряя нашу интересную беседу с этим молодым человеком, скажем, что он достойный сын своего отца, а в будущем, можно не сомневаться, гордость всего народа. Ведь таким, готовым к подвигу, его воспитал отец – трагически погибший в Бангладеш летчик Мурад Гафаров, о котором не так давно рассказывал Avdet. Не будем вас томить и пригласим послушать Усеина.

– Когда и почему Вы решили стать летчиком? Что Вас привлекло в этой профессии?

– В авиации я оказался благодаря своему отцу и его положительному влиянию на меня. Сам факт того, что отец был пилотом гражданской авиации, уже на 90% определил мою судьбу. С самого детства вопросы и разговоры близких, родственников: «Кем будешь, когда вырастешь? Тоже будешь пилотом, как папа? Ой, это наш маленький летчик!» и т. д., как-то обтачивали меня, наверное, как камень морской волной, и я невольно понимал, что если хочу сделать правильный выбор в своей жизни, нужно поступать так, как говорят эти люди. Да я и не представлял себя в другом образе. Все мои попытки заинтересоваться другими профессиями отец умело отсеивал то критикой, то иронией, иногда в шутку, иногда всерьез. Помню, как однажды по телевизору шел футбольный матч. Мне так понравилось, как по ту сторону экрана молодые ребята обходятся с мячом, что, не удержавшись, вслух выдал, что хочу быть футболистом. Отец глянул на меня и с ухмылкой в шутку сказал: «Ну, правильно, сынок, чтобы быть летчиком нужно напрягаться, головой работать, а тут, что, мячик пинай и ходи счастливый, мозги иметь не надо…». Отмечу также, что мой дедушка по маминой линии Ильми Османов тоже имеет отношение к авиации. Он много лет летал штурманом, начинал с военной техники и позже стал работать на больших современных советских лайнерах в гражданской авиации. Поэтому все детство я был уверен в том, что других вариантов для меня быть не может, что я тоже должен стать пилотом. В общем, меня в детстве, как будущего пилота, определили полеты с папой, мечта и родственная принадлежность к авиационной семье. Я ни разу не пожалел о своем решении, о том, что доверился отцу и его совету. Преодолевая все трудности, которые испытывает авиационная отрасль в наши дни, мне удалось довести дело до конца и стать пилотом гражданской авиации.

– Брал ли Вас отец с собой в полеты? Помните свой первый самостоятельный полет за штурвалом? Что Вы ощутили? Было ли Вам страшно?

– Папа часто брал меня, а позже и братьев (у Усеина два младших брата, — прим.ред.), с собой на работу. Нам посчастливилось слетать с ним несколько раз в Киев и Львов и даже побывать в кабине самолета. Правда, нам строго-настрого запрещалось к чему-либо прикасаться, но мы и так были безмерно рады от одной мысли, что находимся в кабине самолета и можем лицезреть несметное число интересных лампочек, кнопочек, тумблеров, переключателей. Свой первый осведомленный полет в кабине с ним, когда я понимал, что происходит со мной, что я на самом деле лечу, а самолетом управляет папа, никогда не забуду. Мне было года 4, может, 5. Все начиналось отлично. Дорога в Киев прошла легко и весело. Характерный гул двигателей самолета АН-24 создавали немного дискомфорт, они очень громкие, и мне казалось, что по возвращении домой уши уже не будут слышать как прежде. И даже сейчас, слыша рев родных турбин, гремящий с небес, мне трудно будет его с чем-либо спутать. Мне нравилось наблюдать, как внизу машины и дома становились очень маленькими, словно игрушечными. Я чувствовал себя повелителем всего Крыма. Эдакий небесный султан. Полет обратно я перенес не лучшим образом. Мне стало плохо прямо на посадке в Симферополе, и я стал дергать папин рукав, чтобы он помог, а наша птица должна была уже вот-вот приземлиться. После рейса я чувствовал стыд и думал, что полеты – это не мое. Ошибался. усеин гафаров

Мой первый полет за штурвалом проходил над аэродромом под Николаевым, на маленьком украинском самолете НАРП-1. За короткое время полета я толком ничего не успел понять, просто выполнял распоряжения инструктора, но было ощущение, что этим ремеслом я занимаюсь уже всю жизнь. Было ветрено, самолет немного покачивало, и это сильно отражалось в управлении, чувствовалось любое движение.

усеин гафаров

Больше запомнились самостоятельные полеты, когда в кабине ты один и никто, кроме тебя самого, в случае ошибки не спасет. Это и есть свобода! Абсолютная воля действий, выбора и ответственность. Не было страшно, нет времени на страх, нужно работать и лететь. Авиация – это особая школа жизни. Можно провести много параллелей и вынести для себя неисчислимое количество полезных уроков, которые пригодятся не только в небе, но и на земле. Нашу жизнь можно сравнить с красивым самолетом. Командиры – это мы сами. Наши близкие, семья, родственники и друзья – это наши пассажиры. От нашего полета и от того, как мы управляем своим самолетом, зависит комфорт наших пассажиров, их спокойствие и благополучие. Мы вырастаем, женимся, создаем семьи – наш экипаж увеличивается. Погода и боковые ветра – это те непредвиденные обстоятельства и препятствия в жизни, к которым нужно быть готовым и стараться их отражать и решать, если хотим безопасно долететь до цели. Ошибка в воздухе может стать роковой и погубить так же, как и на земле. Просто в воздухе это происходит быстро, а на земле – медленно, и нам кажется, что времени достаточно. Это ошибка. Времени нет. Нужно жить сегодня и не откладывать свое спасение на завтра. Но и торопиться при этом не стоит. Думай – действуй, не наоборот. Главное правило, которому научил меня отец, когда учил летать и водить автомобиль – это то, что машиной управляю я, а не машина управляет мной. Это правило можно применять в любых аспектах жизни.

– Где и кем Вы сейчас работаете? Какие планы на будущее?

– На данный момент я работаю в Москве, вторым пилотом на самолете Сухой Суперджет 100, выполняю пассажирские рейсы в города РФ и страны ближнего зарубежья, такие как Финляндия, Прибалтика, Болгария, Восточная Германия, Венгрия, Казахстан и т.д. Планы на будущее? Собираюсь продолжать осваивать лётное дело и самосовершенствоваться.

– Пользователям соцсетей Вы знакомы своими фильмами. Кажется, даже принимали участие и побеждали в конкурсе, организованном Крымскотатарским молодежным центром. Расскажите об этом подробнее. Почему увлеклись режиссурой и чем это для вас является? Хобби? Почему не продолжили в том же духе?

– У каждого человека есть сердце и душа. Если душа моя принадлежит авиации и небу, то сердце занято творчеством и музыкально-театральным искусством. В 9 классе мне удалось стать участником международной программы по обмену «Flex» и отправится на год в США. Там я жил в обычной семье и ходил в обычную школу, где и открыл для себя новые горизонты. Мне понравилось играть на сцене, я проходил кастинги в местные постановки известных мюзиклов, знакомился с молодыми музыкантами, проводил время с ними в студии – это были непередаваемые ощущения! После поездки в США я открыл для себя новый мир. Мое увлечение режиссурой имело несколько этапов своего формирования. В начале своего творческого пути я увлекался просто музыкой и литературой, пробовал себя в роли поэта и писателя. Вдохновленный произведениями Артура Конан Дойля, его детективами про Шерлока Холмса, юный ученик гимназии-интерната, которая находится в Танковом, попытался продолжить повествовать о знаменитом сыщике, написав пару рассказов. Они хорошо были оценены учителем и друзьями, но позже потерялись, и продолжить писать в том же духе как-то не задалось…

Мои годы учебы в вузе не обошлись без участия в КВН. Признаться честно, я не хотел сначала вступать в клуб, но, как это обычно бывает, случайно заглянул, понравилось и понеслось. Наша сборная летной академии участвовала в различных конкурсах, фестивалях, ездили на игры в разные города Украины. Правда, в высшую лигу мы не попали, но у себя в городе имели успех и пользовались популярностью. Именно благодаря КВН меня однажды посетила мысль снять какой-нибудь свой видеоролик. За время подготовки к различным играм наша команда имела неплохой опыт в создании юмористических клипов. Так сложились обстоятельства, что мое желание создать видео совпало одновременно с объявлением конкурса «Танъ йылдызы» (первый крымскотатарский конкурс аматорского кино). Организатором этого мероприятия выступил «Крымскотатарский молодежный центр», и его руководитель Лемара Усеинова предложила мне принять участие в конкурсе. Я долго не мог определиться с темой и содержанием, но одно я знал точно – это должно быть веселое и легкое видео, которое запомнится зрителям. С этой нелегкой задачей мне помог справиться мой друг и сосед по комнате Казим Нариманов, который сейчас работает авиационным диспетчером и руководит организацией воздушного движения. Мы решили снять историю о том, как двое ребят, крымские татары, учатся далеко от дома, как они справляются с местными культурными особенностями, как проводят свое свободное время  и что им помогает не забывать о том, кто они есть. Получился целый фильм на 20 минут. У меня не хватало опыта и знаний, чтобы правильно пользоваться камерой и монтировать материал, мне в этом помогали мои друзья. Хотя по техническим характеристикам ролик получился не самым удачным, но по сюжету, как мне кажется, вышло неплохо. Те, кто успел посмотреть эту короткометражку, хорошо отзывались о ней, вдохновив этим меня на создание второй части фильма. Вообще, тема и идея удачная и актуальная. На данный момент много крымских татар проживает вне Крыма, и сохранить свою самобытность становится все труднее. Я думаю, что из этого вышел бы отличный юмористический сериал, ситком или полнометражный фильм. Естественно, для этого нужны инвестиции, свободное время и много работы. На всё воля Аллаха, может в будущем удастся вернуться к этой идее и вновь подарить радость зрителям смешными приключениями двух друзей.

Крымскотатарская культура – это не паханое поле для творческих людей нашего народа. За годы депортации и советского режима пробел в культуре, который образовался из-за репрессий и преследований, сейчас дает о себе знать. У нас есть о чем снимать фильмы, о чем писать музыку, о чем писать стихи. Нам еще столько предстоит сделать! В Крыму очень много молодежи, которой по силам развивать нашу культуру. Развивать, но при этом не растворяться в чужой культуре, сохранять традиции, веру, получать образование, не забывать об исламе, учениях нашего пророка Мухаммеда ( с.а.с). Верю в то, что у нас получится всего достичь в гармонии и мире. Нужно только желание, не бояться трудиться и работать над собой.usein-gafarov4

– Мы читали Ваши строки об отце. Очень впечатлило. Поэзия – тоже влечение Вашего сердца, которое еще и ложится на музыку?

– Да, поэзия задержалась в моей жизни намного дольше, чем проза. Мне очень нравились рубаи великого Омара Хайяма, и в своих стихах хотелось выразить частичку мыслей известного поэта. Стихи плавно перешли в песни. Я писал много текстов и в голове сочинял мелодии к ним. В США я научился немного играть на гитаре и писать песни, стало намного легче. Когда я выбрал авиационную профессию и начал свое обучение в Кировоградской летной академии, то мысленно попрощался со своими творческими интересами и был готов к тому, что жизнь с этого момента приобретет исключительно строгий характер. Но как я был удивлен и счастлив, когда нашел много единомышленников и в свободное от учебы время занимался музыкой с группой однокурсников. Мы выступали на местных мероприятиях, писали песни и развивали себя как умели. После выпуска я уже занимался музыкой в одиночку. В Крыму удалось познакомиться с некоторыми представителями музыкальной культуры крымскотатарской эстрады и даже попробовать сотрудничать с ними. Но все равно отсутствие профессионального музыкального образования часто препятствует грамотному подходу к музыкальным произведениям и их редактуре. Очень много написано черновиков, эскизов, и я все еще надеюсь, что, набрав необходимый опыт в музыкальном искусстве, смогу проявить себя и пополнить крымскотатарскую культуру свежими современными мотивами.

Во время учебы в академии на одной из литературных встреч мои стихи понравились руководителям объединений писателей Кировограда, и они пригласили меня в свой теплый творческий круг. Большая часть участников была намного старше меня и опытнее, благодаря чему мои произведения стали приобретать более грамотный и взрослый характер. Честно говоря, я не считал количество своих стихов, наверное, их накопилось немало. Основные темы, о которых пишу, являются социальными. Сейчас, когда большая часть времени занята работой, писать получается реже, но иногда мне удается пополнять свой скромный альманах. Конечно, много моих творений еще требуют редактирования, но, думаю, их звездный час однажды настанет.

– Расскажите о своей семье.

– Мне посчастливилось вырасти в богатой семье. Богатой не материально, а духовно. Я действительно чувствую себя богатым, потому что все мои бабушки и дедушки живы, здоровы, слава Аллаху, и у меня есть возможность впитывать их мудрость, познавать опыт. Мой отец, Мурад Гафаров, родился и вырос в Ташкенте. Несмотря на уговоры родителей, поступил в Краснокутское летное училище гражданской авиации и стал пилотом. Его с мамой вклад в мою жизнь неописуем. Благодаря отцу я приобрел крылья. Дедушка Ферит по образованию инженер-механик, вырос в семье учителя, до депортации они проживали в Феодосийском и Ленинском районах. Дедушка Ферит построил для меня мой первый турник, часто катал на своей машине и много рассказывал историй из детства. Бабушка Эльмира по образованию инженер-экономист, выросла в семье Усеина-эфенди, в честь которого я и был назван, проживали на южном берегу под Алуштой. Она прививала мне любовь к поэзии и однажды даже сама написала для меня одно произведение. Моя мама Эльвира родилась в Мурманской области, получила высшее образование по специальности экономическая кибернетика в Ташкенте, имеет опыт работы в банке. Благодаря стараниям мамы у меня хорошо развиты творческие способности, мое увлечение искусством ручной работы – ее заслуга. Мама научила меня относиться ко всему аккуратно и быть добрым к людям. Очень часто редактировать свои произведения мне помогает именно она. Ее родители из Бахчисарайского района. Дедушка Ильми, как я уже говорил, работал штурманом в Самарканде. Ильми-къартбаба – очень ответственный человек и настоящий лидер, что и нам, внукам, привил. Бабушка Зоре – учитель физики, работала в школе. Меня и моих братьев читать учила она. Все основы нашей веры, многие молитвы, которые мы знаем, – это ее старания и заслуга. У меня есть два младших брата Эскендер и Энвер. Оба учатся в Киеве. Эскендер изучает банковское дело, он также молодой предприниматель. Энвер изучает экономику и помогает брату.

На своих братьев я могу положиться в любую минуту, всегда могу рассчитывать на их помощь. Отец нас учил быть дружными и никогда не оставлять друг друга в беде. Я уверен, что мы его не подведем.

usein-gafarov

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET