Как правитель Трансильвании желал покорить Польшу, или История одной битвы

05.11.201616:45

К истории крымскотатарской дипломатии

В 1067 г.х. (1656 г.) крымский хан Мехмед Герай бин Селямет Герай хан написал ярлык к царю Алексею Михайловичу. По содержанию документа король Эрделя (Трансильвании) заключил союз с приднепровскими казаками с целью получения власти над Польшей.

20-тысячное казацкое войско присоединилось зимой к трансильванскому войску. К союзному войску у подступа к городу Краков примкнуло и войско шведского короля. Сил польского войска оказалось недостаточно для противостояния тройственному войску, поэтому король отправил посла к хану с просьбой о военной помощи. В это время польское войско, оставшееся в неравных условиях и преследуемое противниками, направилось в сторону Литвы. Хан Мехмед Герай лично отправился в поход на помощь к польскому королю.

По прибытии крымского войска к границе Польши войско польского короля развернулось со стороны Литвы, направившись в Варшаву. Союзное войско стало отступать, пустившись в бегство. Страх овладел противником при получении вестей у Варшавы о приближении крымскотатарского войска («..Tatar askeri keldügi haber alub, derunlarına qorqu tüşüb…»). В результате войско шведского короля покинуло своих союзников, а трансильванцы и казаки пустились в сторону Маджар (Венгрии).

Страх усилился с вестями о перекрытии пути ханским войском у Каменца, а войско казацкое рассеялось в дороге к своим землям. Так противник потерпел сокрушительное поражение. Король Трансильвании, лишенный прежней храбрости («…erlikden eser qalmayüb…»), просил о пощаде у польских князей, опасаясь абсолютного поражения от татарского войска. Взамен король поклялся заключить дружбу с Польшей и отдать захваченные крепости. Позволили тогда польские князья открыть путь раскаявшемуся королю с войском. Однако войско повернуло к венгерским горам и преследуемое снова с большей силой в очередной раз оказалось пораженным.

Королю с несколькими  приближенными удалось убежать ночью. Ханское же войско вернулось в Бахчисарай с трофеями («ğanaim»). Тогда прибыли в Бахчисарай из Москвы послы от царя и вернулись спутники гонца Мехмеда Эмельдеша, без царского письма. И сообщили они об избиении послов у Врат (места для послов) в Москве. В той разборке погиб Мехмед Эмельдеш. А на пути в Крым у окраин Москвы казаки-разбойники угнали лошадей у послов. Так послы и прибыли с парой лошадей. Хан отправил своего гонца Тохтамыша к царю с письмом («hatt»), в котором заявил о недостойном правителя таковом деле («ohşavsız iş»). В случае вины посла следовало бы доверить его наказание главному ханскому послу («…suçı bolsa, tutdırıp elçi başımızğa bergây irdiñüz…»).

Другой пункт ярлыка касался неуважительного со стороны царского боярина-советника («aqlınçay») отношения к Мехмедшах-бею, который отправлялся за получением казны в прошлые годы. В завершение Мехмед Герай просил царя о наказании виновных. Главная мысль письма хана к царю – плохие дела недостойны правителей и нарушают дружбу («..padişahlıqa ve dostluqa düşeçek işmidir?…» / «разве достойно правления и дружбы?…»).

Источник: В. Вельяминов-Зернов Материалы для истории Крымского ханства.  Санк-Петербург, 1864. – С. 519522.

Транслитерация текста и перевод: Рефат Абдужемилев

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET