Дилявер Алимов «Провидица из Приятного Свидания»

13.11.201619:24

Художник Эльзара Курсаитова

Приятное Свидание, недалеко от трассы Симферополь-Бахчисарай.

Перде Анифе Риза-къызы стояла на забетонированной площадке незнакомого двора и взглядом сверлила лающую вот уже полчаса собаку. В двух шагах от нее колыхалась на восходящих потоках ветра девушка преддипломного возраста, абстрагируясь от всей этой ситуации. Некогда одно единственное правильное решение пойти к гадалке уже не казалось таковым. И эти сомнения обильно подогревались нудным ожиданием своей очереди. Если немного всмотреться в два рядом стоящие силуэта, можно подумать, что это мать и дочь. Впрочем, не что иное, как общая беда и кровное родство, их в данный момент связывать не могло, обстоятельства тому подтверждение.

Неотштукатуренная пристройка к дому была аккуратно пристроена к другой пристройке, на пару лет старше первой. Очевидно, хозяева дома – большие хозяйственники, и необходимые в быту квадратные метры были просто необходимы.

Входная дверь всхлипнула, и на улицу вывалился мужчина с опытом вождения маршрутки по кольцевому маршруту Симферополя. Глаза его были опечалены погодой и незнакомыми людьми, которых, к слову, было довольно-таки много. И все они с кричащей душевной пустотой внутри.

– В эти пустоты бы дождевую воду собирать для полива теплицы, – пробормотал водитель, поправляя зажеванный калош указательным пальцем, – сколько проку бы было. А то добро просто так пропадает.

Уходящая фигура скрылась за углом дома. Анифе Ризаевна возмущенно перевалилась с ноги на ногу и с надеждой посмотрела в окно, завешенное белой простыней, родом из самого сердца солнечного Узбекистана. Правда, былая свежесть и белизна давно покинули ее, и это когда-то белое покрывало медленно, но верно желтело в тон деревянных оконных рам.

Мысли споткнулись о короткий скрип входной двери. В образовавшийся проем просочилось лицо девушки с нарисованными бровями. Выдержав паузу, помощница знахарки и ведуньи ловко кивнула в дом и тотчас исчезла. Час «ЗВ» настал.

Гости неловко вошли в прихожую и стали топтаться по чьей-то обуви, аккуратно раскиданной по всей пристройке. Пауза разувания растягивалась, повышая атмосферное давление в маленькой комнате. Тишина стояла такая плотная, что можно было повесить верхнюю одежду без вешалки.

– Входите, – разразился басистый голос из недр дома, разрубив повисшую тишину пополам.

Гости вошли в комнату с желтыми тусклыми бра на стенах. Пахло обещаниями и надеждой. Ближе к стене сидела женщина предпенсионного возраста, сканируя взглядом вошедших гостей.

– Присаживайтесь, – сказала ведунья местного разлива, указав взглядом на два табурета пошарпанного слонового цвета. Гости подчинились.

– Ну-с, рассказывайте. С какой проблемой пожаловали, – инициировала разговор гадалка. Я, конечно, знаю все, но хочется услышать от вас. И не пытайтесь что-то скрыть, – минуя очки исподлобья, посмотрела она, – это бесполезно.

Анифе Ризаевна воодушевленно посмотрела на дочь. Впервые за долгие месяцы она ощущала скорое решение наболевшей проблемы. В голове ее беззаботно стали возникать образы скорых путешествий, беззаботные походы на вещевые рынки и просмотр турецких сериалов. В силу сложившихся событий и поселившейся печали под сердцем былая радужная жизнь блекла каждый божий день, все меньше излучая радость и позитив в окружающих. Сухо кашлянув в кулак, печальная мама начала делиться проблемой.

– Зийде-тата, мы к вам пришли с проблемой, вернее с двумя вопросами, – шепотом начала Анифе Ризаевна. – Нашу дочь засватали. Но это полбеды. Мы их не знаем, так далеко вглубь Крыма еще не ездили. Говорят, в тех краях ветер дует без остановки, – надув щеки и выдохнув воздух, подкрепила свои слова рассказчица. – Мы, конечно, рады за нашу дочку (приобняв, сказала она), но беспокоимся и мучаем себя вопросами:

  1. Вы можете заглянуть в будущее и увидеть, будет ли куёв доучивать нашу дочь?
  2. Наши къудалар нигде не работают, но деньги у них есть. Не подумайте ничего плохого, но мы с Зариной (бросив взгляд на дочь) имеем право это знать! (твердым голосом произнесла мать). Мало ли чем они у себя там, в Джанкое, занимаются.

Провидица наклонилась ближе и вывалила на стол руки практикующего карманника. Она ловко жонглировала в голове услышанной информацией и буквально на глазах стала генерировать решение.

К слову будет сказать, местная провидица личностью была популярной. Со своими проблемами и вопросами люди стекались со всего Крыма, оказывая небывалую честь последней. И это неудивительно. Ачкапы Зийде Мустафаевна была дипломированным специалистом в сфере потусторонних дисциплин, и свидетельство ее образования висело на самом видном месте. Текст диплома передавал следующий смысл: «Сей диплом доказывает и подтверждает дар провидения гражданки Ачкапы З.М. и свидетельствует о прохождении курса «Третий глаз и не только», за подписью черно-белого мага Змеевержец О.В.».

– Молоко третьего отёла принесли? – не церемонясь, спросила ведунья.

– Кккакое молоко, – запнулась заботливая мама и вопросительно уставилась на оправу импозантных очков вопрошаемой.

– Ну, сколько можно говорить, при себе обязательно нужно иметь молоко. И не простое, а третьего отёла. Благо, у нас есть, но это будет стоить вам дополнительные 124 рубля (ударила голосом по последнему слогу и утвердительно посмотрела на гостей). Хорошо, раз у нас все организационные вопросы решены, немедленно переходим к делу.

Зийде-тата разложила на столе профинвентарь, засучила рукава халата, что были силы, и уставилась на дочь беспокойной мамы.

– Ксерокопия паспорта жениха с собой? – деловым тоном обронил дипломированный специалист.

– Ннет, – мямля ответила Зарина, обвинительно уставившись на маму, – я не знала, что он будет нужен.

– Лаадно, – с сожалением протянула ясновидица, расстраиваясь от некомпетентности клиентов, – будем что-то решать. Просто невыносимые условия, я не могу так работать!

– Простите, мы у вас впервые, – извиняясь, сказала мама, – в следующий раз будем знать.

Провидица молчала, но видом дала понять, что все нормально и она в принципе прощает такое пренебрежительное отношение к серьезным вещам, но только первый раз.

– Закройте глаза, представьте полет. Вы становитесь легче воздуха, ваши веки погружаются в трясину стабильности и наливаются безудержным счастьем (еле слышно шептал руководитель обряда, подглядывая левым глазом).

Зийде Мустафаевна налила в глиняную чашу ритуальное молоко и с упорством начала тереть ладони рук, издавая шершавый звук. Резко схватила руку молодой девушки и закрепила ее ладонь аккурат над молоком. Зарина подчинялась, продолжая медитативно подвывать на пару тональностей ниже мамы.

– Оооххх! – вскрикнула гадалка, – я вижу вашего куёва… – откинувшись на спинку стула, сказала она, изображая яркие вспышки мелькающих картин перед глазами. Гости испуганно заерзали на табуретах, оценивая происходящее вокруг.

– Глаза у него узкие, не любит пельмени с клевером и не «ты»кает родителям, – с ужасом сказала ведунья, оглядываясь по сторонам.

– Это мы знаем, Зийде-та. Когда столкнулись с этим, не хотели верить в происходящее. Думали она (указывая плечом в сторону дочери) нормального человека встретит, но сейчас у молодежи одна любовь на уме. Ты сначала спроси, поинтересуйся, есть ли участок с госактом в Дубках, машина на дисках. Получают ли родители хорошую узбекистанскую пенсию, на худой конец, – расстроено закончила жалобу будущая теща. Нет, им только любовь подавай, – в край расстроилась мама.

– Зийде-та, скажите, будет ли меня доучивать мой жених? – оживилась будущая жена и мать.

– Вижу дом с недостроенным отдельным входом, – скользя ладонью над чашей с молоком, сказала она. Это плохой знак. Будет тянуть стройку до тех пор, пока ты не выучишься, – обратилась гадалка к вопрошаемой.

Анифе Ризаевна пожелтела от возмущения, безмерно удивляясь коварству джанкойского куёва.

– Нет, ну надо же! С высшим образованием она нам самим нужна (встала от возмущения обеспокоенная мама)! Я не собираюсь так долго ждать, мы еще в Туфах не ездили, хотя предложения оттуда регулярно поступают (хвастливым тоном сказала она, достав телефон будто в подтверждение своих слов).

– Присядьте, – умиротворенно сказала ведунья, давайте продолжим. Что еще вас беспокоило?

– Деньги, откуда у них деньги? – раздраженно сказала мама. Мы с мужем с утра до ночи пропадаем на работе и не можем себе позволить путевку в Саки, я уже молчу о том, чтобы не снимать деньги с зарплатной карты и в первый же день все потратить, – вызывая жалость, повествовала ударник труда и производства, мама которой в далеком 67-м была отмечена орденом труженика за сбор хлопка в Катакурганском районе и отмечена почетной грамотой имени Ленина.

Неожиданно раздался лязг механизма с кукушкой и в комнату вошел новый час.

– Продлевать будете? – сменив загадочный тон на деловой, сказала ясновидящая. Ваше время истекло.

Гости расстроено переглянулись и поднялись на ноги. Все было понятно без слов, второго часа потока предвидения бюджет любознательных гостей просто не выдержит. Им ничего не оставалось, как раскланяться и покинуть ритуальное место с обещанием непременно вернуться вновь.

Дилявер АЛИМОВ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET