К истории крымскотатарской дипломатии / 5

14.12.201614:17
Как Ислам Герай отправился гостить в Польшу

Документы ханской канцелярии дают предельно ясные сведения о дипломатических традициях поздней средневековой эпохи. В частности, тон и стиль переписки отражают некоторые аспекты взаимных отношений: «охлаждение» или «потепление» отношений.

После восшествия Ислама Герая на ханский престол, король Польши не отправил в Крым своих послов: «….saltanat-ı Cengizi bize mısr olduqdan beri bir dane adamıñuz kelmedi….» («с тех пор, как Чингизов султанат достался нам по праву, к нам не явился ни один из Ваших людей…». Такой дипломатический «жест» короля мог означать попытку дистанцироваться от хана, поступая не по принятым порядкам, а по собственному усмотрению.

Последующие слова хана указывают на отход короля от принятых правил: «…bizi de ve vilâyetimizi de asla adam yerine körmeyüp, hor ve haqir tutduğıñızdan….» («коль не ставите Вы нас ни во что, не придаете нам значения…»). Отчетливо прослеживается негодование хана поступками и позицией друзей. Как ответная реакция, Ислам Герай решил посетить королевские владения, предварительно поставив в известность короля: «…hazret-i Haqqa tevekkül idüp, bu qış bu vilâyetde qışlamaq içün kelmişüzdir. Haq Ta’alâ hazretlerine sığınub, bu qışlıq vilâyetiñüziñ musafiriyüz…» («…Уповая на Всевышнего, сей зимой прибываем в сей край для зимовки. Под покровительством Всевышнего Аллаhа, сей зимой мы будем гостем в Вашей стране…»). В случае необходимости переговоров, Ислам Герай просил отправить канлера для встречи с визирем. Завершает письмо морализаторское наставление: «yâlan cevable yuvalanmayâsız, yâlan söz iş bitürmezdir…» («…ложью не отговаривайтесь, ложь не приведет ни к чему доброму….).

Источник: В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 852.

Корюнюш – аудиенция для послов

Официальный прием представителей зарубежных стран у высокопоставленного лица определен термином латинского происхождения «аудиенция» (от audire — cлушать). В ханстве аудиенция называлась словом с иной этимологией – «корюнюш», от корюнмек – виднеться, корюшмек – встречаться (западное мышление – слушать, а восточное – видеть). Истоки этой традиции уходят в золотоордынские и древнетюркские времена. Корюнюш подразумевает собой представление перед ханом, поклон, выражение «körünüş qılmaq» — представиться, исполнить церемонию представления или откланивания. Во время аудиенций выдавались ханские ярлыки.

Краткие описания «крымских дел» (дипломатии), сохранившихся в Московском главном архиве Министерства иностранных дел, внесены в составленный Н. Бантыш-Каменским «Реестр делам крымского двора с 1474 по 1779 год». Прибывавшие в Крым послы исполняли поклоны, или в стиле того времени «челобитье» («baş urmaq»), доставляли подарки, ответные письма. Среди послов, отправлявшихся в Крым, были писари и дьяки, толмачи и прочие. По вступлении на престол нового хана царские послы передавали письменные и устные поздравления. Важное значение с ханской стороны придавалось организации приема для послов, поскольку теплая встреча с послами показывала расположенность хана к дружественным отношениям.

Сведения об одаривании царских послов кафтанами на корюнюш от калги Фетх Герай-султана,  из хатта (письма) капу-агасы Али-Гази-аги за 1053 г.х. / 1644 г.: «…elçileriñizgâ saadetlü efendimiz Sultan zi-şan hazretleri körünüş berüb ve mübarek çıraylârın körgüzüb, ve teslim-i hazine bolğan soñra,  elçileriñize burunğı adetçe ve yollı-yolunça hil’âtlar kiydürüb, riayet ve hürmetler qıldılar…» («…благословенный наш господин, славный султан [калга], устроив прием для Ваших послов, осчастливив их своим благословенным ликом, и приняв казну, по старому обычаю и согласно принятому порядку надел халаты на Ваших послов, тем самым оказал почет и проявил уважение…»).

В рамках аудиенции проводился и осмотр казны, в части соответствия доставок дефтрерам (спискам) и пригодности (качество казны). Из ярлыка калги Кырым Герай-султана Алексею Михайловичу (1061 г.х. / 1650 г.): «….sipahileriñüzi divan-i adalet bunyânımızga kelürge buyuryb, körünüşimizge alub, muhabbetname hattıñuz manzur-i şahanemiz olub, ve hazine bölekleriñüz aldımızdan ötkerib….» («…велев призвать Ваших сипахи в наш справедливый диван, приняв их на аудиенцию, ознакомившись с содержанием Вашего мухаббетнаме, и осмотрев казну и посылки…»).

На аудиенции после принятия письма от послов, проводилась процедура его зачитывания. Пример чтения мухаббетнаме (дружественного письма) от Алексея Михайловича на аудиенции хана Адиль Герая (1081 г.х. / 1671 г.): «…könderilen muhabbetname hattıñız qışnıñ ahır ayında munda bolğan elçiñiz yazıçı Ğavrila Mihaylav yediyle vasıl bolğanda, körünüşimizgâ alub, muhabbetname hattıñıznı oqutub, muhabbetlik milân tıñlayüb, muhabbetlik cevablarıñuznıñ barçası malüm-i şahanemiz bolğandır…» («…получив Ваше мухаббетнаме в конце зимы из рук Вашего посла Гаврилы Михайлова, приняв его на ауденцию, велев зачитать Ваше мухаббетнаме, искренне слушая, были осведомлены всеми Вашими дружественными ответами….»).

В одном из своих мухаббетнаме хан Адиль Герая (1079 г.х. / 1669 г.) выражал свое негодование по поводу непроведения аудиенции от Алексея Михайловича для посла Саади Челеби: «…..Saadi Çelebini körünüşiñüzğa aldırmay, Valükadan qaytardıñuz, bu iş dostluqğa lâyıq tuguldir…. işbu elçimizni muhabbetlik milân körünüşiñüzğa ve elçilerimizğa körüştürüb, ta’cil qaytarğay erdiñüz…» («…Не приняв Саади Челеби на Вашу аудиенцию, велели ему возвращаться из Валуйки, сие дело не подобает дружбе… приняв же сего нашего посла на аудиенцию и сведя его с нашими [постоянными] послами, в скором времени верните его обратно…»).

Источник: В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С.  330, 454, 581, 608.

Н. Бантыш-Каменский. Реестр делам кпымского двоар с 1474 по 1779 год. – Симферополь: Типогр. Таврическ. губернск.правления. – 1893.  – 228 с.

«Селямы» от царя

Приветствие у мусульманских народов передаются словами «селям алейкум», то есть пожеланием мира и здоровья. У слова «селям» существовало еще одно значение – подарок: отправляемый от одного лица к другому, с пожеланиями благополучия и здоровья. В переводе на русский язык того времени это слово определялось как «поклоны». Селямы являлись традиционными посылками, их отправление считалось как знак проявления уважения.

«Болек селямлар» отправлялись, как правило, и по случаю восшествия на престол нового хана. Так, в своем хатте (письме) за 1047 г.х. / 1637 г. Джантимур-бек просил (в форме ходатайства) Михаила Федоровича отправить «селямлар» хану Бахадыр Гераю в качестве поздравления с инаугурацией: «…“Tahtıñız qutlu bolsun”, dip cibere turğan bölek selâmlarıñıznı ziyâdesi birle eksiksiz cibergey idüñüz…» («….отправьте [хану] с добавкой и без недостач приветственные посылки, что издавна высылались с поздравлением о восшествии на благословенный престол…»).

Момент прибытия царских послов без «болек селямлар» после восшествия на ханский престол Бахадыр Герая отмечен в ханском ярлыке к Михаилу Федоровичу за 1047 г.х. / 1637 г. Карачи (представители главных родов), агалар и капу-агалар во время совещания с ханом возмутились отсутствием «селямлар» от царя: «…bu kelgen elçide bölek selâmları barmıdır-yoqmıdır….. dedigimizde, buna sözdir, bunıñ sizge dostluğı-qardaşlığı bolsa, bölek selâm niçün cibârmezdir?! Qırım Qırım bolğalı ve Masqava Masqva bolğalı, bulay elçi, işbulay nesne körgenimiz ve eşitkenimiz yoqdır, qardaşıñuzdan sizge elçi kelgeydi bölek selâmı bolmağay… («…молвив….есть, или нет поклонные посылки от прибывшего посла…., слова об этом, коль есть дружба-братство от него [царя] к Вам, почему же не отправит приветсвенных посылок?! Покуда Крым есть Крымом, а Москва есть Москвою, не видали мы и не слыхали о таких послах и таких вещах, дабы с прибытием посла от Вашего брата не было приветсвенных посылок…»). Бахадыр Герай также выразил свое негодование: «…aba-i ecdadımız ve ağaçalarımız hanlar zamanıda bölek selâm kelgeyde, bizim zamanımızda kelmegey …» («…коль в бытность прежних ханов, наших отцов и предков, братьев-ханов приветственные посылки отправлялись, почему же они в наше время [ханство] не будут доставляться…»). Таким образом, в данном фрагменте суть заключается в отходе (нарушении) традиций.

Селямы отправлялись калгам и нуреддинам. Калга Гази Герай-султан в своем ахднаме напоминал Алексею Михайловичу, что условием дружбы былая давняя традиция об отправлении болек селямлар: «…bölek selâmlarımıznı kem itmay… burunğı Qağalğay Sultanlar qardaşlarımızğa bolsa, qalay kele turğan bolsa, bizim özümizge dahi artığı bile şol-oq yibergeysiz, dib, öziñüz de bolsañuz hatremizni sıylâp, oşlay artığı bile yiberirge buyurğay irdiñüz…» («не сокращая число приветственных посылок…как отправлялись нашим братьям, прежним калга-султанам, по тому же порядку и нам отправляйте, с добавками, сами же проявив к нам уважение, так же повелевайте об отправлениях сверх положенного…»).

Источник: В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 156, 191, 474.

 Рефат АБДУЖЕМИЛЕВ

 

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET