Одна жизнь или судьба целого народа..?

29.01.201710:03

Сейфеддин Аблаев с супругой, 2015 г.

29 декабря 2016 года в возрасте 85 лет ушел из жизни замечательный человек, ветеран национального движения, Сейфеддин Аблаев. Трудно описать словами, какую утрату понесла наша семья. Нет теперь нашего доброго, мудрого, заботливого отца, дедушки, супруга.

Сейфеддин (Севдин было написано в документах) Аблаев родился в 1931 году в селе Отаркой  Албатского района (ныне село Фронтовое, Севастополь). Еще в раннем возрасте познал все тяготы жизни. Когда Сейфеддину было 2 года, болезнь забрала у него маму. Вместе с этим уходят и беззаботные дни счастливого детства. В селе была школа. Сейфеддин прилежно учился. Учительница не могла нарадоваться способностям мальчика, но и вдруг наступила война. Началась оккупация. Папа часто рассказывал о тех временах. Мальчишками они бегали в лес. Носили продукты партизанам. Помогали, чем могли. Ночью партизаны тайком приходили в деревню. И когда, казалась бы война уже подходила к концу, а население радовалась приходу Красной Армии, тяжелый стук в дверь ранним майским утром изменил судьбу всего крымскотатарского народа. Изменилась судьба и простого деревенского мальчика Сейфеддина. Семью отца депортировали со станции Сюйрень. Они попали в окрестности города Янгиюль, где в ужасных условиях умерла его мачеха и сестренка от голода и болезней.

Сейфеддин Аблаев

Сколько раз слышали рассказ об этом из уст отца, столько раз наши сердца обливались кровью. Потеря родных и близких от голода и болезней. Тяготы обустройства в Средней Азии. Долгожданная встреча с отцом детей, который разыскал своих сыновей (Сейфеддина, Ризу и Сервера), вернувшись из трудовой армии. В сложностях обустройства на новом месте не было возможности получить высшее образование. Получив среднее техническое, начал работать.

В 1962 году впервые после депортации побывал в Крыму, посетил родную деревню.

1962 год Родной Отаркой

Именно тогда стал задумываться над тем, что он может сделать для возвращения на родину своего многострадального народа. В 1967 году переезжает на Кавказ. Обосновался поближе к родному Крыму, в поселке Архипо-Осиповка Геленджикского района. И тут начинается долгий и тернистый путь борьбы за возвращение в Крым. В 1980-е годы Сейфеддин Аблаев становится одним из лидеров национального движения в Краснодарском крае. В нашем доме в Краснодарском крае постоянные собрания инициативников национального движения. По итогам почти каждого собрания решение инициативной группы в виде телеграммы, которую отец всегда лично сам отправлял, направлялось в правительство, в Москву. Подпольная литература. Самиздат. Слежка госорганов, которые напрямую говорили отцу: «Аблаев, ну все блага тебе создадим тут, успокойся ты со своим Крымом». Лишь усмехался в ответ. Ему, как и его соратникам, как и его народу, что эти все блага без Родины, на что им это все без Крыма. Поездки в Москву. Демонстрации на Красной площади. «Родина или смерть» – вот девиз того поколения отважных борцов за возвращение в Крым. Помним, когда отец возвращался из Москвы летом 1987 года, привозил нам флажки, рассказывал, как они часами лежали на холодных камнях Красной площади, как скандировали «Родина или смерть».

аблаев_2

С плакатом Ленина в первом ряду Сейфеддин Аблаев. С намеком на девиз вождя «Родину малым народам».

Он был тогда таким счастливым, говорил, скоро мы вернемся на родину, скоро будем жить в Крыму. Конечно же, в эти годы начались частые поездки отца в Крым. Поиски возможностей для обустройства в Крыму. Именно тогда отец и его соратники понимают, что нужно брать землю самим, ведь так просто ее никто крымским татарам не даст. Отец рассказывал, что на одном из краевых совещаний Краснодарского края в 1989 г. лидерами национального движения предлагается самозахват земли, народ, на тот момент как никогда окрыленный мечтой возвращения на родину, поддерживает эту идею с воодушевлением. Так появляются одни из первых самозахватов в Крыму, в том числе и самозахват земли (в последствии узаконенный) в поселке Заланкой (Холмовка) и Къалынтай (Тенистое) в 1989 году.

аблаев_1

И вот, наконец, в 1991 году долгожданный переезд Сейфеддина Аблаева с семьей в Крым. Обустройство буквально в двух километрах от родного села в деревне Заланкой (с. Холмовка, Бахчисарайского района). Конечно же, радости нашей семьи от воссоединения с Родиной не было предела. Да что говорить, так в каждой крымскотатарской семье. Однако переживания за судьбу своего народа не оставляли отца и на Родине. В родной деревне Отаркой он хлопочет по поводу установления памятного знака на месте расстрела восьмерых его односельчан. Это произошло в первый же день оккупации во время войны. Как ни прискорбно на этом месте была деревенская свалка. Получив такую информацию от Сейфеддин-къартбаба, молодежь помогает убрать территорию. А он устанавливает табличку, как может сам пишет надпись. Очень переживает о том, что если уйдет из жизни, так и останется прах этих людей под грудой мусора. Ищет их родственников. На месте расстрела устанавливается оградка. Да, и пусть там нет до сих пор памятника, но есть память об этих людях. И это еще одно из сотен тысяч доказательств невинности нашего народа. Со слов отца эти люди были расстреляны фашистами за подозрение в сотрудничестве с партизанами. Однажды, прогуливаясь по родной деревне, он  обнаруживает, что в бордюрах вдоль тропинки к свинарникам есть несколько баш ташей (надгробных камней, – прим. ред.). Штукатурка обвалилась и стали видны надписи. С тяжелым сердцем отец достает эти плиты, кладет в машину, привозит домой. Потом решает отвезти их в Ханский дворец. Все же хоть будут под присмотром. Оставляет их тогда в отделе охраны памятников. Подобных случаев было много, но не все, к сожалению, осталось в памяти.

аблаев_3

В 1995 году отец организовывает первую встречу односельчан в родном Отаркое. Что говорить, организаторские способности у него были очень хороши. Продумывает все до мелочей. Оформляет стенд со старыми фотографиями жителей села, родственников, домов. Едет в Симферополь и дает объявления в газетах, на радио и телевидении, чтобы по всему Крыму разлетелись весточки о встречи отаркойцев (сейчас это намного проще – мобильная связь, интернет). А потом уже ежегодно это становится традицией. Знаю, что сейчас уроженцы многих сел встречаются ежегодно и это прекрасно. Но тогда эти первые встречи были особенно трепетными, особенно родными и дорогими казались все люди, присутствующие там. Увы, многих уже нет в живых, родственников, соратников отца, его односельчан и единомышленников.

аблаев_4

Сейфеддин Аблаев бабасы Курешчи Абла иле 1965 с.

Не раз отец был организатором праздников Хылырлез и Дервиза в селе Заланкой (Холмовка). Маму просил печь сладости, купить конфеты и раздавать все детям, радовать их. Куреш старался проводить по всем правилам. Участников распределяли по весовым категориям. При помощи односельчан устанавливалась арена, выбирались судьи, подготавливались подарки победителям. Именно так делали на праздниках в старину. А первый большой праздник Дервиза устраивает еще на чужбине, 1989 году в Краснодарском крае, в городе Крымск. Очень отец любил куреш. И это неслучайно, ведь наш дедушка (отец Сейфеддина) был в довоенное время известным борцом из числа любителей этого вида спорта. Не раз Абла-къартбабамыз занимал первые места на больших праздниках Дервиза в борьбе куреш. Это был удивительный человек, двухметровый, голубоглазый и очень добрый богатырь, о котором  знали по всему Крыму, его так и называли его Курешчи Абла (Абла-борец). В 90-х, когда стали возрождать этот вид спорта, вернувшись на родину, Сейфеддин Аблаев, ездил на тренировки спортсменов в Бахчисарае. Показывал приемы. На Всекрымском турнире по курешу в 1999 году, который проводился в Бахчисарае на празднике Дервиза, был главным судьей. Много рассказывал, как раньше любили устраивать куреш на праздниках Къыдырлез и Дервиза. Борьба сопровождалась музыкой, а победителям преподносили ценные подарки в виде быка, барашка или золотых часов.

аблаев_6

Старясь показать Крым таким, каким он был до депортации, отец ищет свидетельства тех времен, фотографирует старые здания, дома, повествует о каждом из них, рассказывает о семьях, которые жили там, об их судьбах. Насколько ему позволяет состояние здоровья, пишет статьи о прошлом крымских татар, рассказывает интересные случаи и истории, которые свидетельствуют о высокой нравственности, культуре нашего народа. О воспитанности, религиозности. Он хотел, чтобы эта моральная планка крымскотатарского народа не падала и в наши дни. Он пишет большой материал о депортации – статья «Джелятлар панджасында» (опубликована в газете «Къырым» в 1996 году). Пишет о встрече с Амет-Ханом Султаном (статья опубликована в газете «Голос Крыма»). Пишет еще много статей и заметок, которые, как казалось ему, могут показать хоть частику прошлого крымских татар, считает своим долгом передать новому поколению все то, о чем мы должны знать, о чем мы должны помнить. Собирает предметы старины. Свидетельства культуры, традиций и быта крымских татар. Каждый день своей сознательной жизни Сейфеддин Аблаев старался прожить с пользой для своего народа, для своей родины Крым. Не было случая, чтобы узнав о чужой беде, отец остался равнодушным. Всегда по возможности помогал родным и близким, знакомым и чужим людям, оказавшимся в трудной ситуации. «Протянуть руку помощи нуждающемуся в ней – это долг каждого мусульманина, балам», – так говорил отец, таков был его жизненный принцип, этому и нас учил.

У Сейфеддина Аблаева осталась супруга, 4 дочери, 4 внучки и внук, две правнучки и правнук. Для всех нас это невосполнимая утрата. Аллах рахмет эйлесин, бабам, яткан еринъ дженнет олсун! Мы помним твои заветы, отец. Быть дружными, быть оптимистами, любить жизнь, благодарить Аллаха за каждый прожитый день на земле, поддерживать близкие отношения со всеми родственниками, беречь маму, жить во благо своего народа, трудиться для процветания крымскотатарского народа на своей родине, в Крыму.

20.01.2017 г.

Афизе и Назифе АБЛАЕВЫ

Ана юртум

Асретлегин чекип чокъ йыл

Кельдим Ана юртума,

Гъам-къайгъыны бутюнлейин

Юкледим мен сыртыма.

Ана юртум кельдим санъа,

Ач къучагъын, сар мени,

Асрет олдым, унутмадым,

Санъа севгим бар меним.

Чокъ гузельсинъ, Ана юртум,

Эр кес санъа козь ташлай,

Миллетинъ къайта сюргюнликтен,

Душманларгъа дерт ашлай.

Абынсам да, сюрюнсем де, зорбалыкълар чексем де,

Озь юртумда ят олып, белим эки буксем де,

Кене сени севем, Ватан, кене сени кутьлерим,

Керек олса сенинъ ичюн, джанымны феда этерим!

Сефеддин Аблаев, 1991 с.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET