К истории крымскотатарской дипломатии / 8

13.02.201712:01

Художник Риза Абдужемиль

Редкая посылка

Пушнина и изделия из меха – важная статья импорта в Крымское ханство. Внешняя казна, отправляемая из Москвы, являлась объектом пристального внимания ханской стороны. В дефтерах (списках) указывалось точное количество единиц меховых посылок. Из-за отсутствия природных ресурсов (определенных видов животных) и климатических условий региона, в Крыму был большой спрос на пушнину. Суровый климат северных регионов обусловил ареал обитания популяций отдельных животных, меха которых высоко ценились в различных странах.

Редкой была и чернобурая лисица, или чернобурка, которая по-крымскотатарски именовалась «qara tilki». Из ее шкуры изготовлялись шапки и шубы, которые представляли собой предмет роскоши. Об этой лисице находим сведения в одном из царских хаттов (писем) от Алексея Михайловича к хану (Исламу Гераю). Сначала пушнина из чернобурки поступала в Крым, а в последующем определенная часть транспортировалась в Стамбул.

Царь писал о прежнем письме хана (к царю), где сообщалось о том, что султан Ибрахим направил в Крым письмо с просьбой черной лисицы: «…siz qarındaşımız, uluğ padişah Sultan Ibrahim hazretleri qara tilki üçün yâzğan irdiler dib…» («…Вы, наш брат, писали о том, что султан Ибрахим написал к Вам, по поводу черной лисы…»). Проблема заключалась в отсутствии чернобурки в Крыму, для чего хан просил царя отправить мех лисицы в одну шубу. Со слов царя: «…ve Qırım Yurtuñızda tülki yoqdur dib, ve siz de bolsañız biz uluğ padişahdın bir tonluq qara tilki tileysiz…» («…а молвив, что в Крымском Юрте нет лисицы, просите же Вы от нас чернобурку в одну шубу…»). Царь в своем письме заявлял о невозможности исполнить ханскую просьбу и разъяснял причины: «…yıraq yerlerimiz, Tura qal’âlardan qara tilkilerni bizgâ zamanı birlen keltürâdirler, her yıl sayın keltürmâydurlar, ve dahi kob senelerdir Tura qal’âlarından bizgâ tilki yibârmediler. Tura adamları dirler kim, “Kob zamandın berü qara tilkiler avğa rastkelmâydür”, – dib, ve dahi hazinemizde bolğan qara tilkiler siz qarındaşımızga bürklergâ harclanadur, ve halâ hazinemizde qara tilki yoqdur…» («…к нам привозят чернобурку по времени издалека, с мест у крепостей Тура, но привозят не каждый год, а уже много лет как не отправляют нам лис из крепостей Тура. Как молвят люди из Туры, чернобурки уже давно как не попадаются на охоте, а чернобурки из нашей казны расходуются на шапки для Вас, нашего брата, так что ныне нет чернобурки в нашей казне…»). Спрос на изделия из чернобурки в царских владениях был минимальным: «…ve dahi suda-gârlerden bürklük qara tilki satun alurğa az tabuladur…» («…а среди купцов мало кто берет шапки из черной лисы…»). Царь принес свои извинения хану по этому поводу: «…siz, qarındaşımız, anıñ sebebli göñlüñüzgâ ağır keltürmegây irdiñiz…» («…Вы, наш брат, по сему не держите обиды на нас…»).

Справка. Тура – поселок городского типа, административный центр Эвенкийского района Красноярского края (Сибирь). Расстояние до Москвы – 5738 км. Традиционной отраслью является пушной промысел – главная статья дохода эвенков (коренного населения).

Источник: В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 828

Письмо Шамхалу

В части крымско-кавказской переписки находим один примечательный по своему содержанию документ – хатт (письмо) хана Саадета Герая бин Ислам Герай-хан кумыксому правителю с титутлом Шамхал. Как указывают исторические источники, между ханством и народами Кавказа существовали тесные взаимоотношения. Рассматриваемое нами письмо написано в форме совета-назидания. С начальных строк письма идет традиционное приветствие, где хан называет Шамхала своим «верным другом»: «…İ’zzetlü ve meveddetlü, ve sadaqatlu dostumız, Şamhâl sadaqat-iştimâl huzurlarına vufur-i muhabbet ve mezid-i meveddet birle selâmlar idüb, hâl ve hatreleri su’al olunduqdan soñra…» («…Горячо поприветствовав Вас, нашего уважаемого и дорогого, верного друга, Шамхала, справившись о Вашем здоровье,…»).

Прежде всего, хан нампомнил Шамхалу о мире («sulh ve salâh»), заключенном между Москвой и Стамбулом. Затем Саадет Герай заявил о политике двойных стандартов со стороны царя (несоответствие слов реальному положению дел) и желании царя получить новые владения. Из текста: «…vafir taburı Terek boyuna kelüb, ve evveli kendüsi dahi kob tabur ile Acderhan semtlerinde bolub, murad-i menhusları malümımız olmaq içün efvah-ı nasda şayi’ bolğan, ba’z mahallere qal’âlar bina idüb, ve Qumuq ve Çeçen, ve Dağıstanı feth idüb, Gürci vilâyetine qoşulmaq, ve Qumuq halqın bi’l-külliye oradan qaldırmaq fikriyle olduğın. Ve ba’z mahallere dahi adamlar könderüb, – “Bizüm size zarar ve ziyanımız yoqdur, her birleriñüz a’zim iltifatıma mazhar olursız”, – deyü, enva’ mekr ve hileye dair sözler birle…» («…много войска прибыло к берегам Терека, а сами же находились у Астрахани. Попытавшись узнать их намерения, стало ясно от людей, что хотят они возвести крепости в отдельных местностях, покорить кумыков, чечен и Дагестан, присоединить Грузию, а всех кумыков выселить оттуда. А в одни местности отправят они людей, со всякими обманами, со словами, что нет вреда от них, что все вы удостоитесь великих милостей…»). Во избежание возможной беды хан просил Шамхала предпринять заблаговременно необходимые меры. Судьба кумыков зависела от правильного понимания ситуации. Необходимо было не верить всякому слову от царя, не поддаваться соблазнам. Таким образом, цель ханского письма – предостережение: «…yâramaz fikirde olanlara ziyâde tenbih itmek kereksiz. Beş künlük dünyâ içün ahiretni yâqmaq lâyıqmıdır?! Zinhar gâvurıñ yâlanına inanmayüb, bu fikirde olanlara tenbih eylemeñiz isteriz…» («..Вам необходимо больше наставлять тех, у кого нехорошие мысли в голове. Годится ли вообще сжечь все дотла всего лишь из-за пяти дней?! Не верьте словам неверных, хотим мы, дабы Вы наставляли своих людей на правильный путь…»). А далее Саадет Герай рекомендовал прислушиваться к словам мудрецов: «…ElhamdülilLâhi, ulema ve fazılañız kob, anlardan su’al etüb, sözlerin tutasız…» («…хвала Аллаhу, есть у Вас много ученых мужей и уважаемых людей, так поведайте же у них, и следуйте их словам…»). И в завершение письма, хан изъявил готовность оказать помощь: «…eger bu tarafdan imdad içün asker lâzim ise, adamımız eglendirmeyüb,…lüzumı qadar asker irsal olunub, könderilinür…» («а коль с этой стороны понадобится военная помощь, не занимая своих людей всякими делами,…отправим необходимое количество войска…»).

В продолжении темы крымско-кумыкских взаимосвязей следует упомянуть еще один документ – ярлык хана Ислама Герая Алексею Михайловичу за 1064 г.х. / 1653 г., в котором заявлено о покровительстве кумыкам со стороны ханства. Предваряя сути проблемы, хан подчеркнул, что кумыки всегда контактировали с Крымом: «…Terek Suyuna yaqın Ümmet-i Muhammedden Qumuq memleketi vardır, daima Qırım diyârına ve Çerkes Vilâyetlerine gelüb giderler…» («…вблизи реки Терек находится страна кумыков-мусульман, они постоянно ходят в Крым и Черкесию….»). От правящей элиты кумыков поступила жалоба к хану Исламу Гераю по поводу возникших преград: «…şimdi anlarıñ qatnadıqları yollarınıñ üzerine siziñ tarafıñızdan qal’â yâpdurub, keçmelerine mani’ olduqların Qumuq Vilâyetniñ Şamhalı ve memleket bekleri şikâyet idüb, bu tarafa adam göndermişlerdir…» («…ныне Шамхал и беи кумыкской страны отправили к нам человека, с сообщением о возведении Вами крепостей на их пути, создав препятствия для их передвижения…»).

Хан выразил свое несогласие с такими действиями, в результате которых земли кумыков становились изолированными от других мусульманских земель: «…qadimden olan qal’âya sözleri yoqdur, amma şimdi yeñiden Ümmet-i Muhammediñ yollar üzerine qal’â yâpup, yolların kesmek lâyıq tuguldür. Ol memleket de İslâm memleketidir, bu maqule işlere qayil olmazlardır, ve qadimiy hisarıñuzdan ğayrı hisar yâpdurub, muslümanlara zulm olduğuna bizim de rizamız yoqdur. Bundan bir alay fesadlar hasıl olmadan ğayrı faydası yoqdur….» («…о древних крепостях нет и речи, но ныне же, возведя крепости на путях мусульман, не годится перекрывать их дороги. Та страна есть также исламской, не будут они согласны с такими делами, и нет нашего согласия на строительство иных крепостей, помимо древних сооружений. Нет проку в том, кроме сеяния большой смуты….»).

Примечание. В истории неизвестно имя хана Саадета Герая бин Ислам Герай-хана. Рассматриваемый нами первый документ не имеет датировку, по событиям невозможно определить конкретную персону хана и установить период. Можно предположить, что речь идет о конце XVI в., с приходом к власти царя Федора Ивановича и новым политическим курсом Московии (продвижение на юг, территориальная экспансия Кавказа). К 1584 году относится правление хана Саадета Герая – сына хана Мехмеда Герая. Окончательную точку может поставить оригинал письма. Если же в оригинале проходит имя хана Саадета Герая как сына хана Ислама Герая – тогда все кардинально меняется. Есть также вероятность и совершения ошибки со стороны переписчика (Х. Фейзханова).

Источник: В. Вельяминов-Зернов. «Материалы для истории Крымского ханства». Санк-Петербург, 1864. С. 477, 772-773

Рефат АБДУЖЕМИЛЕВ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET