К вопросу об авторской позиции в романе Нузета Умерова «Бейбарс – султан Египта»

13.02.201718:05

Солидное историко-художественное полотно современного крымскотатарского прозаика Нузета Умерова, вынесенное в название статьи, посвящено раскрытию образа одного из величайших мамлюкских султанов.

Как явствует из большого массива современного историографического материала, родовые корни Бейбарса (1223–1277) исследователи относят к разным тюркским народам (казахам, киргизам, туркменам, татарам, башкирам и т.д.). Однако, думается, правильнее будет говорить о кыпчакских (половецких) его корнях. Последние, как пишет казахский ученый Мухтар Кул-Мухамед [5], приняв активное и непосредственное участие в создании Великого Тюркского каганата, «оставили огромный оригинальный политико-философский и культурно-цивилизационный след в истории многих народов Европы, Азии и Северной Африки». Они составляли основное население государства Дешт-и-Кыпчак. Это племя встречается среди ряда тюркских народов – ногайцев, крымских татар, башкирцев, казахов, киргизов, каракалпаков, узбеков, алтайцев [4: 173-174], из чего логически вытекает вывод о том, что историю кыпчаков «нельзя ограничивать хронологическими рамками собственно казахской истории» или историей других кыпчакских племен, родов или подразделений.

К образу Бейбарса так или иначе обращались такие современные писатели, как Робин Янг (романы «Тайное братство» (2006) и «Крестовый поход» (2007), Морис Симашко (повесть «Емшан» (1975), а в 1989 году Олжас Сулейменов представил публике кинофильм «Султан Бейбарс». В отношении последнего критика отмечала, что он грешит против исторических фактов: например, повествование о том, что  крестоносцы захватили Константинополь, происходит за двадцать лет до рождения Бейбарса. По сути, Бейбарса там просто нет. Это ни что иное, как одно имя. Поэтому работа над исторической темой требует особой скрупулезности и ответственности писателя. Обращаясь же к роману Нузета Умерова, отметим, что изначально это произведение в качестве повести публиковалось в 2000-м году в газете «Янъы дунья», написанное на основе тех скудных материалов, которые оказались доступны автору на тот момент. Поэтому показать в рамках этого жанра личность, которая силой своего интеллекта выросла от раба до верховного правителя, защитившего Египет от монгольских завоевателей и крестовых походов, не представлялось возможным. Ввиду этого интересно проследить, каким образом происходила переработка материала, какими изобразительными средствами пользовался Нузет Умеров при работе над названными произведениями уже в качестве романа.

Отметим, что писатель, взявшийся за такую серьезную тему, должен, видимо, иметь большой жизненный и творческий опыт, обладать аналитическим умом и логическим мышлением. Сначала, что касается собственного имени главного героя романа…  Исходя из разницы фонетико-орфоэпического характера в арабском и казахском языках, казахские исследователи утверждают, что Бейбарс произошел из племени Берш, что, собственно, и отражено в его имени. В противовес этому Нузет Умеров этимологию имени будущего султана поясняет следующим образом: «Бейбарс» – это лагап (кличка), тогда как настоящее его имя – Мансур. У крымских татар всем давали клички, а клички не рождаются просто так. Необходимость логического обоснования своей версии и дальнейшие поиски привели к обнаружению в Большой Советской Энциклопедии информации о том, что на побережье Азовского моря в то время водился тугайный (камышовый) барс. Тут автор разбавляет свое произведение вымыслом приключенческого характера: так, отец Мансура каждый год уезжал на охоту – на рыбную ловлю. И его друг – генуэзский купец, – когда Бейбарс был еще маленьким, подарил мальчишке арбалет. Тогда даже его прозвали Мансур-арбалетчик. Однажды, когда они охотились на диких кабанов, одного секача ранили. А раненый кабан – страшный зверь. Охотники приготовили копья и стали ждать. И вдруг, неожиданно выскочивший барс ударом валит кабана, кладет лапу на добычу, смотрит и рычит. И в это время Мансур из арбалета убивает барса… Когда шкуру барса принесли домой и подарили бабушке, та, приятно удивившись, что ее внук продемонстрировал чудеса охотничьего мастерства, обняла его со словами: «Ах, меним бейбарсым!» (букв. – «Ах, мой король барсов!»)… И вот, когда этого мальчика покупали с галер, спросили его имя, он ответил, что зовут его Бейбарс, поскольку он вспомнил, что это прозвище ему дала бабушка. Обращение к такой романно-мифологической проблематике [3: 46–52] позволяет апеллировать к детству будущего султана и репрезентировать его дальнейшую судьбу в динамике.

Пытаясь аргументировать версию крымского происхождения Бейбарса, Нузет Умеров вторит тюркологам, утверждая, что крымских татар с казахами роднит принадлежность к куманам. Бейбарс же, полагает он, никогда не был в Казахстане. К тому времени Солхат (Старый Крым) представлял собой солидную крепость – перевалочный пункт (караван-сарай) между Керчью и Феодосией. Здесь есть мечеть Бейбарса. Здесь же есть крепость Агармыш. По ней когда-то проходили Инд елу (Индийская дорога) и Чин елу (Китайская дорога) – золотая дорога шелка. Эти пути существовали задолго до Золотой Орды. Тут писатель, раздумывая, какое ему «нарисовать» детство, делает Бейбарса сыном купца – владетеля караван-сарая. Этот хозяин по просьбе купцов снижает вывозную пошлину и, как следствие, резко увеличиваются покупки, пополняется казна. Понимая, что торговля поднимает экономику государства, он уничтожает разбойников, которые грабили купцов по дороге. Любознательный мальчишка Мансур все это слушает и вбирает подобно губке. Когда монголы продают его, то тот самый генуэзский купец, когда-то подаривший Бейбарсу арбалет, приходит покупать мальчишку, и случайно обнаруживает знакомый облик. Узнав в нем сына того самого владельца караван-сарая, забирает его к себе, в Геную. Так Бейбарс попадает в семью купца, и вырастает в его помощники – становится торговцем оружия.

Как видим, автор романа, пытаясь соединить исторические реалии и вымысел, выводит их из самого естественного хода событий, но при этом, не выходя за рамки воссоздания облика изображаемой эпохи, учитывает достижения современной науки и поэтики. Так, в процессе работы над упомянутым историческим романом писатель столкнулся с интересным фактом: в то время (ХIII век) из Солхата в Каир поставляли стволы кизила, из которых изготавливались тяжелые тюркские луки. Такие луки на расстоянии 50-60 метров насквозь пробивали броню крестоносцев. Строя стратегию и тактику борьбы с ними, а также пользуясь тем, что кругом камыши, Бейбарс с двух сторон выстраивает лучников (в те времена молодых людей в воины отбирали по особой методике – стрелявших отдельно правой, и отдельно левой рукой). Когда появились крестоносцы, войска Бейбарса начали стрелять из луков, изготовленных из крымского лесоматериала. Тяжелая броня крестоносца, свалившегося вместе с конем, не давала ему легко подняться на ноги. К тому же – кругом грязь и заросли. Причем, Бейбарс сделал так, что никто из крестоносцев не смог убежать назад – во всех его действиях сквозил талант военачальника…

Как явствует, художественное освоение исторической темы предполагает угадывание логически возможных вариантов развития событий. В своем романе Нузет Умеров попытался представить историческую миссию человека перед народом, перед страной, акцентировать важность его ментально-этнических ценностей.

Роман Нузета Умерова «Бейбарс» – произведение, позволяющее по-новому взглянуть на исторические явления, связанные с именем знаменитой личности. Пытаясь расставить смысловые акценты, писатель строит модель событий, где в отличие от повести Робина Янга, репрезентирующего Бейбарса как человека, «долгие годы делавшего не свое дело, жившего не своей жизнью» [2], выходец из крымских степей представлен как отважный, могучий, разумный и сведущий в государственный делах султан [1].

Литература

  1. Абдуллаев И. Крым и халифат: перекрестки истории / Ибраим Абдуллаев // Голос Крыма. – 2010. – № 27.
  2. Гордин Я. От документа к образу / Я. Гордин // Вопросы литературы. – 1981. – №3.- С.114.
  3. Есин А. Б. Принципы и приемы анализа литературного произведения / А. Б. Есин. – М., 1999.-248 с.
  4. Кузеев Р. Г. Происхождение башкирского народа / Р. Г. Кузеев. – М., 1974. – 554 с.
  5. Кул-Мухаммед М. Султан Бейбарс: [Электронный ресурс] / М. Кул-Мухаммед. – Режим доступа: www.mki.gov.kz|showarticle.php?lang=rus&id=3493 (Астана, 2004).

Шевкет ЮНУСОВ

 

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET