В этом году легендарному крымскотатарскому трубачу исполнилось бы 100 лет

27.02.201720:21

28 февраля Багаудину (Бадину) Аединову исполнилось бы 100 лет. В Бекабаде, куда он был депортирован в 1944 году, его знали как «трубаджи Бадина».

Родился он в феврале 1917 года в семье священнослужителя Акмесджиде (Симферополе) на улице   Малофонтанной, 24. Там был дом его деда и «Аедин эфендинин джамиси». В семье было четверо детей, выжили трое. До седьмого класса Бадин учился в школе № 12 на улице Субхи. Аедин-эфенди был лишен гражданских прав как человек религиозный, а джами перепрофилировали в маслобойню.

Бадин Аединов учился в ФЗУ (фабрично-заводском училище) на столяра и там же в группе самодеятельности стал играть на трубе.

Какое-то время работал в магазине Торгсина, затем учился в музыкальном техникуме, окончил годичные курсы капельмейстеров, где преподавал в то время Яков Богораз. Здесь Бадин сформировался как музыкант и в 1937-1938 годах играл в ансамбле и объездил весь Крым. Их руководителем был Яя Шерфединов, танцы ставил Усеин Баккал. Плотно используя свое время, Бадин играл и в театре. Накапливался опыт и багаж знаний. Учился и у Ашика-уста Аппазова.

После начала войны с Германией музыкантов и артистов призвали в армию, но через некоторое время вернули, дали бронь по месту прежней работы. Театр продолжал работать и в годы оккупации Крыма. Ставили «Арзы-къыз», «Алтын бешик». Когда коллектив артистов отбыл с отступающими гитлеровскими войсками в Румынию, Бадин не уехал, так как, будучи старшим в семье, оставался основным кормильцем. Он женился в конце 1930-х годов и у них с Фатмой-ханум родилось шестеро детей. Но выжили лишь трое: Хайредин (1942 г.р.), Ридван (1947 г.р.) и Руслан (1956 г.р.).

Средний сын Ридван Аединов вспоминает со слов отца, что их семью в 1944 году привезли в Голодную степь, поселили в землянке. Бадина Аединова осенью 1944 года вызвали в спецкомендатуру и предложили переехать в город Бекабад, где тогда методом народной стройки развернулось строительство Фархадской гидроэлектростанции с использованием потенциала вод реки Сырдарьи. Шла война и электроэнергия нужна была для строящегося единственного в Средней Азии Узбекского металлургического завода и рудников редких металлов в соседнем Таджикистане.

Начальник строительства Фархадской ГЭС Саркисов был заинтересован в открытии культурного центра для многотысячного коллектива строителей и лично контролировал подбор кадров работников для театра при Доме культуры. Пригласили туда и Бадина Аединова, игравшего на трубе, духовых инструментах, баяне, скрипке. Периодически в принудительном порядке отправляли на полмесяца работников и домохозяек копать землю и выносить ее на спине в специально приспособленных фанерных устройствах из прокладываемого 16-километрового русла канала.

Позже Бадина-ага отправили работать музработником в детский дом в поселок Стретенка Бекабадского района. Позже детский дом был переведен в город Янгиюль, и музыкант Бадин Аединов отправился туда. После адаптации на новом месте музыкально одаренных детей отделили в специальную группу, усиленно поработали с ними, а затем перевезли в Ташкент для дальнейшего профессионального обучения, а остальных детей через год вернули обратно в Бекабад.

От предложения переехать в Ташкент Б. Аединов отказался, не хотел, чтобы его семья опять мучилась без жилья. В Бекабаде его семье выделили 2 комнаты в каменном бараке. Здесь он работал преподавателем в музыкальной школе, вел занятия в детском доме и кружок в Доме культуры металлургов. Его, грамотного, интеллигентного музыканта, уважали родители детей и руководители учреждений.

Когда в Ташкенте начали формировать коллектив крымскотатарского ансамбля «Хайтарма», Бадин Аединов отказался от предложения Ильяса Бахшиша работать в нем, считая, что для ансамбля кадры найдутся, а для будущего нашего народа нужна будет подготовленная молодежь, и эта мысль, как показало время, была верной. Если бы крымскотатарская молодежь не училась в музшколах, музучилищах, а позже и в консерваториях, сегодня мы не имели бы ту высокую планку сохраненных песен, музыки и танцев, характеризующих культуру народа.

Как-то пользовавшийся уважением среди народа Джеббар Акимов в частной беседе сказал Бадину-ага, что его музыкальная деятельность в ансамблях, играющих на свадьбах, цементирует ряды наших соотечественников, поддерживает чувство ностальгии по родине и подспудно готовит людей к решительному шагу по возвращению в Крым.

Работа музыканта, особенно в то время, была трудна, опасна и малооплачиваема. На свадьбах обязательно объявляли, что деньги, преподнесенные танцующей паре, будут переданы в общенациональную кассу и использованы в борьбе за возвращение на родину. В первые годы после депортации Бадину-ага приходилось по ночам шить босоножки на резиновой подошве и продавать их на рынках соседних с Бекабадом таджикских селений Нау, Пролетарск, Куркат.

Активный участник крымскотатарского национального движения Лютфи Бекиров, переехавший в Крым с семьей в конце 1960-х годов из Бекабада, в 1974 году в связи с женитьбой сына Рустема пригласил играть на свадьбе музыкальный коллектив Бадина Аединова из шести человек, оплатив им дорожные расходы на самолете. Важно было показать живущим в Крыму соотечественникам, разбросанным отдельными семьями по всем районам, что они не забыты, а живущим здесь по соседству продемонстрировать прогрессирующее музыкальное искусство коренного народа.

Прилетевшие музыканты блестяще отыграли свадьбы на стороне жениха и невесты в селе Некрасово, около Джанкоя. Бадин Аединов сдержал слово и показал пример верного служения интересам своего народа. Как патриот, он заполнил этот сегмент в крымскотатарском национальном движении.

В ту группу музыкантов входил и ныне здравствующий Талят Джеппаров, работавший тогда заведующим отделом духовых и струнных инструментов Ташкентского филиала музыкального училища в Бекабаде. Вел свадьбу конферансье крымскотатарского ансамбля «Хайтарма» Аблямит Умеров. С Бадином-ага на свадьбах играл и младший брат Юсуф Аединов, хотя основная его профессия была иная.

Средний сын Бадина-ага Ридван Аединов окончил Ташкентскую консерваторию в 1973 году, учил детей игре на скрипке в музыкальной школе в Бекабаде, а в 1979 году переехал в Новороссийск, так как Крым наших соотечественников не принимал. Позже сын перевез к себе и отца. В 1987 году Ридван уехал в Крым, лишь через 9 месяцев его прописали в Верхних Орешниках Карасубазарского (Белогорского) района, а в 1989 году он, продав тот дом, купил полдома в Акмесджиде.

Бадин-ага Аединов переехал в Крым в 1990 году и поселился в приобретенной квартире в общем дворе по улице Футболистов (бывшая улица Татарская) в Акмесджиде. Платой за возвращение были 45 лет борьбы.

1 июля 1992 года его не стало.

Источник: Газета «Голос Крыма»
№ 7 (945) от 17.02.2012

Ибраим Военный, выложивший данный материал в Facebook выразил благодарность Ридвану Аединову за предоставленные фотографии своего отца Багаудина Аединова из семейного архива.

Мнение автора может не совпадать с мнением редакции

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях Facebook, Вконтакте, Одноклассники, а также на канал в Telegram и будьте в курсе самых актуальных и интересных новостей.

 бадин аединов
бадин1
бадин2
бадин аединов
бадин

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET