Айдер Абибула. Современный гончар

26.07.201818:58

Для многих обывателей гончарное дело – давно забытое ремесло, оставшееся в прошлом и изредка напоминающее о себе в кино, литературе и старинных приданиях. Но для таких мастеров, как Айдер Абибула, гончарство стало делом жизни, которое доставляет удовольствие и приносит доход. Современный гончар рассказал об особенностях своей работы и сегодняшнем состоянии этого вида искусства, а также о развитии крымскотатарской культуры в целом.

С чего началось увлечение гончарным делом и как давно Вы этим занимаетесь?

Началось с того, что попал в мастерскую к Рустему Скибину. Увидел, как он работает на гончарном круге. Было очень интересно видеть, как из кусочка глины можно сделать какое-то изделие, которым можно пользоваться. Попросил Рустема разрешения сесть самому попробовать. Сначала было хобби, а сейчас это уже основное занятие на протяжении 8 лет.

Чем занимались до того, как увлеклись новым видом деятельности?

Закончил колледж при Самаркандском кооперативном институте (банковское дело). После окончания – переезд в Крым. А здесь уже пришлось перепробовать много профессий. Это, конечно, и строительная сфера, и на детских аттракционах работал, и обувь продавал.

Чем живет современный гончар? Какие заказы преобладают: частные или для поставки в магазины?

Наверное, тем же, что и другие люди: работа, дети. Заказывают как в частном порядке, так и магазины. Сейчас запустил у себя на страницах в соцсетях акции. Например, «Саан в каждый дом». Саан – это блюдо с крышкой для подачи чебуреков. Я предлагаю его по минимальной цене, чтобы люди могли заказать себе крымскотатарскую посуду. Не каждый может себе позволить ее купить. Для меня важно, чтобы в быту современной крымскотатарской семьи присутствовала национальная посуда.

Кто заказывает ваши работы? Только крымцы?  Есть ли заказчики из других стран?

Работы заказывают разные люди. Кто-то себе домой, кто-то на продажу в магазин. Много работ в Польше, Германии. Недавно был заказ в Канаду. И, конечно, крымскотатарскую посуду любят и в Украине, и в России. Причем заказывают не только крымские татары, но и люди других национальностей. У меня есть такие клиенты, которые один раз приобрели мои изделия и теперь покупают их постоянно. Даже есть такие, которые постоянно что-то приобретают все эти 8 лет.

Какой из заказов, которые Вам поступали, был самым необычным?

Самым необычным заказом были, как я их называю, медицинские горшки. В Крыму есть врачи, которые используют их для лечения межпозвоночных грыж. Очень было интересно их изготовить.

Какие у вас остались впечатления от первого мастер-класса? Молодое поколение проявляет интерес к гончарному делу?

Впечатления очень хорошие. Мне всегда было очень приятно общаться с новыми людьми. К тому же, когда ты даешь людям попробовать что-то новое, начинаю вспоминать себя, когда первый раз сел за гончарный круг. Смотришь на человека, который сел попробовать, его восхищение от работы с глиной здорово стимулирует для следующих мастер-классов. За одну встречу сложно рассказать и сделать все, что хочется.

Аудитория разная: дети от 7 лет, студенты, иногда взрослые. Интересно наблюдать, как за взрослыми, так и за детьми. Современный мир, как мне кажется, ушел очень далеко по технологиям, но люди уже начали уставать от него. С каждым годом я замечаю, что молодежь начинает возвращаться к своим истокам. Особенно наша крымскотатарская молодежь. Стало больше гончаров, кузнецов, мастеров народной вышивки. Это радует и внушает надежду, что это не исчезнет и не потеряется.

На каких площадках в Крыму вы можете рассказывать о своем творчестве? Проводятся ли фестивали, выставки?

В основном, о своем творчестве я рассказываю людям, которые приобретают изделия у меня в мастерской или посещают мои мастер-классы. В Крыму проводят очень мало фестивалей, хотелось бы больше. Выставки бывают максимум 2-3 раза в год. Не сформирован, так сказать, институт, где бы можно было бы рассказать и обучить этому ремеслу в Крыму. Хотя предпосылок много.

Я стараюсь рассказывать людям, что означает тот или иной крымскотатарский орнамент на моей посуде. Потому что многие не знают, что это не просто цветочки и узоры, а что это все знаковое, все имеет смысл. Тогда людям еще интереснее становится, и они хотят узнать больше.

Сагъ олсун Мамуту-агъа (Мамут Чурлу – известный крымскотатарский искусствовед, живописец, мастер ковроткачества, керамист, дизайнер, – прим.ред. ) Он периодически устраивает разные семинары, на которых собираемся все мы, художники, и обсуждаем какие-то новые орнаменты. Идет восстановление исконного крымскотатарского орнамента.

Скажите пару слов о сегодняшнем состоянии этого вида творчества. Оцените его развитие или, наоборот, упадок.

Появляются молодые ребята, которые занимаются гончарным ремеслом и, кстати, очень талантливые. Это говорит, скорее, о развитии ремесла.

Как обстоит ситуация с крымскотатарской культурой в целом? Она развивается или до сих пор происходит осмысление прошлого в настоящем?

Я думаю, что крымскотатарская культура очень быстро развивается. Музыка, танцы, фильмы. Можно сказать, точно, что назад отката точно не будет.

Что нужно делать, чтобы сохранить идентичность нашего народа? Как молодым людям, которые родились и выросли в Крыму, поддержать и продолжить развитие нашей национальной культуры, не отвлекаясь на массовые тенденции и глобализацию?

Чтобы сохранить идентичность, мне кажется, должна быть сплоченность народа. Можно и даже нужно создавать площадки для молодежи, где они могут выдвигать свои идеи. Обсуждать эти идеи. Этого нам сегодня не хватает. Самое главное в этом вопросе – наш язык. Я много разговариваю с молодежью, многие даже стесняются разговаривать на родном языке. А глобализация – это уже неотъемлемая часть нынешней жизни. Надо идти в ногу с этим временем и стараться развивать нашу культуру. Больше информации, больше идей. Идей, исходящих именно от молодежи.

Мелек БАЙ

Фото автора

Подписывайтесь на наши страницы в соцсетях FacebookВконтактеОдноклассникиInstagram   и будьте в курсе самых актуальных и интересных новостей.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET