Мифические и полумифические народы Северного Причерноморья и Приазовья в описании античных авторов

11.10.201921:01

Большинство современных людей считает миф чем-то вроде сказки. Сложилось такое отношение в основном благодаря греческой мифологии. Она хорошо нам знакома с раннего детства посредством мультипликационных фильмов, произведений искусства, преимущественно благодаря книгам легенд в детском варианте, которые читаются как сказки.

Профессор А. Ф. Лосев в труде «Диалектика мифа» пишет, что миф — «это не выдумка, но наиболее яркая и самая подлинная действительность» [4, с. 9]. Для античного человека

миф — не сказка, для него миф — это действительность, истории из прошлого и настоящего. Испокон веков, начиная с первобытного общества, человек живёт внутри мифа. Человек мифологизирует всё вокруг себя — быт, культуру, религию, власть. «Миф не есть произведение или предмет чистой мысли… в основе мифа лежит аффективный корень, так как он всегда есть выражение тех или других жизненных и насущных потребностей и стремлений» [4, с. 11].

Таким образом, можно сделать вывод, что миф, главным образом, есть отображение сознания человека (общества), его потребностей, ценностей той эпохи, в которой он был создан.

Миф является наилучшим индикатором и транслятором процесса формирования мировоззрения человека об окружающем его мире. Мифологическое сознание появляется вместе с первобытным человеком, в то время, когда он считал себя частью природы, не

выделяя себя как отдельную личность.

С развитием своего мировоззрения человек сталкивается с враждебной для него средой и начинает разделять мир на «свой» и «чужой». «Но здесь ещё нет диалога в полном смысле слова равных, а есть самоутверждение рода через отрицание «чужого», его принижение, хотя бы произвольное и необоснованное» [5, с. 37], — отмечает в своём труде «Мифологическое сознание как способ освоения мира» профессор М. В. Пивоев. В этот период мифологическое сознание формирует дихотомию «Свой —Чужой», «Мы — Они». Как обозначает в своём труде «Социальная психология и история» профессор Б. Ф. Поршнев:

«В первобытном обществе “мы”— это всегда люди в прямом смысле слова, т.е. люди вообще, тогда как “они” — не совсем люди» [6, с. 82].

Таким образом, мы плавно переходим к анализу мифических и полумифических народов Северного Причерноморья и Приазовья в описании античных авторов. Для начала следует разграничить понятия «мифический народ» и «полумифический народ».

Эллинская культура в процессе своего становления образовывает свою Ойкумену, в узком смысле слова — землю, населённую эллинами. За границами их мира лежат земли варваров, народов, говорящих на иных языках, исповедующих другую религию и имеющих другие ценности. «”Чужие, не такие, как мы”, а значит не люди, они схожи с людьми и в то же время различны, они другие» [7, с. 326].

Не в силах понять и принять другую культуру мифологическое сознание наращивает на неё миф, пытаясь осмыслить сквозь своё мировоззрение чужую культуру. Так и появляются полумифические народы, — народы, исторически существующие, но которые мы видим сквозь призму дихотомии «Свой-Чужой».

С развитием мифологического сознания и более детального понимания мира народы начинают понимать, что соседние племена такие же люди, как и они. Мифологизация соседей уходит на задний план, однако мифологическое сознание ищет новое за пределами

своей Ойкумены. «Сознание выходит на другой уровень, уровень создания мифических народов, перенесенных на окраины мира, на неизведанные, тайные земли» [7, с. 326].

Теперь рассмотрим данную теорию более детально.

Для античного человека Северное Причерноморье и Приазовье находились на крайнем Севере своей Ойкумены. С южными регионами эллинской Ойкумены, такими как Египет, Финикия, Древняя Месопотамия, античный мир имел тесное сотрудничество посредством обмена знаниями и торговли, а вот с северными регионами Ойкумены дело обстояло иначе. На Севере античного мира обитали варвары-кочевники без собственной письменности и с дикими (для эллинов) обычаями.

Обработав античные тексты, мы выделили 4 полумифических и 3 мифических народов [табл. 1].

Таблица 1.

Полумифические народы                Мифические народы

1. Киммерийцы                                        Гипербореи

2. Амазонки                                               Аримаспы

3. Лестригоны                                          Грифоны

4. Невры

В начале посмотрим на соседние народы, территории проживания которых непосредственно соприкасались с границами эллинской Ойкумены, названные нами полумифическими народами.

Первыми рассмотрим такой полумифический народ, как киммерийцы.

Гомер в «Одиссее» описывает киммерийцев как некий северный мифический народ: «Киммеряне, киммерийцы — мифическое племя, живущее далеко на севере, в стране, вечно покрытой мраком» [3, с. 312]. Гомер изображает киммерийцев сквозь призму дихотомии «Свой-Чужой». Описывая страну киммерийцев, он употребляет множество негативных эпитетов, тем самым выказывая разграничение между «солнечной» эллинской Ойкуменой и дикой «тёмной» землёй своих соседей: «Там киммериан печальная область, покрытая вечно влажным туманом и мглой облаков; никогда не являет оку людей там лица лучезарного Гелиос… Ночь безотрадная там искони окружает живущих» [3, с. 136].

Знал ли Гомер о реально существовавших на описанной им территории племенах — остаётся неизвестным, однако под влиянием Гомера Геродот даёт племенам Северного

Причерноморья и Приазовья имя киммерийцев и описывает их в исторических рамках, подтверждаемых современной археологией. Таким образом, на примере киммерийцев мы можем наблюдать, как сливается в единое целое мифическое и мифологизируется рациональное в полумифический народ.

Вторым в списке полумифических народов мы выделяем амазонок. Амазонки наиболее широко из всех полумифических народов представлены в античной литературе, особенно в мифологии. Племя амазонок поклоняется богу войны Аресу и богине охоты Артемиде. «Это было воинственное племя, ведшее мужской образ жизни. Когда им приходилось сходиться с мужчинами и рожать, они вскармливали только девочек и сдавливали им правую грудь, чтобы она не мешала им метать дротик, а левую оставляли, чтобы вскармливать детей» [1, с. 36], — писал в своей «Библиотеке» Аполлодор. Тема амазонок проходит красной нитью через героическую мифологию — против амазонок сражался герой Беллерофонт; борьбе с амазонками посвящён девятый подвиг Геракла, афинский герой Тесей взял в жены амазонку. Также с амазонками связаны некоторые исторические события, к примеру, амазонки были на стороне троянцев в Троянской войне, амазонка Пенфесилея помогала троянцам в войне и была убита Ахиллом. Амазонкам приписывается основание городов в Малой Азии, в число которых входит знаменитый город Эфес, в котором находилось одно из семи чудес света — храм Артемиды, по легендам, также построенный амазонками.

В олимпийской мифологии борьба амазонок с героями отображает первобытный переход от матриархата к патриархату. Посредством фактов завоевания городов Малой Азии и распространением эллинской культуры на города амазонок мифологическое сознание вытесняет их на периферию своего мира, на север, к уже хорошо знакомым греческому на-роду скифам, образ жизни которых в чём-то сходен с мифическим образом жизни амазонок. Геродот в «Истории» упоминает амазонок как родоначальниц племени савроматов: «Когда в сражении эллинов с амазонками на реке Фермодонт эллины одержали верх, они на трех судах отплыли оттуда обратно вместе со всеми захваченными в плен амазонками… Однако в открытом море амазонки напали на мужчин и перебили их; судов они не знали, не умели обращаться ни с мачтами, ни с парусами, ни с веслами» [2, с. 338].

Далее Геродот описывает как корабли с амазонками пристали к берегам Меотиды (Азовского моря) и начали разорять земли скифов. Последние, в свою очередь, ассимилировали их, послав к стану воительниц молодых юношей, от брака с которыми и пошло племя савроматов.

Но амазонки не исчезли. Геродот пишет, что их обряды и традиции живутв современных ему женщинах савроматов: «Женщины савроматов ведут нынешний образ жизни: вместе с мужьями и без них ездят верхом на охоту и на войну… Относительно брака соблюдается у них следующее правило: ни одна девушка не выходит замуж прежде, чем не убьет врага» [2, с. 340].

Позже римский мыслитель Страбон в своём труде «География» скептически относется к существованию амазонок в принципе, называя истории об амазонках «чудесными и невероятными» [8, с. 478]. Он поставит под сомнение то, что города,войска, племена амазонок состояли исключительно из женщин.

На примере амазонок мы видим, как с расширением Ойкумены мифологическое сознание может перенести мифический народ на место реально существующего этноса, образуя при этом полумифический народ. Возможно, в перенесении амазонок из Малой Азии в Приазовье есть рациональное зерно, и связанно оно с реальным переселением народа по причине завоевания городов Малой Азии греками и расширением границ эллинской культуры.

Третьим в нашем списке мы ставим народ лестригоны. Лестригоны упоминаются лишь в мифах и эпосах греков, в исторических работах античных авторов мы их не находим. Гомер в «Одиссее» описывает народ лестригонов как гигантов, которые пожирают людей и топят корабли, бросая на них камни с утёсов: «Много сбежалось их, великанов, не людям подобных. С крутых  утесов они через силу подъемные камни стали бросать; на судах поднялась тревога — ужасный крик убиваемых, треск от крушенья снастей; тут злосчастных спутников наших, как рыб, нанизали на колья и в город всех унесли на съеденье» [3, с. 125]. На первый взгляд, лестригоны абсолютно мифический народ, не имеющий в основании никакого рационального зерна. Но благодаря современным исследованиям, можно предположить, что под лестригонами могут скрываться тавры. В более поздних источниках, в том  числе у Геродота, находим описание народа, проживающего на территории Крымских гор, ими были тавры. Они занимались грабежом греческих судов, а пленённых греков приносили в жертву своей богине Деве.

Эти параллели можно проследить в приведённом выше тексте. Описания земли тавров, в частности Балаклавской бухты, и земли гомеровских лестригонов схожи: «В славную пристань вошли мы: ее образуют утесы, круто с обеих сторон подымаясь и сдвинувшись подле устья великими, друг против друга из темня бездны моря торчащими камнями, входи исход заграждая» [3, с. 124]. Таким образом, мы можем предположить, что под лестригонами скрываются тавры, что позволяет нам отнести лестригонов к полумифическим народам.

Последним в нашем списке полумифическим народом, проживающим на территории Северного Причерноморья и Приазовья, мы выделяем невров. По описанию Геродота, невры — народ близкий по своей культуре к скифам, географически расположившихся на окраине греческого мира: «Выше их живут невры. К северу от невров, насколько мы знаем, лежит пустыня» [2, с. 311].

Далее Геродот приводит описание невров: «Кажется, что люди эти колдуны; по крайней мере, скифы и эллины, живущие в Скифии, рассказывают, что ежегодно, однажды в год, каждый невр становится на несколько дней волком, а потом снова принимает человеческий облик» [2, с. 337-338]. Сам Геродот пишет, что не верит этим рассказам.

На примере невров мы можем увидеть, как народ мифологизируется посредством своего тотемного зверя. Волк для невров не что иное, как тотем.

Возможно, под описанием кратковременного превращения всех невров подразумевается ритуал, основанный на тотемизме. Таким образом, мы относим невров к полумифическим народам.

За границами соседней к эллинскому миру Ойкумены, за территориями полумифических народов, в неизведанных,труднодоступных и отдалённых местах лежат земли мифических народов.

Первым, наиболее представленным в текстах и самым значимым мифическим народом к северу от эллинской Ойкумены, можно назвать гипербореев. Страна Гиперборея (находящаяся «за Бореем») является важной составляющей греческой мифологии и культа

Аполлона. Гипербореев можно считать любимцами богов: их жизнь протекает в танцах, пирах, вечном веселии и постоянных молитвах Аполлону. Сам Аполлон часто путешествует на своей колеснице, запряжённой лебедями, в страну гипербореев. Всё это известно из греческих мифов, греческие историки же не могут найти доказательства их существования и не описывают их. «О гипербореях ничего не сообщают ни скифы, ни иные тамошние обитатели, за исключением исседонов. Мне, впрочем, кажется, что и они ничего не говорят о гипербореях» [2, с. 315], — пишет Геродот.

Однако на острове Делос существует легенда о том, что гипербореи посылают скифам жертвенные дары, завернутые в пшеничную солому. От скифов дары принимают ближайшие соседи, и каждый народ всегда передает их все дальше и дальше — вплоть до Адриатического моря на крайнем западе. Оттуда дары отправляют на юг…на Делос [2, с. 315]. Первые дары привезли на Делос сами гипербореи, две девушки и пять мужчин, впоследствии почитаемые на острове и называемые перфереями.

Гипербореи являются явно мифологическим народом, даже полный мифологического сознания Геродот в «Истории» скептически относится к их существованию. Гиперборея это страна не столько приближенная к богам, сколько второй дом Аполлона, мифологема «потерянного рая». Это напоминание о золотом веке, когда люди жили с богами в изобилии, не знали ни работы, ни болезней, ни смерти. Гипербореи жили настолько долго, что сами решали, когда им умереть — насытившись жизнью, они прыгали в море.

В выделенном нами списке есть два последних мифических народа — аримаспы и грифоны. Так как эти мифические народы неразделимы и являются вечными антагонистами, мы будем рассматривать их вместе.

Об аримаспах и грифонах нам известно очень мало. Геродот в «Истории» ссылается на некоего Аристея, который, по его словам, посетил северную территорию скифов и там узнал об аримаспах — однооком народе косматых скотоводов, ведшим непрекращающуюся войну за золото с грифонами. «Выше… по рассказам исседонов, живут одноглазые люди и стерегущие золото грифы. Со слов исседонов повторяют это скифы, а от скифов знаем и мы, почему и называем их по-скифски аримаспами: словом арима скифы называют единицу, а «спу» значит на их языке «глаз» [2, с. 313].

Нам трудно проанализировать представления об этих мифических народах из-за скудности материала, что и свидетельствует о мифологическом начале этих народов.

Приведённые слова Геродота о путешествии Аристея приводят к интересному умозаключению, что у каждого народа за рамками своей ойкумены существуют свои мифические и полумифические народы.

Мифические народы, к примеру, античного мира могут быть полумифическими для их соседей, что позволяет создать круги взаимосвязи Древнего мира [рис. 1].

Исходя из всего вышесказанного, мы можем прийти к выводу, что осмысление мифических и полумифических народов развивается вместе с мифологическим сознанием, следовательно, дихотомия «Свой-Чужой» со временем формирования общества теряет свою остроту.

1. Аполлодор Мифологическая библиотека [Текст] / Аполлодор; пер. с древнегреч. В. Г. Боруховича; [отв. ред. Я. М. Боровский]. — Л.: Наука, 1972. — 215 с. — (Литератур-ные памятники)

2. Геродот История [Текст] / Геродот; пер. с древнегреч. Ф. Мищенко. — М.: Эксмо; СПб.: Мидгард, 2008. — 704 с. — (Гиганты мысли)

3. Гомер Одиссея [Текст] / Гомер; пер. с древнегреч. В. Жуковского; [Предисл. А. Нейхардт]; [Прим. и словарь С. Ошерова]. — М.: Правда, 1984. — 320 с.

4. Лосев А. Ф. Миф — Число — Сущность / А. Ф. Лосев; [сост. А. А. Тахо-Годи]; [отв.ред. А. А. Тахо-Годи и И. И. Манькова]. — М.: Мысль, 1994. — 919 с.

5. Пивоев В. М. Мифологическое сознание, как способ освоения мира [Текст]: монография / В. М. Пивоев. — Петрозаводск: Карелия, 1991. — 111 с.

6. Поршнев Б. Ф. Социальная психология и история [Текст]: 2-е издание, дополненное и исправленное / Б. Ф. Поршнев. — М.: Наука, 1979. — 232 с.

7. Скрябин А. О. Мифические и полумифические народы в описании античних авторов [Текст] / А. О. Скрябин // Научно-практическая конференция «Молодая наука»: сборник трудов. — Симферополь: ИТ «АРИАЛ», 2015. — с. 326—327

8. Страбон География в 17 книгах [Текст] / Страбон; [перевод, статья и комментарии Г. А. Стратановского]. — Л.: Наука, 1964. — 943 с.

А. О. СКРЯБИН

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET