«Кодекс Куманикус» – памятник крымскотатарского языка конца XIII – начала XIV века

23.10.201919:46

Сусанна АБЛЯМЕТ

Одним из письменных памятников куманских языков, в том числе и крымскотатарского, является рукопись «Кодекс Кумуникус», составленная итальянскими и немецкими миссионерами и торговцами.

В византийских и латинских хрониках именем куманы (команы) обозначалось объединение тюркских племен, известное у восточных авторов под самоназванием кыпчаки; русские летописцы их называли куманами, но чаще – половцами [9, с. 107].

Написанное на языке куманов, это произведение состоит из двух частей и отражает не письменную, а разговорную речь того периода. Первая часть начинается со вступления на латинском языке и включает в себя словарь, написанный в три колонки на трех языках – латинском, персидском, куманском. Слова расположены в алфавитном порядке. Здесь же показаны спряжения глаголов, имена существительные, прилагательные, местоимения, склонения местоимений, наречия – материал по грамматике куманского языка. В первой колонке 1560 слов, но не все из них переведены на персидский и куманский языки. Далее дан такой же трехъязычный словарь, состоящий из 1120 слов, которые объединены по своему значению в группы, имеющие определенные названия.

Семантические группы данных слов включают в себя названия дней недели, месяцев, животных, растений, предметов быта, орудий труда, слова, связанные со временем, природой, хозяйством, занятиями, социальным, государственным устройством куманов и т. д. Около 200 слов этой части «Кодекса Куманикуса» не переведены на персидский и куманский языки. Как указывал Д. А. Расовский, «латинская колонка… явно говорит об итальянском авторстве этой части кодекса», поэтому «и носит в науке название “итальянской”» [9, с. 107]. Вторая часть произведения, в отличие от первой, не настолько систематизирована и аккуратна, к тому же написана разными почерками, содержит куманско-немецкий словарь, состоящий из беспорядочного набора слов и фраз. Здесь, как и в «итальянской» части, встречаются грамматические заметки по куманскому языку.

Особое внимание привлекают священные христианские тексты на куманском языке, латинские тексты с куманским переводом и куманские тексты с латинским переводом. В этой же части записаны куманские загадки. Эта часть была названа «немецкой». Принимая во внимание явные различия между частями «Кодекса Куманикуса», можно сказать, что обе части представляют собой различные памятники, которые впоследствии были соединены. До сих пор ведутся споры: кем, с какой целью и когда точно был написан «Кодекс Куманикус»? Вероятнее всего, первая часть, состоящая из трехъязычного словаря, была написана итальянцами, занимающимися торговлей, колония которых была в то время в столице Крыма – Солхате (Эски Къырым – Старый Крым), где итальянцы находились в тесном контакте с персами и куманами.

Судя по содержанию «немецкой» части, ее авторами были миссионеры-францисканцы, целью которых было распространение христианского вероучения среди куманов. Существует мнение, что эти немецкие миссионеры, сшив обе части, отредактировали первую, сделав некоторые поправки в куманской колонке словаря [9, с. 108]. На первой странице «Кодекса Куманикуса» дана дата – «11 июля 1303 года». Немецкий ученый В. Банг, исследовавший памятник, считал эту дату днем составления «Кодекса Куманикуса». Однако, по мнению Д. А. Расовского, «…небрежность записи Кодекса, многочисленные описки, спутывание параллельных слов трех колонок – все это заставляет видеть в авторе лишь переписчика, а не составителя Кодекса, и переписчика достаточно безграмотного, плохо знавшего персидский и половецкий языки. С другой стороны, сам словарный материал и его расположение в кодексе позволяют сделать вывод о постепенном собирании этого материала… Итак, дошедший до нас кодекс представляет собою, по всей вероятности, лишь копию с более древнего оригинала, восходящую к ХIII столетию, оригинала, который в свою очередь создался не сразу, а постепенно, путем ряда последовательных добавлений» [9, с. 108]. Таким образом, Расовский считал, что 1303 год – дата переписки произведения.

Исследованием происхождения «Кодекса Куманикуса» занимался и А. Н. Самойлович. Сопоставив христианские и мусульманские названия месяцев, он пришёл к выводу, что «материал по мусульманским месяцам для персидского столбца кодекса и по половецким – для куманского столбца был написан не в XIV, а в XIII веке, за 9 лет до начала создания первой части Кодекса» [6, с. 176], то есть в 1294 или 1295 году. По мнению ряда ученых, исследовавших «Кодекс Куманикус», словарь впервые был переписан в 1303 году в монастыре Св. Иоанна вблизи города Сарая [9, с. 108]. Произведение вместе с другими книгами итальянский поэт Петрарка в 1362 году преподнес в дар библиотеке собора Св. Марка в Венеции, где оно хранится и по сей день [24, с. 67].

Над «Кодексом Куманикусом» работали в основном западные ученые. Вероятно, здесь сказалось местонахождение произведения. Впервые его обнаружил и опубликовал в 1828 году Г. Ю. Клапрот [24, с. 71]. Позже факсимиле и словарь тюркских слов «Кодекса Куманикуса» издавали Г. Кун (1880), К. Грёнбек (1936, 1942). Исследованием памятника занимались А. фон Габен, О. Блау, Ф. Е. Корш, К. Г. Залеман, В. Банг, Ф. фон Клеритц-Грайфенхорст, Ю. Немет, Т. Ковальский, Д. А. Расовский, Ж. Дени, В. Дримба. Посвятили свои труды «Кодексу Куманикусу» и  П. М. Мелиоранский, А. Н. Самойлович, В. В. Бартольд, С. Е. Малов, Н. А. Баскаков, А. К. Курышжанов, А. А. Зайончковский, М. А. Хабичев и другие тюркологи. Такие турецкие ученые, как Н. Асым, А. Джаферогълу, С. Чагъатай, А. Дж. Эмре, также занимались изучением «Кодекса Куманикуса». В крымскотатарском языкознании памятник не был достаточно исследован. Лишь общие сведения о произведении есть в книгах «Къырымтатар тилининъ ильмий сарфы» («Научная грамматика крымскотатарского языка») Б. Чобан-заде, «Лексикология» и «Крымтатарский язык» А. Меметова. Исследованию памятника как лексикографического источника посвящена статья профессора И. Керимова.  Несмотря на большое количество трудов о «Кодексе Куманикусе», лексика памятника до сих пор достаточно не изучена.

Хотелось бы подробнее остановиться на тематическом словаре первой части «Кодекса Куманикуса». Собранный здесь лексический материал дает возможность представить быт, занятия, социальные, экономические, политические особенности жизни куманов. Проанализировав такие семантические группы, как анатомические названия, термины родства, названия растений, животных, насекомых, птиц, элементов неживой природы, рассмотрев сохранившиеся из них в современном крымскотатарском языке, можно отметить некоторые особенности лексики памятника крымскотатарского языка. Большая часть лексических единиц «Кодекса Куманикуса» сохранилась в крымскотатарском языке, не подвергшись ни фонетическим, ни семантическим изменениям, и используется по сей день: at (лошадь), qurt (червь), ana (мать), ayaq (нога).

Часть слов изменилась фонетически, при этом сохранив свое значение: КК altun – крт. «алтын» (золото); КК qorğaşın –  крт. «къуршун» (олово); КК keçe – крт. «гедже» (ночь).

Небольшое количество слов используется в современном крымскотатарском языке в семантически измененном варианте: salkun – в КК «погода», «воздух», в крт. «прохладный»; oba – в КК «холм», «возвышенность», в крт.: 1) «холм», «возвышенность», 2) «куча», «груда»; ayaz – в КК «ясная погода», в крт. «мороз», «стужа»; erin – в КК «ноздри», в крт. «губы».

Такие куманские слова, как it (собака), börü (волк), bürçe (блоха), ot (огонь), используются лишь в отдельных диалектах и говорах крымскотатарского языка.

Куманские слова sığır (корова), qoy (овца), it (собака), börü (волк), qoyan (кролик), qol (рука) являются признаками кыпчакских языков, а слова inek (корова), toňuz (свинья), el (рука) – особенность огузских языков. Язык «Кодекса Куманикуса», несмотря на то что является кыпчакским языком, из-за тесного соседства с огузами не избежал влияния огузких языков. Такие лексические и фонетические диалектизмы «Кодекса Куманикуса», как sığır – inek (корова), qol – el (рука), tavuq – tavoh (курица), qoz – hoz (грецкий орех), aq – ah (белый, светлый), tağ – tav (лес), ağız – avuz (рот), oğul – ovul (сын), используются и по сей день в различных диалектах и говорах крымскотатарского языка, имеющих как кыпчакские, так и огузские особенности. Почти каждый вариант куманских слов можно найти в различных диалектах крымскотатарского языка. Разнообразие семантических и фонетических вариантов лексики «Кодекса Куманикуса» дает основание многим ученым-языковедам сближать язык памятника со многими тюркскими языками. Отмечая кыпчакские элементы языка, памятник относят к соответствующим языкам, но наличие и кыпчакских, и огузских элементов в одном языке отражается именно в крымскотатарском. Эта общая особенность с языком «Кодекса Куманикуса» свидетельствует о столь раннем формировании диалектов крымскотатарского языка.

По дате написания «Кодекса Куманикуса» (1303) можно судить о том, что хоть и распалось государство куманов, но язык свой к тому времени они еще не утратили. Куманы не оставили никаких памятников на своем языке, но куманский язык дошел до нас посредством других народов.

Литература и источники

 1. Баскаков Н. А. Современные кыпчакские языки / Н. А. Баскаков, А. Н. Баскаков ; отв. ред. Д. Н. Насыров. – Нукус : Каракалпакстан, 1987. – 104 с.

 2. Баскаков Н. А. Тюркские языки / Н. А. Баскаков ; АН СССР. Ин-т языкознания. – М. : Изд-во вост. лит., 1960. – 244 с.

3. Вопросы исторического развития лексики тюркских языков / XXV международный конгресс востоковедов. Докл. делегации СССР / Н. З. Гаджиева, Ф. Г. Исхаков, А. А. Коклянова и др. ; под рук. Н. К. Дмитриева и Е. И. Урбятовой. – М. : Изд-во вост. лит., 1960. – 27 с.

 4. Гаркавец А. Н. Тюркские языки на Украине: (Развитие структуры) / А. Н. Гаркавец ; АН УССР. Ин-т языковедения им. А. А. Потебни. – К. : Наукова думка, 1988. –176 с.

 5. Документы на половецком языке XVI в. (Судебные акты Каменец-Подольской армянской общины) / транскрипция, перевод, предисловие, введение, грамматический комментарий и глоссарий Т. И. Грунина ; под ред. Э. В. Севортяна. – М. : Наука, 1967. – 43 с.

6. К истории и критике Codex Cumanicus // Избранные труды о Крыме / А. Н. Самойлович. – Симферополь : ДОЛЯ, 2000. – С. 175–180.

7. Конгурат К. Приватизированная история : [Фрагменты из текстов «Кодекс Куманикус» с переводом на русский язык] / К. Конгурат // Голос Крыма. – 2004. – 20 февраля. – С. 7.

8. Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России / А. Н. Кононов ; АН СССР. Отделение лит. и языка. Ин-т востоковедения. – 2-е изд., доп. и испр. – Л. : Наука, 1982. – 359 с.

9. Кононов А. Н. Vladimir Drimba. Syntaxe comane / А. Н. Кононов // Советская тюркология. – 1974. – № 4. – С. 107–110.

10. Кошкаров А. Б., Куманша–казахша жиілік создік / Кошкаров А. Б., Курышжанов А. К., Жубанов А. К., Белботаев А. Б.  // Советская тюркология. – 1979. – № 4. – С. 103–104.

11. Курышжанов А. К. О замечаниях редакторов на полях рукописи «Кодекс Куманикус» / А. К. Курышжанов // Советская тюркология. – 1974. – № 6. – С. 86–97.

12. Курышжанов А. К. Язык старокыпчакских письменных памятников XIII–XIV вв. : автореф. дисс. … докт. филол. наук / А. К. Курышжанов. – Алма-Ата, 1973. – 36 с.

 13. Махмутов Х. Татарские параллели куманских загадок : [46 загадок из «Кодекс Куманикуса»] / Х. Махмутов // Советская тюркология. – 1971. – № 3. – С. 87–105.

14. Меметов А. М. Лексикология крымскотатарского языка : учебное пособие / А. М. Меметов. – Симферополь : Крымучпедгиз, 2000. – 288 с.

15. Меметов А. Крымтатарский язык / А. Меметов, К. Мусаев. – Симферополь : Крымучпедгиз, 2003. – 288 с.

16. Усеинов К. А. Къырымтатар тили. Фонетика. Лексикология. Фразеология. Лексикография / Усеинов К. А., Ганиева Э. С., Сейдаметова Н. С. – Симферополь : СОНАТ, 2001. – 224 с.

 17. Фазылов Р. Къырымтатар эдибиятнынъ тарихы. Къыскъа бир назар / Р. Фазылов, С. Нагаев. – Симферополь : Къырымдевокъувпеднешир, 2001. – 640 с.

18. Хабичев М. А. Карачаево-балкарское именное словообразование : (Опыт сравнительно-исторического изучения) / М. А. Хабичев ; научн. ред. Ш. Х. Акбаев. – Черкесск : Ставроп. кн. изд-во. Карачаево-Черкесск. отд-е, 1971. – 302 с.

19. Хабичев М. А. Памятник куманских языков / М. А. Хабичев // Советская тюркология. – 1974. – № 2. – С. 66–70.

20. Чобан-заде Б. Къырымтатар ильмий сарфы / Б. Чобан-заде. – Симферополь : ДОЛЯ, 2003. – 240 с.

21. Caferoğlu A. Tűrk dili tarihi / A. Caferoğlu. – Istanbul : Enderun Kitabevi, 2000. – 246 s.

22. Drimba V. Codex Cumanicus: edition diplomatioue aves facsimiles / V. Drimba. – Bucarest : Editura Enciclopedica, 2000. – 296 s.

23. Ercilasun A. Tűrk dili tarihi / A. Ercilasun. – Ankara : Akčağ, 2004. – 488 s.

 24. Gabain von A. Codex Cumanicus’un dili / Gabain von A. // Akalın M. Tarihi tűrk şiveleri. – Ankara : Ankara Űniversitesi Basımevi, 1988. – S. 67–109.

 25. Grőnbech K. Komanisches Wőrterbusch. Tűrkischer Wortindex zu Codex Cumanicus / K. Grőnbech. – Kopenhagen : Einar Munksgaard, 1942. – 275 s.

26. Tűrk Dűnyası Edebiyatı / Hazırlayan Acıkgőz H. – Istanbul : TDAV, 1991. – 224 s.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET