Лексикографические труды Биляла Терлекчи (1886–1965)

27.10.201914:22

Исмаил Асаноглу КЕРИМ

История словников и словарей, связанных с крымскотатарским языком, простирается в глубину веков. Составление 1-й части словаря «Кодекс Куманикус» итальянскими торговцами (или их секретарями) в Феодосии относится к 1292–1295 годам1. Многие из 1300 лексем местного языка, данные в словаре на латинской графике, употребляются крымскими татарами и по сей день.

Рукопись словаря в единственном экземпляре хранится в библиотеке Святого Марка в Венеции. В свое время академик А. Н. Кононов данный памятник охарактеризовал следующим образом: «По диалектным особенностям “Кодекс” считается старейшим памятником крымскотатарского языка, имеющим огромное значение для истории кыпчакских и огузских языков – как непосредственно связанных своим происхождением с кыпчаками-куманами-половцами»2.

Другие словари того периода Асираддина Абу-Хаяна (годы жизни 1265–1344) под названиями «Ад-дуррат аль мадия фил-лугъат ит-тюркия» и «Китаб-аль идрак ли-лисан аль атрак» (1312 г.) в настоящее время хорошо известны тюркологической науке. По опосредованным сведениям известного ученого-тюрколога профессора Эмира Наджиба, первый словарь Абу-Хаяна отражает язык татар Кафы. Второй словарь, касающийся специфики опять же  крымского языка и включающий в себя 2400 лексем, был издан в Стамбуле в 1931 году3. Всемирно известный тюрколог Кёпрюлюзаде последнему из словарей дал такую оценку: «Произведение Абу-Хаяна – это новая ступень в истории тюркской филологии»4.

Одним из старинных лексикографических изданий, связанных с крымскотатарским языком, является Голландско-крымскотатарский словарь Николоса Витсена, который включает 530 часто используемых слов. Составленный в 1644-м, впервые словарь был издан в Амстердаме в 1692 году. Расширенное второе издание было опубликовано в 1705 году5. По сведениям А. Н. Кононова, третье издание относится к 1785 году6. Оригинал словаря вышел под названием «Noord en Oost Tartarye, Ofte Bondigh Ontwerp Van Eeinige dier landen, en volken, zo als vormaels bekent zyn geweest…».

Об интересе к словарям в XVIII веке в Крыму мы находим любопытную информацию в сохранившихся с ханских времен так называемых казиаскерских книгах. Тамговорится о бахчисарайском мулле Сулеймане Эфенди, который в своем завещании, кроме предметов домашнего быта, указывает 34 рукописные книги, среди которых имеется и ряд словарей7.

Небольшой словник крымскотатарской лексики был составлен также П. С. Палласом, объезжавшим Крым в 1793–1794 годах8, а с 1795 по 1810 год проживавшим попеременно в Симферополе и Судаке.

Популярность и широту распространения крымскотатарского языка в тот период показывает интересная информация о том, что в 1795 году в Париже при создании Специальной школы восточных языков Национальным конвентом Французской Республики среди первых пяти языков преподавания, наряду с турецким, арабским, персидским, был и крымскотатарский язык9.

В перечне дореволюционных разработок и изданий можно выделить также ряд лексикографических работ по крымскотатарскому языку, относящихся к XIX веку. Это словари П. И. Кёппена «Татарика» (личные имена, названия животных и растений. – Крым, Карабаг, 1833–1834. – Рукопись), А. М. Щёгрена «Список слов с переводом на татарский, татарский из Карасувбазара, ногайский и другие» (С.-Петербург, 1835–1837), Л. Лазарева «Турецко-татарско-русский словарь наречий: османского, крымского и кавказского с приложением краткой грамматики» (1864)10, В. Кондараки «Самоучитель турко-татарского и новогреческого языков» (1868)11, Л. З. Будагова «Сравнительный словарь турецко-татарских наречий» (1869, 1871)12, Абдурефи Эсадуллы Боданинского «Татарско-русский словарь» (В «Русско-татарском букваре». Более 1000 слов. – 1873)13, В. В. Радлова «Опыт словаря тюркских наречий» (С.-Петербург, 1888–1909, четыре тома), О. Г. Караима «Практический самоучитель турецко-татарского языка со словарем» (Севастополь,1898).

Кроме этих работ, в конце XIX – начале XX столетия в Одессе многократно издавался «Краткий русско-татарский словарь для экскурсантов» (крымское наречие).

В начале XX века одним из изданных русско-крымскотатарских словарей был «Полный русско-татарский словарь» (1906), принадлежащийперу Османа Заатова14. В  120-страничный словарь включено около 11 тысяч слов. В связи с тем, что крымскотатарские слова даны в словаре не арабскими буквами, а кириллицей, автор во вступительном слове дает следующее объяснение: «В предлагаемом словаре, в татарском тексте, я употребил не арабские, а русские буквы с тою целью, чтобы им могли пользоваться не только татары, но и русские, например, студенты восточного факультета Петербургского университета, Лазаревского института и все, кто будет нуждаться в нем»15. Не так давно об этом словаре Османа Заатова опубликована отдельная статья к. ф. н. Нарие Сейдаметовой16.

Интересно то, что в начале XX столетия в Симферопольской татарской учительской школе, которую окончил Осман Заатов, учился и Билял Терлекчи (полное имя – Сеитбилял Хаджи Сейдамет-оглу Терлекчи), в будущем прекрасный учитель, организатор школьного дела и лексикограф. По воспоминаниям сына Биляла Терлекчи – Хикмета, Осман Заатов был дядей Биляла Терлекчи по материнской линии. Сегодня у нас в руках находится чудом сохранившийся похвальный лист, подтверждающий годы учебы Биляла Терлекчи в Симферопольской татарской учительской школе. В данном документе пишется: «По определению Педагогического Совета Симферопольской татарской учительской школы, состоявшегося 15 июня 1902 года, дан сей похвальный лист воспитаннику школы Билялу Терлекчиеву при переходе его из 1-го класса во 2-й класс, за благонравие и отличные успехи в науках». Если учитывать, что срок обучения в подобных учебных заведениях в Крыму составлял 4 года, то мы можем утверждать, что Билял Терлекчи окончил данную школу в 1905 году.

После этого Терлекчи выехал за пределы Крыма, побывал в Стамбуле, Каире, Санкт-Петербурге и других культурных и научных центрах, где продолжил свое образование. Он изучал арабский, русский и турецкий языки. По возвращении в Крым в местных школах давал уроки русского и крымскотатарского языков.

По воспоминаниям Хикмета Терлекчи, семья Терлекчи (а именно отец Биляла – Хаджи Сейдамет Осман-оглу и мать – Фатиме) и семья известного крымскотатарского деятеля Исмаила Гаспринского были в дружеских отношениях и часто навещали друг друга. В 1908 году Исмаил Гаспринский в Каире намеревался созвать всемирный мусульманский конгресс. С этой целью он стал выпускать там газету на арабском языке «Ан-нахдах» («Пробуждение»), но вскоре был подвергнут давлению со стороны английского консульства и был вынужден приостановить издание данной газеты. Так как у Исмаила Гаспринского была с собой крупная сумма денег, привезенная для издания газеты, он вызвалдля безопасности из Стамбула Биляла Терлекчи и поручил ему доставить деньги в Бахчисарай. Этот эпизод демонстрирует доверительные личные отношения между Билялом Терлекчи и Исмаилом Гаспринским.

В 1915 году в Бахчисарае в типографии Рефата Гаспринского издается первый «Тюркотатарско-русский словарь» Биляла Терлекчи. В те годы в одной из книг, изданных в Бахчисарае, была помещена реклама этого словаря: «Скоро начнется печатание тюркотатарско-русского словаря Биляла Терлекчи. Цена 40 коп. Склад издания г. Бахчисарай, д. 214, Умер Терлекчи»17. Упомянутый здесь Умер Терлекчи – родной брат Биляла Терлекчи.

После издания словаря в 1915 году Билял Терлекчи, работавший в то время в школах Бахчисарая вместе с Яхья Байбуртлы, Умером Сами, Эмираметом Чешмеджи и другими талантливыми педагогами-лингвистами, с воодушевлением и новой творческой энергией продолжил свою лексикографическую деятельность. Изданный словарь его не удовлетворил. И он взялся за его переработку, исправление неточностей, расширение. 

Из письменных документов, сохранившихся в семье сына, видно, что Билял Терлекчи закончил работу над словарем в декабре 1924 года. Заново переработанную рукопись, состоящую из 520 страниц, Билял Терлекчи передал через поэта Абдуллу Лятиф-заде для оценки в научный отдел Крымнаркомпроса в Симферополь. Причем к рукописи словаря добавил сопроводительную записку, которая датируется 8 декабря 1924 года. В ней написано следующее: «В Академическое совещание Крымнаркомпроса. Биляла Терлекчи, проживающего в г. Бахчисарае. Предлагая вниманию Академического совещания свой труд – Тюркотатарско-русский словарь на 425 страницах18 (рукопись), прошу ознакомиться с предлагаемым трудом для дачи отзыва о нем с одной стороны, и рекомендовать мне соответствующее издательство с другой. Для переговоров с представителями Академического совещания уполномочиваю тов. А. Лятиф-заде19. 8/XII с. г.».

Академическое совещание всесторонне изучает рукопись и по истечении 5 месяцев, а именно 7 мая 1925 года, за подписью председателя Академического совещания наркома просвещения Крымской АССР Усеина Балича, а также секретаря Академического совещания Яхья Байрашевского дает следующий ответ: «Словарь охватывает весь лексический запас слов среднего литературного языка. (Объем 520 страниц, около 14 000 слов.–И. К.) Слова снабжены русской транскрипцией. Перевод и объяснения на русском языке сделаны по старой орфографии. В предисловии к словарю даны объяснения об особенностях произношения арабского алфавита и его русской транскрипции. Слова приведены не только в их коренной, но и в производной форме: окъумакъ–окъутмакъ–окъуйыджы–окъунакълы; хадем–хадим–хызмет; табий–табиет–табиат; олмакъ–олдукъча и другие20. Переводы слов даны правильные и вполне соответствующие точному их смыслу, как в прямом, так и в переносном их значении. Содержание словаря взято исключительно из литературного языка, на 80 % состоящего из арабских и персидских слов. Замечается отсутствие в словаре слов из народного лексикона, как османских турок, так и других тюрко-татарских племен. Включение в словарь материала из народного языка сделало бы его чрезвычайно громоздким. Отсутствие их в словаре отчасти является и его недостатком, так как он не может быть использован при изучении образцов широкой народной письменной литературы тюрко-татарских племен, которая в последние 50 лет заметно развивается. Этот недостаток не должен служить препятствием к изданию предлагаемого тов. Терлекчи словаря, однако следует просить автора указать в предисловии все происшедшие изменения в орфографии тюрко-татар, дабы все пользующиеся словарем могли в нем ориентироваться. Необходимо также русские слова написать в новой орфографии. В заключении следует сказать, что труд этот окажет содействие лицам, занимающимся изучением тюркских языков, если будет издан».

Безусловно, составляя словарь, Биляла Терлекчи старался отразить главным образом непонятную и малопонятную лексику. Поэтому в словаре большинство лексем заимствованы из арабского и персидского языков. Для прояснения данной проблемы укажем, что вышеупомянутая лексика очень близка лексике романа ИсмаилаГаспринского «Молла Аббас» (1887), в частности главы «Дар-ур-Рахат мусульманлары».

Отметим также, что и активной крымскотатарской лексики в словаре немало. В ее переводе составитель широко пользуется нужными синонимами русского языка. Например: «джувурмакъ» – бегать, скакать; «джар» – пропасть, пучина, бездна; «агъыз» – рот, пасть, устье, жерло, вход; «дёртъёл агъзы» – перекресток; «тоз» – пыль, порошок; «шекер тозу» – сахарный песок; «ап-акъ» – белый-белый, см. «бем-беяз».

В словаре широко используются словообразующие аффиксы, аффиксоиды, которые, изменяя смысл, придают слову новое значение. Например, составитель показывает, как из слова «атеш» (огонь) образуются слова «атешперест» (огнепоклонник); «атешчи» (кочегар); «атешин» (пылкий, пламенный); «атешпаре» (искра). Дается и название насекомого, связанное с этим словом: «атеш боджеги» (светляк; светлячок).

Показываются различные новые обороты и необычные метафорические значения некоторых существительных и глаголов. Например: «чатлакъ» – трещина, щель; «зурна» – духовой музыкальный инструмент, а выражение «чатлакъ зурна» обозначено как «болтун»; от глагола «атмакъ» образуются новые, устойчивые обороты: «адым атмакъ» (шагать); «бенъзи атмакъ» (побледнеть); «джан атмакъ» (укрыться); «чифте атмакъ» (брыкаться); «лаф атмакъ» (болтать, врать); «къашыкъ атмакъ» (кушать); «танъ атмакъ» (светать) и другие.

При транскрипции с арабской графики на кириллицу добавляются и латинские графемы «h» и «ϋ», что позволяет более точно отразить фонетику крымскотатарских слов.

Из рукописи видно, что работа над словарем продолжалась долгие годы. Кроме многих исправлений есть и значительные добавления. Слово за словом, предложение за предложением, страница за страницей – все усовершенствования говорят об усердном труде составителя.

В начале 1920-х годов в Крыму свирепствовал голод. Его жертвами, по официальной статистике, стали 75 тысяч крымских татар. Материальное положение Крыма было крайне тяжелым. Не было средств и для издания словаря. В связи с этим Наркомпрос в своем ответном письме, помимо прилагаемой рецензии на словарь, отдельно отмечает: «Препровождая отзыв о составленном Вами словаре, Академический совет Крымнаркомпроса сообщает, что из-за отсутствия средств взять на себя издание этого словаря или принять частичное участие в его издании он не может».

В этот сложный период, несмотря на невозможность издания словаря, Билял Терлекчи все же не падает духом.

Как известно, в 1928–1929 годах крымскотатарский язык, как и другие тюркские языки, переводится на латинскую графику. Поэтому неутомимый Билял Терлекчи решает заново переписать свой словарь. Для этого автор покупает толстую общую тетрадь. О том, что это происходило в 1929 году, свидетельствует печать на внутренней стороне переплета, на которой указана Ленинградская фабрика «Светоч» и дата: 1929 год. Учитывая то обстоятельство, что Билял Терлекчи в начале 1930-х годов вынужден был покинуть Крым, срок его новой работы по переписыванию словаря составляет приблизительно два года. При новой переписи он обозначает словарь как «Тюрко-татарский» и слова, написанные арабской графикой, транслитерирует на латиницу. Для внесения правок в места, где были допущены ошибки, или когда необходимо написать новое предложение, Билял Терлекчи записывает исправления на отдельную бумагу, затем вырезает тоненькую полоску (шерит) и вклеивает ее в нужное место. Оригинал рукописи записывает только на одной стороне листа. Таким образом, латинской графикой он успевает переписать 66 страниц, дойдя до буквы «Е».

Но именно в это время обрушивается новая беда. В конце 1920-х годов сталинский режим начинает очередную волну репрессий. Каждый день, каждый час кого-то обвиняют, кого-то арестовывают, раскулачивают, бросают в тюрьму или расстреливают. Чувствуя нависшую над семьей опасность, Билял Терлекчи в начале 1930-х годов со своей женой Сайде-ханум Усеиновой и с семьей брата Умера переезжает на Кавказ и поселяется в городе Буйнакске. Не найдя работы учителя, он устраивается на опытно-селекционную станцию. Вместо составления словарей и преподавательской деятельности он занимается садоводством. Знания и любовь к этой профессии, с детства прививал ему отец Хаджи Сейдамет Осман-оглу Терлекчи, имевший в Крыму промышленные сады и питомники плодовых деревьев. И в этой работе Билял Терлекчи добивается хороших результатов: он становится главным агрономом опытно-селекционной станции, много и плодотворно работает. На основе выращенных им садов впоследствии были образованы два плодоводческих совхоза.

Народная мудрость гласит: «Какая именно беда свалится на голову – увидят глаза». В 1951 году, когда Билялу Терлекчи исполняется 65 лет, умирает его супруга Сайде. Билял Терлекчи остается совсем один, так как детей у них не было. В одиночестве он очень страдает, не находит себе места, и вскоре у него возникают проблемы с сердцем. Ему казалось, что жизнь подошла к концу. Но воля и милость Аллаха велики. В 1952 году он встречает бывшую ученицу, Сабрие-ханум Тарпи, учившуюся когда-то в Бахчисарайской школе. Через некоторое время они женятся, а в 1953 году у них рождается сын Хикмет…

            Оставшись вдали от Родины, Билял Терлекчи тоскует по Крыму, по своей активной и творческой жизни, ищет общения с соотечественниками. Незаурядный человек и интересный собеседник, он привлекает к себе людей неординарных и творческих. Одним из таких людей был родной брат его жены, профессор Азербайджанского университета, ученый-физик Рахми Тарпи (Гасанов), родившийся в 1908 году в Бахчисарае. Их совместные беседы длились часами. Особое внимание в разговорах уделялось представителям крымской интеллигенции и, в частности, их близкому знакомому, действительному члену Азербайджанского филиала АН СССР, члену Парижского лингвистического общества крымцу профессору Бекиру Чобан-заде. Профессор РахмиТарпи (Гасанов) жил и работал в Баку. В 1925 году он окончил  рабфак в Крыму, и при содействии крымского благотворительного общества «Джемиет-и хайрие» и Бекира Чобан-заде поступил на естественно-математическое отделение Азербайджанского педагогического института им. В. И. Ленина.

В свободное время Билял Терлекчи много читал. В перечне читаемой литературы была тюркская, русская и мировая классика. 

Эмоциональную связь с Родиной помогала сохранить музыка. На различные праздники Билял Терлекчи приглашал к себе живших в этих местах музыкантов – крымских греков, которые играли для него народные крымскотатарские мелодии. Родные напевы будили в нем воспоминания о прошлом, глубокие чувства будоражили душу, щемили сердце.

Родившийся 27 июня 1886 года в приходе Дабакхане города Бахчисарая, Билял Терлекчи половину своей жизни прожил в дали от родины и скончался 15 июня 1965 года. Похоронен на мусульманском кладбище города Буйнакска.

Составленный около 100 лет назад, а затем длительное время перерабатываемый, словарь Биляла Терлекчи до настоящего времени сохранялся лишь в виде рукописи21.

Сын Биляла Терлекчи, Хикмет Терлекчи, как зеницу ока бережет все записи, документы, фотографии и другие материалы, оставшиеся от отца. По решению ученого совета Научно-исследовательского института крымскотатарской филологии, истории и культуры при Крымском инженерно-педагогическом университете (г. Акмесджит– Симферополь) эта рукопись была рекомендована к изданию.

Весной 2015 года Словарь Б. Терлекчи увидел свет в факсимильном варианте в издательстве «Крымучпедгиз» в количестве 300 экземпляров.

Использованная литература и примечания автора

  1. Peter B. Golden. The Codex Cumanicus [Электронныйресурс] / Peter B. Golden. – Режимдоступа : http://www.angelfire.com/on/paksoy/2CUMANIC.html
  2. Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России (дооктябрьский период) /А. Н. Кононов. – Ленинград, 1982. – С. 250–251.
  3. Наджип Э. Н. Исследования по истории тюркских языков XI–XIV вв. / Э. Н. Наджип.–Москва : Наука, 1989. – С. 85; Самойлович А. Н. К истории и критике CodexCumanicus /А. Н. Самойлович // Избранные труды о Крыме / А. Н. Самойлович ;[сост. и ред.Эмирова Е. Г.; ред. серии Эмиров А. Р.].–Симферополь : Доля, 2000. – С. 175–180.
  4. Abu-Hayyan. Kitabal-İdrakli-lisanAl-Atrak /Abu-Hayyan ; Hazırlayan: DrAhmetCaferoğlu. –İstanbul :EvkafMatbaası, 1931. – S.VII.
  5. Tütüncü M. 17 asırdaHollandaca–KırımTatarcabirsözlükhakkında/ M. Tütüncü// Bitig. – 1992. – № ¾. – S. 12–13.
  6. Кононов А. Н. История изучения тюркских языков в России / А. Н. Кононов. – Л., 1972. – С. 23.
  7. АхметНезихи Туран. Судебные реестры Крымского ханства. Послеихобнаружения/ АхметНезихи Туран// Къасевет. – 2014. – Вып. 42. –С. 90.
  8. PeterSimonPallas. BemerkungenaufeinerReiseindiesüdlichenStatthalterschaftendesKussischenReichsindenJahren 1793 und 1794 / PeterSimonPallas. –СПб., 1799, 1801. 
  9. Алтин Г. 218 лет назад Франция признала важность крымскотатарского языка [Электронныйресурс] / Г. Алтин. – Режимдоступа :maidanua.org/arch/oldkrym1251325710.html
  10. Лазарев Л. Турецко-татарско-русский словарь наречий: османскаго, крымскаго и кавказскагосъприложениемъ краткой грамматики. Составленъмагистромъ восточной словесности профессоромъ при Лазаревскомъ Институте Восточныхъязыковъ Л. Лазаревымъ / Л. Лазарев. – Москва. – 1864. – 336 с.
  11. Кондараки В. Самоучитель турко-татарскаго и ново-греческагоязыковъ, или Руководство научиться безъ помощи учителя говорить по-гречески и по-татарски / В.Кондараки. – Николаевъ :Типография управления николаевскаго порта Е. С. Павловскаго. – 1868. – 135 с.
  12. Будаговъ Л. З. Сравнительный словарь турецко-татарскихъ наречий, со включениемъ употребительнейшихъ словъ арабскихъ и персидскихъ и съ переводомъ на русский языкъ / Л. З. Будаговъ. – Томъ 1. – С.-Петербургъ: Типография императорской академии наукъ, 1869. –810+10 с.; Том 2. – С.-Петербургъ: Типография императорской академии наукъ, 1871. – 417 с.
  13. Боданинский А. Русско-татарский букварь для чтения в первоначальных народных школах Таврической губернии. Составил А. Боданинский – учитель Симферопольского народного татарского училища. – Одесса: Типография Л. Нитче, 1873. –64 +18 с.
  14. Заатов О. Полный Русско-Татарский словарь. Составилъ преподаватель Симферопольской татарской министерской школы Османъ Заатовъ. Симферополь: Типография Бр. Нутисъ, 1906. – 120 с.
  15. Айны менба. – С. 6.
  16. Сейдаметова Н. С. Полный русско-татарский словарь Османа Заатова как лексикографический источник для словообразовательного и лексического анализа / Н. С.Сейдаметова // Труды НИЦ крымскотатарского языка и литературы КИПУ. – Т. 1. –Симферополь: Крымучпедгиз, 2011. – С. 19–21.
  17. Краткий практический учебник татарского языка. Крымское наречие. Этимология. Для русских. Составил Осман Заатов – преподаватель Симферопольской русско-татарской Министерской школы. –Симферополь : Типография Р. М. Гаспринского в Бахчисарае, 1915.
  18. Следует обратить внимание на то обстоятельство, что, хотя в основном листы рукописи и пронумерованы, а последняя страница обозначена цифрой 425, во многих местах под одной цифрой имеются 3–4 страницы, которые отделяются дробью, например 78/1, 78/2; 88/1, 88/2. Поэтому на самом деле объем рукописи составляет 520 страниц.
  19. На основе этого документа выявляются интересные факты о семье Лятиф-заде. Известно, что родной брат писателя Абдуллы Лятиф-заде – Амит Лятиф-заде – также в свое время, в 1939 году, после смерти известного публициста Османа Мурасова (1926), стал посредником для передачи его рукописей в Научно-исследовательский институт крымскотатарского языка и литературы имени А. С. Пушкина в Симферополе. Очевидно, что семья Лятиф-заде в таких делах проявляла истинный патриотизм. (Более подробно об этом в статье: Керим И. А. Хафуз Осман Мурасов (1882–1926) /И. А. Керим// Крымское историческое обозрение.– Казань – Бахчисарай, 2014. – № 1. – С. 217–229.)
  20. В оригинале примеры на крымскотатарском языке даны арабской графикой.
  21. Необходимо отметить, что именно в те годы был составлен также Русско-крымскотатарский словарь Али Боданинского. Он был готов к изданию в 1918–1920 годах. См. об этом: Асанов Ш. Эдебий тилимизнинъ инкишафы ве лугъатлары акъкъында/ Ш. Асанов// Ленин байрагъы. – 1984. – янв. 3,5,7. Кроме этого, канула в Лету подготовленная в 1940 году Научно-исследовательским институтом имени А. С. Пушкина Крымской АССР и содержащая 40 000 (сорок тысяч!) слов рукопись «Большого Русско-Крымскотатарского Словаря». В рабочую группу по созданию данного словаря входили известные ученые А. О. Куркчи, Б. Аппазов и Абибулла Мамин. В числе редакционной коллегии были А. Ислямов, Л. В. Жирицкий, Германович, А. И. Баккал и А. Алиев. Словарь планировался к изданию до 1 декабря 1941 года. Тираж должен был составить 5000 экземпляров. К сожалению, словарь не был издан, и в годы депортации крымскотатарского народа рукопись была утеряна. Информацию об этом см.: «Русско-Крымскотатарский Большой Словарь» // Къызыл Къырым. – 1940. – № 235 (5639). – окт.9. (В послевоенное время из воспоминаний крымскотатарского деятеля Акима Джеппарова стало известно о том, что словарь в 1941 году был набран типографским шрифтом в двух томах и уже шла читка гранок…)

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET