Бекир Чобан-заде. Жизнь и судьба поэта и романтика

04.11.20200:09

Художник Рустем Эмин

Если случится так, что судьба обратится лицом к Крыму и крымский татарин будет искать крымского татарина, вот тогда мои произведения увидят свет и будут востребованы

Бекир Чобан-Заде – ученый-тюрколог с мировым именем, классик крымскотатарской литературы. Этот выдающийся крымский татарин достиг впечатляющих высот сразу в нескольких областях: считается признанным ученым, филологом, литературоведом и поэтом. Научные труды ученого насчитывают более 150 статей и монографий по тюркологии и литературоведению, был действительным членом Академии Наук СССР, начиная,с 1935 года становится членом Парижского общества лингвистики. Литературное творчество Б. Чобан-заде богато и разнообразно. В поэтическом дневнике «Къавал сеслери» («Звуки свирели») молодой поэт пишет проникновенные печальные стихи: «Анам» («Моя мама»), «Сув анасы» («Русалка»), «Яз акъшамы, уй алдында» («Летним вечером у дома»), «Тувдым бир уйде» («Родился в одном я доме»). Хрестоматийными стали строки Чобан-заде о родном языке, тюркском братстве из его знаменитого стихотворения – «Тувгъан тиль» («Родной язык»). А первым его литературным произведением была поэма «Ананъ къайда?», напечатанная в сборнике «Яш татар язылары», изданного в 1913 году в Турции.

Родился он 27 (15) мая 1893 года в семье пастуха (чобан), его отец, несмотря на способности и трудолюбие, не смог получить образование, но страстно мечтал об иной – лучшей – участи сына: «Не владеющий грамотой сердобольный отец мой, чувствующий себя ответственным перед своей совестью и перед Всевышним и всецело уверовавший в необходимость учения, пятый год подряд зимой и летом ежедневно кроме пятницы, посылал меня в школу». Как знак любви и признательности отцу можно считать и то, что его фамилией позднее стала Чобан-заде – «сын пастуха». После окончания новометодной школы-рушдие в 1908 году благодаря помощи Абдурешита Meдиева продолжил свое образование в Стамбуле, где он становится одним из лучших учеников и лидером в среде крымскотатарской молодежи, обучающейся в Турции. Он сосредоточивается на изучении языков – учится на словесном отделении лицея, одновременно посещая курсы арабского и французского языков при Стамбульском университете, по завершении которых получает право преподавания этих языков в средней школе и лицеях. В Турции он также приобщился к общественно-политической деятельности обучавшихся там крымскотатарских студентов.

В 1914 году вернулся в Крым, но вскоре уехал в Одессу для усовершенствования своих знаний по русскому языку. Оттуда его отправили на австро-венгерский фронт, где он попал в плен. Благодаря знаниям языков был принят на историко-филологический факультет Будапештского университета, который окончил в 1918 году. В этом университете он защитил докторскую диссертацию, до отъезда на родину преподавал турецкий язык в Восточной академии.

Время его пребывания в Будапеште – один из плодотворных периодов в творчестве поэта. Здесь им были написаны многие стихотворения в романтическом стиле. 8 июля 1920 года Бекир Чобан-заде покинул Будапешт и через Турцию возвратился в Крым. В Симферополе преподавал на факультете востоковедения Таврического университета, где был утвержден в звании профессора. Летом 1924 года ученый был приглашен в Баку, где он стал преподавать в Азербайджанском госуниверситете, на кафедре азербайджанского языка и литературы. В 1925-1927 годах возглавлял Восточный факультет университета и преподавал введение в тюркологию, тюрко-татарскую диалектологию, сравнительную грамматику тюркских языков, орхонские и древнеуйгурские памятники, методику преподавания азербайджанского языка и литературы, новейший период тюрко-татарской литературы. Он принимал участие в работе Азербайджанского терминологического комитета, где руководил гуманитарной секцией. В 1927 году стал председателем научного совета Всесоюзного Центрального Комитета нового тюркского алфавита.

В Баку, как и в 20- х годах в Крыму, он продолжает писать стихи, хотя и в меньшем количестве, нежели в Венгрии. Возможно, это связано с активной научно-педагогической деятельностью, а позднее клевета и репрессии сыграют негативную роль в творчестве поэта. Первые репрессии затронули Бекира Чобан-заде в Баку 1928 году. Он подвергся клеветническим нападкам, травле со стороны властей. Но, несмотря на чудовищный пресс, он продолжал преподавательскую и научную деятельность, как в университете Баку, так и в вузах Узбекистана. Блестящую карьеру Чобан-Заде прервали на самом пике – в сорок четыре года Бекир был расстрелян. В 1937 году Чобан-Заде, профессор Бакинского университета, сотрудник азербайджанской Академии наук, арестован за участие в националистических организациях. Суд длился двадцать минут и Бекира приговорили к расстрелу, спустя двадцать лет – реабилитировали.

Незадолго до гибели во время допроса сломленный пытками ученый так характеризовал свою деятельность:

«1. Я являюсь первым профессором на Советском Востоке по своей специальности, удостоенным этого звания советской же властью и читавшим первые лекции на родных языках народов этих стран. Мною впервые разработаны университетские курсы по своей специальности.

2. За весь период моей научной деятельности мною написано приблизительно сто пятьдесят научных работ, из которых минимум сто являются первыми попытками научного обоснования проблем азербайджанского языка и литературы на азербайджанском языке. Большинство этих работ и теперь не теряют своего научного значения.

3. Мною подготовлены сотни специалистов языковедов и литературоведов почти на пустом месте; среди этих моих учеников имеются десятки высококвалифицированных научных работников-доцентов и ассистентов, зарекомендовавших себя своими научными работами за пределами своей страны» (из следственного дела Б.В.Чобан-заде № ПР26926, опубликованного Ф.Ашниным и В.Алпатовым).

Ещё от него сохранилось следующая надежда:

«Если даже сейчас написанное мной никому неинтересно, то, тем не менее, оно отражает судьбу исчезающего, надломленного и ограбленного крымскотатарского народа. Если случится так, что судьба обратится лицом к Крыму и крымский татарин будет искать крымского татарина, вот тогда мои произведения увидят свет и будут востребованы.

А если так и не случится, нестрашно. У крымских татар не осталось ни флага, ни славы, ни земли, пусть же и несколько моих бессонных ночей, туманных, печальных дней забудутся…. Мне хватит того, что сейчас я пишу эти строки.

Если даже никто не будет говорить на татарском языке, он всё одно велик и самобытен… потому, что в нем звучит тысячелетняя печаль моего народа, его печальный голос»

Бекир Чобан-заде. «Меним языларым ич бир шей косьтермесе де, къырылгъан, чайпалгъан, бельки бугунь-ярын олюп, ёкъ болуп кетеджек къырымтатарны, онынъ минлерини, дуйгъуларыны бек яхшы косьтере; бир кунь келип, тарих Къырымман огърашса, къырымтатар къырымтатарны къыдырса, меним языларым ортагъа чыкъар. Эгер булай олмаса да, зарары ёкъ. Къырымтатарнынъ бу къадар байрагъы, шаны, топрагъы гъайып болды; барсын, меним де бир къач юкъусыз геджем, думанлы, кедерли кунюм джойтулсын… Магъа бу сатырларны язгъандаки леззет, онъгъанлыкъ джетишир. Татар тили, ич кимсе айтмаса да, кене буюк, кене изгю… чюнки онда меним джигит халкъымнынъ бинълердже джыллыкъ къайгъылары, къайгъылы джигит сеси бар».

Манс КУЧКАРОВ

Использованные источники

  1. Бекир Чобан-заде
  2. 125 лет со дня рождения Бекира Чобан-Заде | Tugra

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET