Формулирование и нормализация правa на самоопределение в глобальной политике

06.11.202020:48

Продвижение мирных средств урегулирования споров под руководством ООН приобрело известность параллельно с провозглашением права на самоопределение в качестве международной нормы. Несмотря на то, что Организация Объединенных Наций сыграла решающую роль в формулировании и нормализации правa на самоопределение в глобальной политике, вряд ли можно найти принцип самоопределения, сформулированным как «право на национальное государство» в существующих резолюциях и статьях.

Пункт 2 статьи 1 и статья 55 Устава ООН (1945 г.), Резолюции 1514, 2625 Генеральной Ассамблеи ООН, а также Международные пакты о гражданских и политических правах (1966 г.); «Экономические, социальные и культурные права» (1966) подчеркивают наличие прав и свобод людей для определения их собственного статуса по политическим, экономическим, социальным и культурным признакам.

Как нам понять, желает ли группа определять свою политическую, культурную и социальную судьбу в государстве, в котором она проживает? Помимо давних дебатов о неопределенности того, что подразумевается под концепцией «люди» (thepeople), обладающие правом на реализацию принципа самоопределения (PrincipleofSelf-Determination), нам необходимо определить основные характеристики групп, заявляющих о своих коллективных правах, присутствующих в современной литературе (Moore, 1998).

Тактика включает краткосрочные цели, которые группы, преследующие самоуправление, пытаются продвигать по отношению к государству. Цели SD-групп могут быть разными. Однако все они в конечном итоге вступают в торг с официальными государственными властями. Для достижения своих целей группы могут использовать как обычные каналы, так и нетрадиционные, в зависимости от открытой для них стратегической среды.

На способность к мобилизации может влиять позиция, которую группа SD занимает в государстве, но, что наиболее важно для мобилизации это потенциальные издержки (cost), связанные с насильственными или ненасильственными стратегиями, используемыми группами. Если нет институционального выхода для озвучивания и реализации требований, SD-группы продвигают внеинституциональные, нетрадиционные стратегии, зависящие от внутренних и структурных факторов. Поскольку основными связанными с группой переменными, влияющими на мобилизацию, являются размер группы, их пространственная концентрация по отношению к государству и вариативность требований SD-групп, которые могут варьироваться от претензий к отделению до культурных прав (Cunningham, 2013; Cunningham, Dahl и Fruge, 2017; Toft, 2012). Что касается структурных детерминант, мы наблюдаем значимость таких переменных, как тип режима, степень политической изоляции и экономической дискриминации, а также наличие насилия в прошлых отношениях с государством.

Когда мы рассматриваем группы SD как часть переговоров об общественном благе и тактику, которую они выбирают для достижения целей, важную роль играет динамика организаций внутри одного движения SD, их потенциальные внутренние взаимозависимости, которые могут привести к распространению или диверсификация применяемой тактики (Cunninghametal., 2017). Помимо применения насилия, основные тактические категории, очерченные в литературе, включают социальный, экономический и политический отказ от сотрудничества, ненасильственное сопротивление, протест и демонстрации. Взаимозависимость этих тактических выборов, механизмов распространения и рассредоточения важна для понимания того, как ресурсы, необходимые для тактики, влияют на действия SD-групп, поскольку группы редко бывают однородными и состоят из многих организаций внутри движения, находящихся в соперничестве за использование главного ресурса — сторонников движения (Cunninghametal., 2017).

Некоторые организации SD либо учатся у других организаций, либо используют тактику, которую они считают ресурсно эффективной. Со временем этот процесс сопровождается “кривой обучения” (learningcurve), на которую в значительной степени влияет внутренняя структура группы и способ, которым группа может обновлять информацию, относящуюся к положению группы по отношению к статусу-кво. Это, в свою очередь, влияет на решения о последующей преемственности или диверсификации стратегий организациями устойчивого развития.

Ученые соглашаются, что группы самоопределения должны иметь «организованные усилия по усилению власти группы путем контроля над центральным правительством или достижения большей административной и законодательной свободы или даже независимости» (SambanisandZinn, 2006). Движения за самоопределение могут преследовать множество целей, каждая из которых обычно вращается вокруг достижения «самоуправления» (Cunningham, 2013). В результате требования бросают вызов центральному органу власти, и в отсутствие институциональных возможностей для реализации претензий или ограниченного участия государства группы самоопределения могут использовать альтернативные средства для достижения своих целей. К ним относятся внеинституциональные средства насильственного и ненасильственного поведения.

Хотя международное право провозгласило право на самоопределение одним из важнейших компонентов глобального либерального порядка, оно не содержало руководства о том, как реализовать этот принцип на местах. Средства и эффективность субгосударственной группы в ее требованиях большей автономии зависят от готовности государства и наличия внутренних, а не международных институтов удовлетворять спорные требования. Наличие обычных средств в государствах разнообразно, и перспективы приспособления зависят от множества факторов, таких как тип режима, количество субгосударственных групп и характер требований, среди прочего (Cunningham, 2013). В мульти-этнических государствах предоставление прав отдельным группам растушевывается готовностью государства предотвратить угрозу сепаратизма. Это, в свою очередь, может свести на нет перспективы реализации требований отдельной группы, открывая путь для продолжения спора о самоопределении. Тем не менее, умеренные претензии, такие как образование на родном языке, право политического влияния на собственные дела в социальных и культурных вопросах и претензии связанные с налогообложением претензии, имеют больше шансов быть удовлетворенными центральным правительством, если сравнить их с жесткими территориальными уступками со стороны государства.

Хатидже УРКУСТА

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET