Легенда о деревне Корбек

07.12.202020:31

«В мире есть много легенд и сказок. Я расскажу тебе одну из них», – этими словами начала одно из крымских преданий моя къартана. Черты ее строгого и, несмотря на возраст, красивого лица смягчились. В огромных карих глазах появился грустный блеск уже давно прошедшей молодости.

– Ты, наверное, слышала легенду о происхождении нашего села Корбек?

– Нет, не слышала.

Мы сидели в летней кухне у бабушки в с.Коккоз с распахнутой настежь дверью. Ветерок легко развевал тонкую занавесь, через которую можно было разглядеть закат солнца, величественные утесы Аи-Петри, цветущие коккозские леса. Птицы услаждали слух своим очаровательным пением, а веселая речушка Коккоз, словно соревнуясь с ними, неистово шумела. Глубоко вздохнув, къартана начала свой рассказ.

«Это предание в дни моей молодости знал каждый житель деревни Корбек. Нельзя сказать, что легенда была известна всему Крыму, она ничуть не походила на рассказы добрых путников, не раз к нам заезжавших. Но мы ее любим, потому что она своя, родная… Слушай. В очень давние времена жил на свете старик хаджи. Не было человека более праведного и странного. Удивлялись люди при виде идущего 100-летнего старика в белом длиннополом одеянии, с древним, как он сам, посохом. Кожа лица его была смуглой, сплошь покрытой морщинами. Глаза едва различали яркие ночные звезды и белоснежные облака ярко-синего дневного неба. Борода и редкие волосы были белее заснеженных склонов крымских гор. Много видел хаджи на своем веку, побывав в Мекке, Истамбуле, Иерусалиме, пройдя через горячие пески пустынь, холодные склоны ледяных гор. Не было человека смелее, не боялся он говорить правды ни богатым, ни бедным.

Никто не знал ничего о происхождении старца, и все боялись спросить о прошлом хаджи, ибо при этом он бледнел, и добрая улыбка исчезала с его уст.

Поддерживал хаджи Аллах, но в старости праведный путник ослеп. Но даже это не остановило старика, он продолжал странствовать по свету, помогая бедным и осуждая несправедливых.

Прошло много лет. И по воле Всемогущего Аллаха забрел хаджи в Крым, а затем и на побережье. У подножия горы Чатыр-Дагъ он остановился. Остановился, ибо услышал щебетанье птиц, подобное звукам струн зурны, журчание горного ручья, мягкий шелест листвы. Сбросив котомку с худых плеч, хаджи присел на свежее, мягкое ложе травы. Закаленный в суровых испытаниях своих долгих странствий, старик никогда не слышал и не осязал подобной красоты, подобной мягкости и свежести весеннего морского бриза. Внезапно из его глаз брызнули слезы, он подумал, что находится в раю, в земном раю. Хаджи, потянувшись к дереву душистой груши и сорвав спелый, сочный плод и вкусив его, нашел, что никогда не ел такого поистине райского плода, несравненного ни с какими другими яствами.

Старик, собрав последние силы и поднявшись на высокий холм, закричал:

– О, правоверные! О, послушные дети Аллаха! Назовите сей край моим именем! Именем слепого Бекира – кёр Бекира! Ибо в последний свой час я нашел то, что искал всю жизнь!

В это время подул сильный ветер и праведный путник, не удержавшись, покатился вниз…

Созерцавшие все это деревенские жители долго искали тело хаджи, но не нашли. И сочли нужным исполнить последнюю волю святого путника.

С тех пор та местность стала называться Корбек или Корбекуль, в честь слепого Бекира, тело которого так и не нашли.

Тут къартана хитро улыбнулась:

– Но мы, корбекульцы, знаем, что хаджи не умер. Упав, он слился с природой, он живет в каждом дереве, в каждом цветке, в каждой капле кристальной воды горного родника.

Сайле Чухонова,

д. Корбек (с.Изобильное), 1999 г.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET