Шел 1930 год. В Зынджырлы медресе родился мальчик…

22.01.202118:03

Дыхание Акъкъия было учащенным, он кричал. Было холодно, и нежная кожа младенца покрылась паутиной сырости. Он родился. Мама его, несчастная женщина, вряд ли возможно представить, что довелось пережить ей тогда. Не так представляла она себе счастливые минуты материнства. Не здесь. Она была пленницей, а значить помощи при родах женщине никто не оказывал.

За окном начиналась вторая неделя весны. 8 марта – день рождения Акъкъия. А окон то и не было вовсе – то, что младенец увидел впервые – были пропитанные едкой сыростью стены Зынджырлы медресе.

Именно рождение Акъкъия послужило тому, что маму вернули домой, а отца отправили на Урал. Гонения их начались в 1930-ом году. Во вовремя раскулачивания супругов арестовали, отвезли на железнодорожный вокзал Бахчисарая, чтобы затем отправить на Урал. Жили они в то время в селе Маркур (сегодня с. Поляна).

Но вот родился мальчик и их с мамой возвращают домой, а отца все же отправляют на Урал. Сердце его остается и сыном и любимой женой. И это дает силу выжить. Выжить и вернуться… «Мне уже исполнился годик, наверное, так мама рассказывала, когда отцу удаловь вернуться в Крым. До 1937 года он работал учителем в нашем селе» — рассказывает Акъкъий.

И снова пришла весна… Ночь осела на землю темнотой. За отцом пришли, мальчишке было три годика, он видел, как мелькали работники НКВД. Дети, они как никто другой, чувствуют зло. Акъкъий плакал без остановки. Когда темнота растворилась в рассвете, отца уже везли в Албат.

В тамошней тюрьме его судили. Приговор – 10 лет заключения. Но, посовещавшись еще несколько минут судьи изменили свое решение. Расстрел – так звучал окончательный приговор. «Мы тогда были в неведении, куда забрали папу, за что… Мама молилась за него. Прошло более десяти лет, когда я узнал, что моего отца расстреляли в совхозе Красное».

Шел 1944-ый год. И снова в воздухе пахло весной… В день депортации мама была в гостях в соседнем селе. Я справлялся по хозяйству дома, не подозревая о том, что маму увижу не скоро… Эшелоны наши разошлись в разных направлениях. Я оказался в Кологрифетском районе Костромской области, а мама – в Ташкентской области, Узбекистан».

Тогда, в 44-ом Акъкъию было 11 лет. Совсем один. Голодный и испуганный. Холодный и одинокий. Вместе с другими детьми и стариками его поселили в отдельный барак. Там в бараке мальчик научился делать лапти, которые раз в неделю удавалось выменять в ближайших селах на картошку. Сегодня 78-летний Акъкъий называет лапти спасением, именно благодаря этому ремеслу ему удалось выжить.

Акъыкъий собирал с друзьями грибы, когда их окрикнул мужчина в форму. Выглядел он зловеще, потому как вместо ноги он опирался на деревянный протез. Мальчишки подумали, что это комендант, что говориться «дали дёру». Тогда мы услышали крик на родном языке «Къоркъманъыз, мен татарым». Мы остановились. Это оказался председатель нашего колхоза в Крыму до войны, Велиш агъа. Он вот уже долгое время искал свою семью. На своей одной ноге обошел Узбекистан, Киргизстан, Казахстан, Нарильскую АССР – все безрезультатно. Когда он услышал имя Акъкъия, взял парнишку за подбородок и улыбнулся. Выяснилось, что в Аккурганском районе жил мой дядя и он искал меня. В тот день, с помощью Велиш агъа Акъкъий понял, что не одинок в этом мире. Теперь он знал, где искать родных людей.

Шел 1948 год. Акъкъий постучал в дверь коменданта и робко зашел. Он просил, чтобы его отпустили в Узбекистан, к родным, по щекам катились слезы. В этом же году я приехал в Узбекистан. В этом же году впервые за бесконечно долгие годы ссылки обнял маму.

«Спустя десять лет судьба свела меня с человеком по имени Сеитумер Эмин. В то время он был директором дома культуры Бегавата. С его подачи я оказываюсь в водовороте национального движения. Начинаются поездки в Москву. Были приемы у Андропова, митинги, листовки…

В Крым я вернулся в 1968 году. Нас нигде не прописывали. И опять пришлось оказаться на чужбине. В Краснодарском крае нас никто не ждал, скорее наоборот. Но  вместе с одним знакомым, но так как нас три месяца, но так как нас не прописывали, мы вынуждены были уехать  в Краснодарский край».

Человек, который родился в Зынджырлы медресе, Халилов Акъкъий, сегодня живет в Сакском районе. Он ступает по родной земле, которая до остатка пропиталась людской болью. Глядя на этого старичка, наполненного жизнью, начинаешь понимать, какой силой и энергетикой обладает наш народ. Но об этом стоит вспоминать не только 18-го мая, нужно помнить всегда.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET