Символический текст в живописи крымскотатарского художника Асана Бараша

26.05.202113:56

Постановка проблемы. В настоящее время искусство крымскотатарских художников в Крыму начинает испытывать расцвет. Среди плеяды крымских мастеров изобразительного искусства выделяется самобытное живописно-декоративное творчество Асана Бараша (Сейдаметова), новаторское достижение которого стало культурным достоянием Крыма. Однако тема исследования символических форм в живописном пространстве художника недостаточно раскрыта, что и является актуальным на сегодня.

Анализ литературы. Исследование творчества Асана Бараша входит в сферу интересов ряда искусствоведов и художников, таких как Э. Черкезова, В. Шевчук, И. Заатов, Л. Обуховская, Г. Усеинова и др.

Цель работы – раскрыть символический текст и охарактеризовать философско-аллегорические образы в декоративной живописи А. Бараша.

Изложение основного материала. Среди плеяды крымских художников особое место занимает самобытное живописно-декоративное творчество крымскотатарского мастера-философа, чуткого колориста Асана Бараша.

«Этот художник не порадует вас легкостью восприятия. Его работы сложны каждая в отдельности, а вкупе – это Критский лабиринт…» – именно таким отзывом, оставленным одним из крымских искусствоведов, наиболее чётко можно охарактеризовать творчество крымскотатарского мастера, который сумел сформировать оригинальный художественный «язык» [1].

Метафоричность образов, система художественной условности, избегание стереотипности, выделение некоторых знаковых, вневременных символических деталей становится важнейшей составляющей произведений А. Бараша [2].

Работы крымскотатарского мастера интересны тем, что в них присутствует символический текст. Интерпретировать картину художника-символиста – это очень увлекательное занятие: у каждого зрителя появляется возможность поразмышлять, прочувствовать, воспринимать изображаемое в произведении по-своему. Использование символов в изобразительном искусстве помогает раздвинуть рамки обычного миропонимания; уйти за грань познанного и показать миру ощущение «изнутри».

Асану Барашу прежде, чем стать узнаваемым мастером, пришлось пройти через множество препятствий, возникающих на творческом пути, однако сегодня с работами художника знакомы не только соотечественники, но и те, кто проживает далеко за пределами Крыма. Его произведения находятся как в собрании крымских республиканских учреждений (Крымскотатарский музей культурно-исторического наследия, Симферопольский художественный музей и др.), так и в музеях, частных коллекциях Украины, России, Узбекистана, США, Германии, Польши, Турции, Израиля, Чехии, Швеции [3, с. 153–154].

Асан Бараш – мастер, который смело ввёл в искусство крымских татар новые формы, не отказываясь при этом от национальных мотивов. В его работах наблюдается сочетание резких, неожиданных контрастов, умелое и гармоничное смешивание реальных образов с фантастическими. Каждая его работа многозначна и наполнена символическим смыслом и особой концепцией. Художник изображает мир через призму собственных переживаний, ассоциаций, используя при этом гротескные формы [4].

Живопись А. Бараша достаточно специфична: наполнена аллегорией и глубоким философским смыслом. Самое отличительное – в своих полотнах художник раскрывает национальную тему крымскотатарского народа. Во многих работах наблюдается скрытая глубокая печаль, покорность обстоятельствам бытия, которое воспринимается не столько как выражение свойств личности художника, сколько как отзвук мироощущения многих соотечественников. Возможно, это связано с тем, что жизнь самого художника и всего народа протекает нелегко, и художник словно через себя пропускает всю боль своего народа и пытается это изобразить [5].

В многочисленной коллекции А. Сейдаметова можно найти работы, написанные на различные темы и сюжеты. Многие критики причисляют творчество Асана Бараша к авангарду, однако сам художник считает, что хоть его работы и выполнены в разных стилях, но всё же он определяет это явление как «реализм». Практически все работы мастера написаны на полотнах больших размеров [6, с. 249].

Если рассматривать ряд картин художника, то некоторые из них можно объединить в серию, например, произведения «Гнездо» (рисунок 1), «Созерцатель» (рисунок 2), «Шалфей» (рисунок 3), «Аллегория» (рисунок 4) похожи по стилистике.

Рисунок 1. «Гнездо» (76×76), 1997 г.
Рисунок 2. «Созерцатель» (75×75), 2009 г.
Рисунок 3. «Шалфей» (73×73), 2009 г.
Рисунок 4. «Аллегория» (75×70), 2007 г.

На всех работах можно проследить образ мужчины достаточно крупного телосложения, который написан в центре композиции, но почему на всех картинах он изображен сидящим в скованной позе, поникшим, обхватив колени руками и смотрящим задумчивыми грустными глазами вдаль – остаётся загадкой. Возможно, таким образом художник хотел передать своё состояние, свою «скованность», словно это «рассказ» о его нелёгкой жизни, ведь написание картин совпало с первым десятилетием после переезда в родной Крым, где всё пришлось строить буквально заново: жизнь, быт… Наверняка были и такие периоды жизни, когда казалось будто «обвязан колючей металлической проволокой», что и стало «отголоском» – идеей для написания картин «Гнездо» (рисунок 1) и «Аллегория» (рисунок 4).

Работы «Одуванчики» (рисунок 5) и «Крымская лаванда» (рисунок 6) также наполнены глубоким философским смыслом. Казалось бы, по названию картин в первую очередь зритель должен увидеть цветы, однако взгляд бросается совсем на другое изображение; возникает диссонанс между названием работы и самим произведением.


Рисунок. 5. «Одуванчики» (200×130), 2013 г.
Рисунок 6. «Крымская лаванда» (140×225), 2014 г.

Интересно то, что в обеих работах можно насчитать по 14 образов, выписанных в абсолютно идентичном расположении: 8 – в верхнем ряду и 6 – в нижнем. На обеих картинах изображены «кучерявые» существа, подвешенные на тоненькие ниточки (рисунок 5) и на цепочки (рисунок 6), но в произведении «Одуванчики» «особи» имеют человеческий лик, крылья и ноги, а на картине «Крымская лаванда» (произведение, написанное через год после «Одуванчиков»), можно увидеть, что от «существ» осталась только одна «шерсть», которая при этом приобрела золотистый цвет. Складывается впечатление, будто существа знали свою «участь», чувствовали предвещание чего-то плохого (а иначе не пал бы их грустный взгляд вниз), что в итоге и произошло. И тут возникает вопрос: а не связано ли случайно изображаемое снова с определённым этапом жизни самого художника? Может, он сначала изобразил своё «предчувствие», а затем и «итог событий»?

В одну серию можно объединить ещё две работы мастера: картины «К свободе» (рисунок 7) и «Стремление» (рисунок 8). Обе работы написаны в 2015 году, но имеют абсолютно разную эмоциональную окраску. И вновь складывается впечатление, будто одна работа является дополнением второй, словно вновь изображается «последовательность событий». В обеих картинах изображены одни и те же птицы, но в картине «К свободе» они заточены в неволе (на шеи накинуты верёвки), но при этом надеются на что-то хорошее (взгляд, устремлённый вверх, является символом надежды), а в картине «Стремление» птицы словно вырвались и жаждут полёта. Интерес вызывает задний план картин: в первом случае всё выкрашено холодным голубым цветом, а вот на второй работе фон уже пестрее, и, если приглядеться, то можно заметить, что те домики, которые выписаны на заднем плане, похожи на те дома с картины «Буюк Озенбаш», откуда родом были предки мастера. Следует отметить, что художник умело использует в своих работах законы композиции, ведь статичность («эффект прикованности») он наиболее лучшим способом показал, изобразив птиц в строго вертикальном положении, при этом для усиления «устойчивого состояния» добавил внизу композиции бетонные прямоугольные конструкции, а для изображения полёта Асан Бараш разместил птиц «по диагонали». В композиции наблюдается динамика, именно поэтому и удалось изобразить стремление птиц взлететь как можно выше.

Безусловно, творчество Асана Бараша невозможно оставить незамеченным. Автор использует достаточно контрастные цвета, четкую силуэтность. Художник грамотно и иррационально заполняет пространство при построении композиции, в его работах отсутствует перегруженность и присутствует гармония массы с цветом, наблюдается плавность и отточенность мазков, мягкость цвета и динамичность композиции, что создает впечатление полного погружения в произведение. Герои его картин условны, стилизованы, живут по особым правилам вымышленного мира. Стилистическую особенность его творчества можно охарактеризовать как символико-поэтическую.

Рисунок 7. «К свободе» (98×128), 2015 г.

Рисунок 8. «Стремление» (109×102), 2015 г.

Выводы. Умение написать действительность метафорически, показать многообразие позиций и взглядов на окружающее, суметь изобразить необъятный фантазийный потенциал, подобрать и продумать острые, оригинальные сюжеты для работ, порой использовать буйство красок – всё вышеперечисленное можно увидеть на полотнах крымскотатарского художника Асана Бараша. Каждое его произведение является отображением многогранного внутреннего мира мастера с нежной и хрупкой, порой с едва уловимой, но всегда богатой, красочной и яркой палитрой чувств.

Чтобы осмыслить различные социальные явления своего времени, обнажить их пугающую, алогичную, абсурдную природу, Асан Бараш прибегает к использованию образов, наполненных глубоким философским смыслом и имеющим символический текст.

Литература

  1. Лабиринты Асана Бараша [Электронный ресурс] // Avdet. – Режим доступа : https://avdet.org/ru/2020/12/06/labirinty-asana-barasha/.
  2. Черкезова Э. Асан Бараш. «Вне мира» и «в миру» / Э. Черкезова // Голос Крыма. – 2007. – 3 августа. – С. 8.
  3. Крымскотатарские художники, мастера декоративно-прикладного искусства и архитектуры: библиографический справочник / авт.-сост. Э. Черкезова (Куртсеитова). – Симферополь : ГАУ РК «Медиацентр им. И. Гаспринского», 2017. – 440 с.
  4. Черкезова Э. Асан Бараш: «Я сам расскажу о времени и о себе» / Э. Черкезова // Голос Крыма. – 2013. – 1 ноября. – № 44. – С. 8.
  5. Обуховская Л. Жизненное поле Асана Бараша / Л. Обуховская // Крымская правда. – 2013. – 30 октября. – № 197. – С. 3.
  6. Шевчук В.Г. Декоративный характер образной системы творчества современных крымских художников / В.Г. Шевчук // Крымские диалоги: культура, искусство, образование. – Симферополь : ДИАЙПИ, 2015. – С. 239–251.

М.А. Харахады
Источник: BONUM INITIUM (Хорошее начало) : сборник научных трудов. Выпуск 13 (21). – Симферополь : РИО КИПУ имени Февзи Якубова, 2021. – С. 241-247.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET