Проблема национальной идентичности в рассказе Джафера Сейдамета «Ислям-ака»

28.05.20219:16

Аннотация. В статье анализируется рассказ Дж. Сейдамета «Ислям-ака», который посвящен художественному изображению жизни большой южнобережной семьи Ислям-ака через призму социальных и мо- рально-нравственных основ крымскотатарского общества с середины XIX века и до 1917-1918 гг. Описанием многогранной жизни этой семьи автор показал вековые национальные обычаи и традиции крымских татар, передававшиеся из поколения в поколение, основанные на гуманизме, честности, справедливости и трудолюбии. Главный герой рассказа Ислям-ака символизирует преемственность, способствует возрождению и сохранению красивых и самобытных национальных обычаев, как истинный патриот не представляет свой народ без тех веками сложившихся и существовавших традиций.

Тема рассказа «Ислям-ака» (был написан Джафером Сейдаметом в 1922 году в г. Лозанна. – прим. автора) – социально-нравственные аспекты жизни обычной крымскотатарской семьи Ислям-ака из южнобережной деревни, взаимодействие семьи и окружающей среды большого села.

Идея произведения – художественное изображение жизни большой семьи Ис- лям-ака через призму социальных и морально-нравственных основ крымскотатарского общества с середины XIX века и до 1917–1918 гг. Описанием многогранной жизни этой семьи автор показал вековые национальные обычаи и традиции крымских татар, передававшиеся из поколения в поколение, основанные на гуманизме, честности, справедливости и трудолюбии.

Главный герой рассказа Ислям-ака, воспитанный в семье с прочными и здоровыми семейными традициями, взаимоотношениями родителей, основанными на лучших на- циональных обычаях и традициях, подростком взваливает на себя тяжелую и трудную ношу главы семьи.

Его жизнь проходила без потрясений, трескотни и шума. Он, как и его покойный отец боялся обмана, остерегался нарушать обычаи, старался не быть предметом осуждения в разговорах односельчан, строго придерживался национальных, морально-нравственных норм, преданности вере и ее устоям. В рассказе образ Ислям-ака – воплощение мудрости, жизненного опыта, наблюдательности, умения сравнивать, анализировать и обобщать. Он чувствовал и понимал, почему богачи, чуть заметно кивая головой, здороваются с простыми односельчанами, имам и муэдзин раньше, чем старикам стараются уступить место богачам при встрече и т. д.

Ислям-ака пользуется большим доверием и уважением односельчан. Его слова не расходятся с делом. Он помогает не только своим родственникам и близким, но и другим нуждающимся, больным. Он строго придерживался таких нравственных норм и национальных обычаев, как уважительное отношение к старшим: первым приветствовал старших при встрече, целовал старикам руку в знак уважения, пропускал у двери, уступал место, не начинал первым разговор, не прикасался к еде раньше старших, участвовал в благотворительных мероприятиях.

В рассказе очень тепло и душевно описано пробуждение первой юношеской любви Ислям-ака к Эсме, их помолвка и свадьба. Они прожили вместе душа в душу полвека, ни разу не сказав друг другу обидного слова, вырастили своих детей, обустроили их. Однако жизнь преподнесла и Ислям-ака серьезные: испытания – умер самый дорогой и близкий для него человек, его мать Хатидже. Все 23 дня ее болезни, до последнего ее вздоха, он неотлучно находился у её постели, вытирая пот с горящего лба, капая на потрескавшиеся губы матери «щербет сувы» («сладкой водой»), закрыв глаза после её кончины. Через некоторое время умерла его любимая жена Эсма, на Первой мировой войне погиб младший сын.

Особенно тяжело он воспринял смерть жены.

«Он смирился, что теперь никогда не появится луна, которая освещала бы своими лучами его жизнь. Он был убежден, что его сердце больше никогда не ощутит радость и удовольствие. Он понимал, что все это похоронено с его милой Эсмой». («О, бу куньден сонъ онунъ хаятыны нурлатаджакъ бир айын догъмаяджагъына къаильди. О, бундан бойле къальбин севинч ве хузура къавушмаяджагъыны инанмышты. О, бутюн бунларын Эсмасыле комюльдигине иман итмишти) [Джафер Сейдамет, 2009, с. 71-72].

Как видим в этих строках, наполненных тоской, горем и печалью по потерянному навсегда любимому человеку, автор с каждым словом усиливает трагизм ситуации, в которой оказался главный герой.

От этого состояния его несколько отвлекла весть об отречении царя и последующие события в России и Крыму. Он постепенно начал интересоваться политическими событиями, обсуждал их с односельчанами, размышлял о намерениях разных политических сил. До Ислям-ака дошли вести, что в Бахчисарае в Ханском дворце прошел Курултай крымскотатарского народа, на котором избрано национальное правительство Крыма во главе с Челебиджиханом. В это же самое время ему стало известно, что в России к власти пришли большевики, с намерением разрушить все старое и построить новый мир. Ислям-ака усмехаясь, говорит:

«Не умеющие толком и лаптей подвязать взялись учить весь мир как жить» («Чарыгъыны багъламаян къазагъын бу- тюн дюньянынъ ишлерини сырасына къой- мая къалкъышкъан…») [Джафер Сейдамет, 2009, с. 75].

В один из дней в село пришло известие, что большевики в бою с национальными частями победили их и начали террор против местного населения. Сельчане начали быстро собираться и уходить в лес. За два часа село опустело. Однако Ислям-ака остался в селе. Мертвая тишина в селе угнетает его. Он идет в мечеть, зажигает все лампы в здании и поднявшись на высокий минарет начинает читать эзан, призывая односельчан к молитве. Большевики, увидев свет в мечети и услышав голос, доносившийся с минарета, приняли его как сигнал жителям села, подойдя к мечети, обстреляли ее и начали входить в здание. Ислям-ака не мог пустить их в мечеть, он преградил вход, в этот момент несколько пуль сразили его. На следующий день односельчане похоронили его рядом с могилами его отца, матери и жены Эсмы.

Если мы зададимся вопросом, какая общественная проблема привела автора к созданию данного образа, то причину следует искать в волновавших его будущее народа, Родины. По его мнению, такие цельные, честные, с твердой верой и добротой души как Ислям-ака, всегда будут надеждой и опорой нации.

Образ Ислям-ака изображен автором в эмоциональном ключе, т.е. выделением его главных, отличительных особенностей. Поэтому Ислям-ака у Дж. Сейдамета необычный герой, он выделяется среди других персонажей по всем качествам. Он представляет собой обобщенный образ, воплотившего в себе все положительные качества крымского татарина. Любопытно, что Ислям-ака реальная историческая личность, он жил в селе Дж. Сейдамета – Кызылташе (ныне с. Краснокаменка, вблизи Ялты), обладал многими положительными качествами, которыми наделил его автор в своем рассказе.

Писатель в художественном произведении не ограничился документальными фактами из его биографии, а создал обобщенный художественный образ, и этим он ценен в крымскотатарской литературе.

Ислям-ака символизирует преемственность поколений, способствует возрождению и сохранению красивых и самобытных национальных обычаев. Как мы отметили выше, он очень хорошо знает и чтит национальные обычаи и традиции, как преданный патриот не представляет свой народ без тех веками сложившихся и существовавших национальных обычаев. Ислям-ака, Эсма-ханым не раз подчеркивали – «Мы будем следовать тому, что видели и знали с дней своих отцов» («Биз бабаларымыз кунюнден корюп кельдигимиз киби кетеджекмиз») [Джафер Сейдамет, 2009, с. 66] и придерживались этого жизненного принципа.

Образ Хатидже матери Ислям-ака – один из центральных в рассказе. Она с мужем живет душа в душу, работает, не считаясь со временем на благо семьи. После смерти мужа она еще больше взваливает на себя заботы о семье. Она радуется, что старший сын Ислям становится ее опорой, лучшим советчиком. Она воспитывает своих детей на лучших национальных традициях, на личном примере демонстрируя непреходящие человеческие качества, как честность, справедливость, трудолюбие и доброта. Хатидже делает все, чтобы ее дети обзавелись своими семьями, растили детей. Особую радость и удовлетворение она чувствует от помолвки Исляма и Эсмы, к которой он неравнодушен. И Эсме нравится статный, спокойный и хорошо воспитанный Ислям. Автор в своеобразных зарисовках и жизненных ситуациях показывает самозабвенное отношение Хатидже к своим детям и внукам. В них она видит смысл своей жизни, она радуется вместе с ними их радостям, переживает, печалится их невзгодам.

В образной системе рассказа объединяется бытие, приземленное и вечное, истинное. Автор для раскрытия глубинных чувств своих героев использует различные литературные приемы: метафора, метонимия, сравнения, аллегория, символ, ирония – все это мы видим в данном рассказе. Они делают произведение еще более выразительным и эмоциональным.

Писатель, сосредоточив внимание на тех явлениях жизни, которые его в данный момент волнуют, воплощает их в художественные образы, характеры, их мысли, настроения добивается сочетания так, чтобы они звучали с наибольшей убедительностью, ярче раскрывали существенные стороны реальной действительности, вызывали глубокую работу мысли у читателя. Для изображения картины жизни писатель использует такие элементы композиции: заглавия, вставные эпизоды, сюжет, портрет, пейзаж, окружающую обстановку. Назвав рассказ «Ислям-ака», автор напутствует читателя и дает понять, что произведение посвящено именно его судьбе. Надо отметить, что в качестве специального выразительного средства Дж. Сейдамет нередко прибегает к форме внутреннего монолога главного героя как эффективного средства для раскрытия его мыслей, раздумий.

Проблематика рассказа показана устойчивыми жизненными принципами главного героя, которому присущи такие черты характера, как мудрость, целеустремленность, степенность; в действиях и разговорах, соблюдение принципа «Еди кере ольче – бир кес» («Семь раз отмерь, один раз отрежь»). Ислям-ака не меняет свои жизненные принципы, которые подпитываются вековыми национальными обычаями и традициями.

Так, в зарисовке о пробуждении первой любви у молодого Исляма, Дж. Сейдамет использует такой литературный прием как сон, с помощью которого достигается особое восприятие лиричности и эмоциональности данной зарисовки:

«Впервые в жизни во сне Ислям кинул букет цветов дочери Гафар акая Эсме, стройной, как тополек, с белым, как молоко, лицом, черными, как оливки глазами, тонкими бровями, мягкими, как шелк, волосами» («О гедже Ислям омрюнде биринджи кере дюшюнде Гъафар акъайын сельби киби фидан бойлу, сют киби беяз тенли, зейтюн киби къара козьлю, къалем киби индже къашлы, йипек киби йымшакъ сачлы Эсмасына бир топ чичек аттыгъыны корьмюшти. Бу татлы тюш Ислямын къальбине синмиш, дерин ер тутмушты») [Джафер Сейдамет, 2009, с. 61].

Этот сладкий сон глубоко проник в его душу, занял особое место.

В рассказе на примере семьи Исляма-ака автор изображает также быт, обычаи южнобережных татар, и все это делается Дж. Сейдаметом очень подробно, со знанием дела и изящно. Через изображение различных семейно-бытовых картин, таких как обряд сватовства молодых, преподношение подарков стороной жениха и невесты, подготовки невесты к свадьбе и т. д., писатель пытается приблизить читателя к пониманию той жизни, которая была в то время в крымскотатарских селах. Необходимо отметить, что эти обычаи в значительной мере различны даже среди деревень южнобережья, расположенных вокруг Ялты, Алушты, Судака и Феодосии, не говоря уже об отличии с другими регионами Крыма. Также автор особый акцент делает на убранстве крымскотатарского жилища, чистоте и порядке в доме. Кстати, эти качества крымских татар всегда особо подчеркивали иностранные путешественники в своих путевых воспоминаниях, которые в разные эпохи посещали Крым, в их числе: Эвлия Челеби [Эвлия Челеби, 2008], Вильгельм Кизеветер [Художник и этнограф, 2005], Шарль Монтандон [Шарль Монтандон, 2011] и другие.

Литература

  1. Джафер Сейдамет. Икяелер / аз. И. Керимов. Акъмесджит: Тарпан, 2009. 88 с.
  2. Эвлия Челеби. Книга путешествия. Крым и сопредельные области. Извлечения из сочинения турецкого путешественника XVII века / пер. и коммент. Е. В. Бахревского. Сим- ферополь: Доля, 2008. 172 с.
  3. Художник и этнограф Вильгельм Кизеветтер в Крыму / сост. Б. Каульбах, Э. Титмайер. Киев: Изд. «ВК», 2005. 130 с.
  4. Шарль Монтандон. Путеводитель путешественника по Крыму, украшенный картами, планами, видами и виньетками и предваренный введением о разных способах переезда из Одессы в Крым / пер. с фр. Ш. Монтандон. Киев, 2011. 416 с.
  5. Джафер Сейдамет. Публицистика: малоизвестные статьи / сост., пер. и прим. Т. Кур- шутов. Симферополь: «Издательство Крымучпедгиз», 2012. 128 с.

Темур КУРШУТОВ, к. филол. н., старший научный сотрудник НИИ крымскотатарской филологии, истории и культуры этносов Крыма ГБОУВО РК КИПУ имени Февзи Якубова (Симферополь, Крым)

Источник: Вопросы крымскотатарской филологии, истории и культуры. – 2020. – № 10. – С. 56–59.
Фото: Зарема ЯЛЫБОЙЛЮ

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET