Почему спрос на национальные издания падает? Или почему мы не подписались на “Арманчыкъ”?

22.06.202114:53

В течение многих лет мы наблюдаем постепенный упадок печатных изданий. Этот тренд не обошёл и крымскотатарские СМИ. Мы не уходим от мировой тенденции и в том, что некоторые СМИ борются больше, чем другие. Для нас эта проблема ещё более актуальна по причине исчезновения родного языка не только со страниц журналов, газет и Фейсбук, но, главное, с наших уст.

Последние цифры о подписке на детское крымскотатарское издание «Арманчыкъ», тиражирование газет “Янъы дюнья”, “Къырым”, однажды популярного журнала “Йылдыз” – показатель уменьшающегося спроса на печатные издания среди крымских татар. Что означают эти тенденции? О чем они «молчат»?

История печатных изданий (по материалам Г. Юксель, “Периодизация крымскотатарской журналистики 1905-1941 гг.” ).

Становление национальной журналистики и печатных изданий приходится на конец XIX – начало XX века.

Хронология и количество изданий довоенного времени впечатляет по разнообразию тематик, несмотря на вопиющую большевистскую цензуру. Также приятно удивляет прирост популярности изданий и публикаций среди населения, несмотря на то, что крымскотатарский алфавит меняли дважды (с арабицы на латиницу в 1929, и с латиницы на кириллицу в 1938 году).

Всем известная газета, источник национальной гордости, газета “Переводчик- Терджиман”, основанная Исмаилом Гаспралы, является отправной точкой истории крымскотатарского печатного дела и долгожданного просвещения.

10 апреля 1883 – выпускается первый номер газеты “Переводчик-Терджиман”, под влиянием которого вырастает новое поколение молодых литераторов. Осман Акъчокъракълы, Асан Сабри Айвазов и многие другие среди их числа.

В начале XX века интерес к печатным изданиям увеличивается и связано это как с положительными изменениями в спросе (ростом грамотности среди населения), так и с увеличением предложения (индустриальная революция и развитие печатного дела не прошли мимо Крымского полуострова).

Теперь крымскотатарский читатель не ограничивается одним лишь “Терджиманом”. Мы наблюдаем издание других газет, таких как «Ветан Хадими» (Къарасубазар, с 1906 года), новых книг, рукописей, брошюр и многих других видов публикаций. Если в довоенное время проблем со спросом на периодические издания, казалось бы, не существовало, спустя век эволюция и развитие крымскотатарского слова, движущей силой которого была периодическая печать, стала похожа на вымирающую индустрию. Указывают ли нынешние цифры тиражей национальных изданий, упавшие до минимальных показателей в 2021, что мы стали
1) менее грамотными,
2) менее платежеспособными,
3) менее мотивированными или
4) всему причина глобализация?

Спрос порождает предложение

Спрос на какой-либо продукт это результат двух потребностей. Первая нужда, это будущая материальная польза, которую получит человек. Покупая вторую, третью пару обуви, нами управляет потребность в этой покупке, то есть польза ношения, удобства и в конце концов нужды (босиком ходить – дань домашним коврам).

Второй фактор, будущее психологическое удовольствие, полученное от продукта.

Статистика показывает, что люди любят красиво и чтобы по душе. Многие рекламные кампании брендов и продуктов обращаются к человеческим эмоциям, страхам или обещанию удовольствия. Купите этот шампунь, если не хотите перхоти. Приобретайте эту машину, так как она придаст вам уверенности и повысит в статусе. Все очень просто.

Однако обращение к центрам страха в нашем мозге, в таких рекламных кампаниях не всегда действенны. Ведь страх изначально должен быть актуальным для человека по отдельности и для масс в целом.

В крымскотатарском контексте мы часто слышим обращения к страхам, связанных с исчезновением языка и самоидентичности. Они часто выливаются в пристыживание соотечественников. Представители старшего поколения могут пристыдить молодого парнишку или девушку, не знающего и не говорящего на родном языке. Пользователь Фейсбук может пристыдить другого представителя народа за использование неродного языка в комментариях. Этот инструмент под названием naming & shaming, к сожалению, мало эффективен. Как и недостаточен он в призывах детского издания Арманчыкъ открыть глаза на ситуацию, чтобы дать шанс себе и народу иметь доступ хотя бы к одному крымскотатарскому изданию.

Открыть глаза

Мы не можем игнорировать тот факт, что многие издания уходят в диджитал пространство, создавая онлайн версии своих материалов.Популярность Инстаграм и Фейсбук страниц с крымскотатарской тематикой заслуживает отдельный анализ и публикацию.

Однако, о чем же говорит катастрофически низкая статистика подписок на оффлайн издания о психологии среднестатистического крымского татарина/татарки?

1. Мы не знаем. Хотя мы и живем в эру интернета, не все крымскотатарские семьи знают не только о возможности подписки, но также о самом существовании изданий. Даже если мы знаем, то

2. Мы не хотим тратить ресурсы: время и деньги.

3. Мы не получим пользу ни материальную, ни психологическую. Несмотря на то, что многие родители хотят, чтобы их дети говорили на крымскотатарском языке, это желание не может быть реализовано присутствием литературы на домашних полках. Понимание, что книга/журнал/газета будут так же лежать на полках, а дети в это время будут досматривать последнее ютуб видео А4, возможно и есть объяснением недоподписки не только на Арманчыкъ, но и отсутствия крымскотатарской литературы дома в целом.

Есть ли решения в сложившейся ситуации?Что может быть лучшим решением для “Арманчыкъ” и других изданий?

Мнение редакции Areket vaqıtı

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET