Паремические словари крымскотатарского языка как зеркало этнокультуры

18.03.202218:47

Аннотация. Паремии как носители этнокультурных смыслов являются знаками языковой картины мира, в данном случае – крымскотатарского народа. В этом качестве их можно квалифицировать как единицы лингвокультурологии. В данной работе дан общий анализ формы словарей пословиц и поговорок крымскотатарского языка (принципы отбора и презентации словника, грамматическое оформление вокабул, структура словарной статьи, включая принципы семантизации, специальные пометы и др.), а также содержания представленного в словарях языкового материала в лингвокультурологическом аспекте.

Ключевые слова: крымскотатарский язык, словарь, паремия, паремиология, лексикография, паремиография, лингвокультурология, языковая картина мира, словник, вокабула.

Постановка проблемы. В паремических словарях систематизируются и толкуются паремии (др.-греч. παροιμία paroimia – притча) – устойчивые предложения дидактического, общепрагматического и игрового характера: пословицы, поговорки, загадки, приметы, прибаутки, скороговорки, девизы, афоризмы и т. п. Объектом исследования в данной работе являются лишь словари пословиц и поговорок. Поставлена проблема их квалификации в качестве лингвокультурологических источников и соответствующего анализа представленного в них языкового материала.

Анализ литературы. Автором настоящей работы был проведён общелингвистический анализ лишь одного из видов паремий – крымскотатарских загадок, который показал, что тексты крымскотатарских загадок в целом и все их составляющие (основания сравнений, референты и др.) отражают широкую аксиологически окрашенную языковую картину мира крымскотатарского народа: его историю, повседневный быт, традиционные формы жизнедеятельности, обусловленные специфическими природно-климатическими условиями Крымского полуострова, и др. [8].

Крымскотатарские словари пословиц и поговорок не были до сих пор объектом отдельного собственно лингвистического анализа.

Целью статьи является общий анализ формы паремических словарей (принципы отбора и презентации словника, грамматическое оформление вокабул, структура словарной статьи, включая принципы семантизации, специальные пометы и др.), а также содержания представленного в словарях языкового материала в лингвокультурологическом аспекте.

Изложение основного материала. В теории отечественной лексикографии, как известно, давно разработаны принципы и параметры, которые должны быть заявлены в предисловии к словарю и реализованы в его совокупном дискурсе: тип словаря (полный, краткий; академический, учебный; одноязычный, дву- и многоязычный; тип языковых единиц, включённых в словарь (лексема, идиома, паремия и др.); адресат словаря; критерии формирования словника (хронологические рамки, стилистическая характеристика и др.); структура словарной статьи (оформление вокабулы, грамматические, стилистические и эмоционально-экспрессивные пометы); иллюстративная зона и пр. [5; 6].

Ниже проведён анализ паремических словарей крымскотатарского языка в плане их соответствия принципам лексикографирования, разработанным в отечественном словарном деле и определяющим уровень научной состоятельности разного типа словарей, а также поставлена проблема их квалификации в качестве лингвокультурологических источников.

Самым ранним паремическим словарём крымскотатарского языка можно считать «Пословицы, поговорки и приметы крымских татар, собранные А. А. Боданинским, Э. Л. Мартино и О. Мурасовым» [4] – около 900 единиц. В него вошли разного типа устойчивые сочетания слов: пословицы, поговорки, приметы и др., – с переводами на русский язык. Предисловие написано П. Фалевым, им же разработаны принципы оформления и подачи совокупного материала по рубрикам, которые условно могут быть названы тематическими: 1. Верования. Обряды. Духовенство. 2. Нравственные воззрения и житейская мудрость. 3. Человек, его свойства и отношение к другим людям. 4. Семья и родня. 5. Человек, его деятельность, ее орудия и результаты. 6. Топографические пословицы. 7. Медицинские пословицы. 8. Этнографические и исторические пословицы. 9. Пословицы о животных. 10. Приметы: О человеке. О временах года. 11. Выражения и прибаутки.

Основным принципом распределения по рубрикам включённых в словарь разнородных по структуре и содержанию паремий является наличие в их составе «ключевых» лексем, тематически соотносящихся с названием рубрики. Так, в 1-ую рубрику включены единицы, в составе которых имеются лексемы Аллах, шайтан, дин, дженнет и т. п.: Алла сабырлы кулун север. – Бог любит терпеливого своего раба. Анасыны, бабасыны корчаланны Алла корчалар. – Кто печется о своем отце и матери, о том Бог печется. Ашыгыш ишке шайтан карышир. – В торопливую работу вмешивается дьявол. Бириси ашар, бириси бакар – киямет ондан копар. – Один ест, другой смотрит, – и наступает Страшный Суд. Дин турганда кин турмас. – Пока стоит вера, злоба не устоит. Сабр — дженнетинг анахтарыдыр. – Терпение – ключ рая (тексты идентичны оригиналу.) Как видно из приведённых примеров, их содержание не соотносится с концептами верования, обряды, духовенство, а покрывается темами 2-й и 3-й рубрик.

См. также примеры из следующих рубрик.

6. Топографические пословицы: Сурай, сурай Стамбулны тапарсын. – Расспрашивая, отыщешь Константинополь. Кочерим йель, конагым ель. – Ветер – моя ось, чужбина – мне пристанище (Неверный перевод. – А. Э.). Туган джерден тойган джер. – Место, где насытился, лучше места, где родился. Ер кезнинг догган ери Багдаддыр. – Всякому своя родина, что Багдад. и др.

7. Медицинские пословицы: Агырган йерден кол кетмес. – От больного места рука не отходит. Дердини берер, дерманны да берер. –Посылающий болезнь дает и лекарство. Не йерим агырса, джаным о ердедир. – Где болит, там и душа моя. и др. (тексты идентичны оригиналу.)

9. Пословицы о животных: Арысланман оюн олмас. – Нельзя играть со львом. Ач аю ойнамас. – Голодный медведь не пляшет. Балык баштан сасыр. – Рыба тухнет с головы. и др.

Как видно из приведённых выше примеров, данные паремии имеют, как правило, переносные значения и потому содержательно не соотносятся с названием группы. Все они характеризуют и оценивают поведение человека как члена общества. Надо сказать, что это понимал и сам составитель словаря: «Я хотел лишь показать, что пословицы – не случайно сказанные фразы, но каждая из них имеет свою историю и тысячью невидимых с первого взгляда нитей связана со всем комплексом идей, чувств и желаний, которыми жил и живёт народ» [4, с. 13].

Указанные выше недостатки словаря объясняются слабой разработанностью в начале прошлого века теоретических основ языкознания и фольклористики, а также общей таксономии, вследствие чего охарактеризованный выше источник не может быть квалифицирован в качестве тематического словаря. Однако лингвокультурологическая ценность его бесспорна: это своеобразный свод правил поведения и жизнедеятельности членов общества, основанного на догматах ислама.

Отсутствие паремических и другого типа филологических словарей крымскотатарского языка в период от 14-го до 70-х годов прошлого века обусловлено известными общественно-политическими событиями: Первая мировая война, революционные события, гражданская война, становление советского строя, политические репрессии, Вторая мировая война, оккупация Крыма, тотальная депортация крымскотатарского народа и др.

Словарь разного рода устойчивых сочетаний слов, в том числе и паремий, употреблявшихся в речи крымских татар Добруджи (на территории современных Румынии и Болгарии), был составлен Мюстеджипом Улькюсалом и издан в Анкаре (Турция) в 1970 г. [9]. Словарь состоит из следующих разделов: 1. atasözleri – паремии (около 900 единиц), 2. deyimler – фразеологизмы со структурой словосочетаний, функционирующие в качестве члена предложения (около 1700 единиц), 3. sözlük – словарь лексем, встречающихся в составе всех устойчивых сочетаний слов, 4. kırım türkleri – краткие сведения о крымских татарах. Все фразеологизмы сопровождены переводом на турецкий язык. Значения и условия употребления некоторых паремий толкуются в скобках: Baş carılsa börk içinde, kol sınsa yen içinde (тур.). Baş yarılsa kaplak içinde, kol kırılsa yen içinde (açiklama: olayları saklamasını bilmek, dışarı duyurmamak gerek). Meyvalı teregiň başı iyik bolur (тур.). Meyveli ağaçın başı iyik olur (açiklama: Bilgili ve kültürlü insan kibirsiz, alçak gönüllü olur anlamına) и др.

Во второй раздел словаря (deyimler), наряду с фразеологическими единицами идиоматического характера (akıl almay, aklı başına keldi, dünya üyüne kirdi), ошибочно включены также паремии: Alla mağa, men sağa. Aň meni, aňayıım seni. İt itke, it kuyruguna sılatar и др.

«Къайда бирлик, анда тирилик» – тематический словарь крымскотатарских пословиц и поговорок, составленный Р. Фазылом [2]. Паремии распределены по тематическим разделам: о языке и слове; о науке, знании и профессии; о труде; о лени и невезении; о требовательности и предприимчивости и др. Примеры из раздела «Халкъ ве бирлик акъкъында» ‘О народе и единстве’: Халкъ юрген ёлдан юрь. – ‘Ходи по той дороге, по которой ходит народ’. Халкъ уфюрсе, боран олур. – ‘Народ подует – начнётся буран’. Бир къолдан давуш чыкъмаз. – ‘Одна рука звука не производит’. Халкъ йыры узакъ эшитилир. – ‘Песня народа далеко слышна’. Джемаат къазаны атешсиз къайнар. – ‘Казан общества кипит без огня’. Сюреден айрылгъан къойны къашкъыр парчалар. – ‘Овцу, отделившуюся от стада, волк разрывает на части’. Халкънынъ бир эви бар – о да Ватан. – ‘У народа есть только один дом – это родина’ и др.

Примеры из раздела «Тиль ве сёз акъкъында» ‘О языке и слове’: Аталар сёзю – акъылнынъ козю. – ‘Слово отцов – глаз разума’. Озюне бакъма, сёзюне бакъ. – ‘Не смотри на внешний вид, слушай его слова’. Яхшы сёзге джан къурбан. – ‘За хорошее слово и жизни не жаль’. Тили уста – къолу къыскъа. – ‘На словах мастер, да руки коротки’ и др.

Содержание некоторых паремий, однако, не соответствует названию раздела. Так, паремии, входящие в тематический раздел «Айванлар акъкъында» ‘О животных’, имеют переносные значения и оценивают поведение не животных, а людей: Тавукъ тюшюнде тары корер. – ‘Курица во сне просо видит’; ср. рус. Голодной курице просо снится. Атнынъ дёрт аягъы олса да, кене сюрюне. – ‘Хотя у коня четыре ноги, он всё равно спотыкается’; ср. рус. Конь о четырёх ногах, да и то спотыкается. Кой копексиз олмаз. – ‘Деревни без собаки не бывает. Бакъа батакътан къоркъмаз. – ‘Лягушка болота не боится’ и др.

Встречаются в словаре и устойчивые обороты, не являющиеся пословицами и поговорками: де – налына, де – мыхына (следует – де налына, де мыхына урмакъ, букв. ‘бить то по подкове, то по гвоздю’) ‘действовать по-разному, неадекватно’; бу гемиде юкюм ёкъ (следует – бу гемиде юкю олмамакъ кимнинъ, букв. ‘на этом судне чьего-либо груза нет’) ‘не иметь отношения к чему-либо’; ай-айы кетип, вай-вайы къалгъан (следует – ай-айы кетип, вай-вайы къалмакъ кимнинъ, букв. ‘от кого-либо ушёл ай-ай, остался вай-вай’) ‘состариться, стать больным и немощным’ и др. Эти обороты не являются пословицами или поговорками, так как имеют структуру словосочетания и выполняют функции одного члена предложения. Например: Бу гемиде Аметнинъ юкю ёкъ. Алименинъ ай-айы кетип, вай-вайы къалды.

Словарь «Аталар сёзлери ве айтымлар», составленный Ш. Асановым [1], содержит около 3800 паремий. Составитель использует в качестве синонимов номинации аталар сёзлери и паремалар (следует – паремиялар) (см. с. 3). Паремии – это, как сказано выше, устойчивые предложения, выражающие законченную мысль (суждение) дидактического характера, т. е. прежде всего – пословицы и поговорки. Следовательно, словоформа айтымлар, которая толкуется в крымскотатарском языке неоднозначно (как поговорка и как устойчивое сочетание слов), в составе названия словаря является избыточной.

Составитель отмечает, что пословицы и поговорки имеют свои отличительные особенности, и видит их в том, что пословицам свойственно более обобщенное, абстрактное значение (Демир къызгъын олгъанда дёгюлир, букв. ‘железо следует ковать раскалённым’), а поговорки не обладают таким глубоким обобщающим смыслом (Азачыкъ ашым, къайгъысыз башым, букв. ‘мало еды, но голова без забот’). Думается, степень обобщённости и абстрактности значений приведённых в скобках паремий определить практически невозможно. Однако по характеру значения они действительно отличаются: первая единица употребляется в переносном значении, вторая – в прямом.

В современной фразеологии разработаны критерии разграничения пословиц и поговорок: пословицы – семантически двуплановы, т. е. имеют и прямое, и переносное значения, однако используются только в переносном значении. Поговорки же всегда употребляются в прямом значении.

Примеры пословиц: Арыкъ аткъа къуйругъы агъыр. – ‘Тощему коню и свой хвост в тяжесть’. Ат аладжакъ олсанъ, башта хамут ал. – ‘Хочешь купить коня – сначала купи хомут’. Ат баласы – аттыр, ит баласы – иттир. – ‘Дитя лошади – лошадь, дитя собаки – собака’. Багъчасыз юрткъа бульбуль къонмаз. – ‘К жилищу без сада соловей не прилетает’. Бедава бекмез балдан татлы. – ‘Бесплатный бекмез (уваренный фруктовый сок) слаще мёда’. Беш пармакъ агъызгъа сыгъмаз. – ‘Пять пальцев во рту не умещаются’. Домуздан бир къыл къопса да файда. – ‘От свиньи и один упавший волос полезен’. Ишлемеген демирни тот басар. – ‘Неработающее железо ржавеет’. Къуш ювасында корьгенини кутер. – ‘Птица делает то, чему обучена в гнезде’.

Примеры поговорок: Агъыр иштен къачма, енгилине чапма. – ‘Не убегай от тяжёлой работы, не беги – к лёгкой’. Адам иш башында белли олур. – ‘Человек познаётся по его работе’. Адамны адам эткен иштир. – ‘Труд делает человека человеком’. Адамнынъ къадрини адам билир. – ‘Цену человека знает человек’. Бабадан оксюз – яры оксюз, анадан оксюз – толу оксюз. – ‘Сирота без отца – сирота наполовину, сирота без матери – круглая сирота’. Дели утанмаз, сою утаныр. – ‘Дурак не стыдится – стыдится его родня’. Зорлукъ – хорлукъ дегильдир. – ‘Трудности – не страдания’. Ишлеген – тишлер. – ‘Кто работает, тот ест’.

Промежуточное положение между пословицами и поговорками занимают такие паремии, в составе которых имеются слова как с прямым, так и с переносным значениями: Аталар сёзю – акъылнынъ козю. – ‘Слова отцов (пословицы и поговорки) – глаза разума’. Баба – билек, ана – юрек. – ‘Отец – плечо, мать – сердце’. Гъурбетлик гульни солдурыр. – ‘На чужбине и роза вянет’. Достсуз башым – тузсуз ашым. – ‘Человек без друзей что еда без соли’. Зенаатсыз адам – мейвасыз теректир. – ‘Человек без ремесла – дерево без плодов.

Не являются паремиями некоторые обороты, включённые в словарь: агъзы бар, тили ёкъ; агъзында бакъла сыланмаз; дагъ кечип, терек корьмеген; девени ине делигинден кечирир; озю айтмаса, козю айтыр и др. Инвариантная (основная, т. н. словарная) форма их нуждается в уточнении: агъзы бар, тили ёкъ кимнинъ (букв. ‘рот есть, языка нет’ у кого-либо); агъзында бакъла сыланмаз кимнинъ (букв. ‘во рту фасоль не намокает’ у кого-либо); дагъ кечип, терек корьмемек (букв. ‘пройдя через лес, не заметить деревьев’), девени ине делигинден кечирмек (букв. ‘провести верблюда через игольное ушко’), озю айтмаса, козю айтыр (букв. ‘сам не скажет, так его/её глаза скажут’). Эти обороты не являются паремиями, т. е. законченными по структуре и смыслу предложениями; они выполняют функции одного члена предложения, в данном случае сказуемого, и должны быть квалифицированы в качестве идиом: Бу бала пек юваш, онынъ агъзы бар, тили ёкъ. Къомшумыз Энвер дагъ кечип, терек корьмегенлердендир. Олар ичюн девени ине делигинден кечирмек бир шей дегиль. Анифе пек айнеджи къадын: озю бир шей айтмаса да, козю айтыр.

Крымскотатарско-русский словарь пословиц и поговорок, составленный Р. Музафаровым [3], также относится к типу тематических словарей. Паремии распределены по тематическим группам: народ, родина, единство, труд, язык и др. Примеры из разных групп: Озь-озюнъни макътама – халкъ сени макътасын. – ‘Не хвали себя – пусть народ хвалит тебя’. Халкънынъ йыры узакътан эшитиле. – ‘Песня народа издалека слышна’. Ишни башлама, башласанъ – ташлама. – ‘За работу не берись, а взявшись, не бросай’ и др.

Следует отметить, что русские переводы не всегда корректны по содержанию и форме: Къачып кетсенъ, сачып кет. – ‘Если и уезжаешь, не забудь посеять’ (следует: ‘Даже убегая, не забудь посеять’). Тувгъан ильнинъ ери – дженнет, суву – шербет. – ‘Вода на родине подобна шербету (сиропу), земля – подобна раю’ (следует: ‘Родная земля подобна раю, а её вода – шербету’). Ватангъа хызмет эткенинъ – озюнъе хызмет эткенинъ. – ‘Работаешь во славу Родины – работаешь на себя’ (следует: ‘Работаешь для родины – работаешь на себя’). Эль агъызына элли аршын без етмез. – ‘Рот народа не заткнуть ничем’ (следует: ‘Рот народа не закрыть и пятьюдесятью аршинами бязи’) и др.

Не все паремии соответствуют по содержанию выделенной тематической группе. Так, в группу «Природа» ошибочно включены пословицы, переносное значение которых не коррелирует с названием группы: Ай ярыгъында йылдызлар корюнмей. – ‘При светлой луне звёзд не видно’. Бир къаргъа къыш кетирмез. – ‘Одна ворона зимы не принесёт’. Эр чичекнинъ озь къокъусы бар. – ‘У каждого цветка свой аромат’.

Не соответствует указанной теме содержание паремий, включённых в группу «Животные»: Арсландан арслан догъа. – ‘От льва рожается львёнок’. Арыкъ аткъа къуйругъы да агъыр. – ‘Тощему коню и хвост тяжёл’. Аткъа – от, итке – эт. – ‘Лошади – трава, собаке – мясо’. Атнынъ олюми – итнинъ байрамы. – ‘Смерть лошади – праздник для собаки’. Багъчасыз юрткъа бульбуль къонмаз. – ‘В дом без сада соловей не прилетает’. Къойгъа къуйругъы юк дегиль. – ‘Овце курдюк не в тягость’ и др.

Пословицы, как известно, имеют переносное значение и, независимо от их лексического состава, характеризуют и оценивают физические, психические особенности человека, его поведение, межличностные отношения, положение в обществе и т. п. Приведённые выше пословицы характеризуют не мир животных, а мир людей, они имеют обобщённые, абстрактные значения: Арсландан арслан догъа. – ‘Смелый человек способен на смелые поступки’. Арыкъ аткъа къуйругъы да агъыр. – ‘Морально слабый человек не выдерживает трудностей жизни’ и др.

Обращает на себя внимание нарушение алфавитного порядка расположения паремий в тематических группах (см. с. 9–11; 13–15; 38; 49 и др.). Для удобства пользователя словарём следовало бы составить сводный алфавитный указатель паремий.

Выводы.

  1. Большая часть рассмотренных выше паремических словарей крымскотатарского языка является «сырым» материалом, источником для составления в будущем качественных лексикографических пособий. Такую работу должны выполнять специально подготовленные учёные, хорошо знакомые с основами языкознания, в том числе с базовыми понятиями теории словарного дела (см. [7]).
  2. Лингвокультурология как комплексная наука об оязыковлённых (отражённых и закреплённых в языке) культурных феноменах, представлена разного типа языковыми единицами – лексемами, идиомами, паремиями. Как известно, слова лишь называют предметно представленные феномены, идиомы именуют и одновременно характеризуют и оценивают свойства и признаки феноменов, а паремии отражают предикативно представленные ситуации, в которых «разворачивается», «живёт» данный феномен культуры. Следовательно, можно говорить о том, что лексемы и идиомы являются неполными знаками лингвокультурологии, а перемии – полными, развернутыми, коммуникативно значимыми знаками, способными более адекватно отражать языковую картину мира народа – носителя данного языка. И в этом качестве паремии крымскотатарского языка должны быть собраны, комплексно обработаны и представлены в форме идеографического словаря, составленного в соответствии с современными принципами лексикографирования: ориентированности на адресата, экономности описания, нормативности (соответствия нормам литературного языка) и др.

ЛИТЕРАТУРА

  1. Аталар сёзлери ве айтымлар. Къырымтатар тилининъ паремиологик лугъаты / топлагъан ве тертип эткен Шевкет Асанов. – Симферополь : Къырым девлет окъув-педагогика нешрияты, 2002. – 184 с.
  2. Къайда бирлик, анда тирилик. Кърымтатар аталар сёзлери / тертип этиджи Р. Фазыл. – Ташкент : Гъафур Гъулям адына эдебият ве саньатнешрияты, 1971. – 192 с.
  3. Къырымтатарларнынъ аталар сёзлери. Пословицы и поговорки крымских татар / сост. Р. И. Музафаров. – Симферополь : Тарпан, 2007. – 144 с.
  4. Пословицы, поговорки и приметы крымских татар, собранные А. А. Боданинским, Э. Л. Мартино и О. Мурасовым / под ред. А. Н. Самойловича и П. А. Фалева ; Предисл.: П. Фалев. – Симферополь : тип. Тавр. губ. земства, 1914. – 67 с.
  5. Эмирова, А. М. К теории двуязычной фразеографии / А. М. Эмирова, Л. И. Ройзензон // Учёные записки Азербайджанского пединститута языка и литературы. Серия XII. – Баку, 1976. – С. 87–93.
  6. Эмирова, А. М. Крымскотатарская лексикография: современное состояние и перспективы развития / А. М. Эмирова // Культура народов Причерноморья. – 1998. – № 3. – С. 293–296.
  7. Эмирова, А. М. Словари как эмпирия лингвокультуры (на материале крымскотатарской лексикографии) / А. М. Эмирова // Учёные записки Крымского инженерно-педагогического университета. Серия: Филология. История. – 2016. – № 1. – С. 29–32.
  8. Эмирова, А. М. Сравнение как базовая категория когниции (на материале крымскотатарских загадок) / А. М. Эмирова // Вестник РУДН. Серия: Теория языка. Семиотика. Семантика. – 2017. – Том 8. – № 3. – С. 554–562.
  9. Müstecib Ülküsal. Dobruca’dakı kırım türklerinde atasözleri ve deyimler / Müstecib Ülküsal. – Ankara : Ankara ünıversitesi basımevi, 1970. – 253 s.

Адиле ЭМИРОВА
Источник: Крымскотатарская филология: проблемы изучения и преподавания. – 2019. – № 1(3). – С. 128–137.

Автор: Редакция Avdet

Редакция AVDET