Крымские походы

26.02.200712:1863

1684 год. В Европе Австрийское эрцгерцогство, Речь Посполитая, Венецианская республика и Мальтийский рыцарский орден, под патронатом римского папы Иннокентием XI объединились в единую Священную Лигу против общего врага – Османской империи. Предлогом антиосманской коалиции послужили балканские народы находившиеся под протекторатом османов. Несомненно, что идея об освобождении христианских народов была лишь вывеской. Истинными причинами были земли придунайских княжеств, которые, в случае победы над турками планировали разделить между собой.
Кроме Османской империи в Европе опасались еще одного сильного противника – Крымского ханства, выступавшего на стороне турков. Чтобы отвлечь силы крымских татар следовало искать союзника на севере. И очень скоро новый союзник сам себя обнаружил в лице Московского княжества.
Голицынские авантюры

К тому времени в Московии, разгорались свои страсти. Стрельцы привели к власти 24-летнюю царевну Софью, барышню с прогрессивными, для того времени, нравами. Но, как полагается молодой девушке после долгой затворнической жизни в тереме, она влюбилась. И влюбилась настолько, что всю власть отдала в руки своему другу сердца. Ее фаворит князь Василий Васильевич Галицын был самый настоящий франт тех смутных времен. Он был образован, дипломатичен, хорошо собой и к тому же умен. Однако в противовес боярской оппозиции его взгляды были слишком прогрессивными для Московского княжества. Князь Голицын стремился к Европе. И едва в Кремле прослышали о создании Священной Лиги, как тут же было направленно посольство, содержавшее желание правительницы Софьи вступить в новую коалицию против османов. Однако европейские государства поначалу сомневались в решении принять в свой католический союз православную Московию, и только спустя два года, когда созрела необходимость отвлечь от себя основные силы Крымского ханства, дали ей такое право.

В 1686 году, вопреки недавнему Бахчисарайскому миру 1681 года между Османской империей и Московией заключенном на 20 лет, Речь Посполитая и Московия подписали «Трактат о Вечном мире» под лозунгом о «необходимости» похода для избавления русской земли от «нестерпимых обид» чинимых «басурманами». По этому трактату к русским войскам должны были присоединиться казаки Левобережной Украины под началом гетмана И. Самойловича. Гетман был против этих действий, считая, что новая война фактически разгорается « не из-за чего», что договор с крымскими татарами выгоден и ханство «никакими мерами не завоюешь и не удержишь». Но Самойловича, который был в хороших отношениях с южным соседом – ханством, никто не послушал и ему было приказано готовить к войне 50 тысяч казаков. Не один гетман был против войны. Константинопольский патриарх Дионисий, находясь на стыке восточной и европейской политики, высказал свое мнение, что нападение на Крым принесет больше вреда, чем пользы. Но сторонники войны были настроены решительно, прикрываясь призывом избавить православных от мусульман.

Что касается самих «избавляемых» от мусульманской «агрессии» балканских христиан, то они, узнав о планах Лиги, завоевать Балканы и обратить православных в католическую веру, предпочли не вмешиваться в происходящее, ведь свобода совести среди мусульман – османов и крымских татар рассматривалась как один из принципов государственного устройства империи и ханства. Здесь здраво полагалось, что лучше собирать с христиан дополнительный налог, чем разжигать в своей стране гражданскую войну. Но в западных странах думали иначе.

Как пишет по этому поводу Лев Гумелев, Запад стремился привлечь русских к войне не столь с Османской империей, сколько с ее союзником Крымским ханством, так как австрийцы и поляки больше опасались не регулярной османской армии, а стремительной крымскотатарской конницы. Следовательно, русским отводилась незавидная роль отвлекать крымцев от основного театра действий.

Конечно, не этого хотел князь Голицын, но для поддерживания престижа следовало соглашаться на такие условия.
К войне стали готовиться основательно. Ведь это должен был быть первый поход на Крымское ханство. И по такому случаю, собрали стотысячную армию, во главе которой встал сам князь Голицын. Талантами полководца, он не отличался, да и стремлений воевать особых не имел, но этого требовала от него правительница Софья, дабы поддержать авторитет возлюбленного.

Селим Гирай

 

А между тем в Крымском ханстве очень быстро узнали о происходящим.
К тому времени крымский престол снова занимал Эльхадж Селим Гирай. Это был одни из выдающихся крымских правителей. Историки оценивают его как человека умного, рассудительного, демократичного и гуманного. Селим Гирай не был властолюбив и не один раз добровольно порывался сложить с себя ханские полномочия, однако османские султаны (он пережил пятерых султанов), крымская знать и народ четырежды призывал его на крымский трон.

Как и все Гираи, с детства воспитанный в военном духе Селим отличался великолепными полководческими качествами. На его счету не было ни одного проигранного сражения. В первое свое ханство Селим Гирай в 1672 году принял участие в войне против Московии на стороне Османской империи, Польши и Швеции, вызванной присоединением Левобережной Украины к Московскому государству. По окончанию этой войны завершившейся 3 января 1681 года – Бахчисарайским миром хан отошел от дел и очень скоро отбыл на Родос, а через три года вновь был призван на ханский трон.
На этот раз готовилась война со Священной Лигой и Селим Гирай должен был выступить со своим войском против Австрии. Но едва хан подошел к австрийским землям, пришла весть, что армия численностью в 100 тысяч русских и 50 тысяч казаков под началом боярина Голицына приблизилась к границам ханства с целью вторгнуться в его пределы.

Спешно покину Европу, Селим Гирай прибыл в Крым и уже 17 июля 1687 году встретился с русским войском, которое подошло к крепости азак и намеривалось двинуться к крепости Ор-Капу. В местечке Кара-Йылга крымскотатарская армия встретилась с неприятелем.

По сравнению с русскими татарская конница была малочисленна. Но это обстоятельство не смутило крымского хана. Он разделил свою армию на три части, одну возглавил сам, а две другие поручил своим сыновьям – калге Девлету Гираю и нур-эд-дину Азамату Гираю. Первая и единственная битва длилась несколько дней. Благодаря храбрости нур-эд-дина, который бросился в центр русского войска, ряды противника были расстроены, крымские аскеры захватили 30 пушек, и взяли в плен около тысячи человек. Одновременно аскеры под руководством хана перекрыли путь русским к отступлению.
Русская армия было подорвана двухдневным сражением. Люди изнывали от жары и жажды, а лошади от нехватки фуража.

Дело в том, что после того, как в начале июня 1687 года русские соединились с украинскими казаками на река Самара и сообща двинулись на юг, впереди, от Конских Вод до крепости Ор, их ждала полностью выжженная степь и засыпанные колодцы. Продвигаться далее было безумием. Голицын уже был готов повернуть назад, как неожиданно появилась крымскотатарская конница. Бой был неизбежен. Но спустя два дня после непрерывного поражения Голицын принял решение заключить мир с крымским ханом, и в крепость Ор были посланы русские парламентеры. Однако соглашение о мире так и не было заключено в силу того, что князь приказал в ночь перед заключением мира спешно покинуть своим войскам лагерь. С большими потерями русские отступали от преследовавшей, вплоть до границ Московии, крымскотатарской конницы.

Всю вину за провал неудачного похода благородный князь Голицын взвалил на Самойловича. Дело в том, что на гетмана, в свою очередь донес недавно начавший службу в гетманской канцелярии, еще некому не известный Иван Мазепа, который и повел князю, что спеть подожгли сами казаки по приказу гетмана, не желавшего войны с татарами. Самойловича лишили гетманской булавы, а Голицын за «предательство» казаков был обласкан царевной Софьей, которая ободрила его тем, что в следующим походе его будет сопровождать «преданный» царской короне Мазепа.

Второй поход на Крымское ханство начался спустя год, уже в феврале 1689 года. 112-тысячная русско-украинская армия Василия Голицына снова двинулась через степи к крепости Ор. На этот раз хан выставил 250- тысячное войско. В середине мая начались сражения, в которых победа снова была на стороне крымцев.

Голицыну пришлось снова посылать парламентеров. Но после неудачных переговоров с ханом Селимом Гираем Голицын начал отвод войск и с полным фиаско возвратился в Москву для того, чтобы очень скоро отправиться в след за Самойловичем в Сибирь. А его возлюбленная царевна Софья была заточена в Новодевичий монастырь своим повзрослевшем братом Петром и насильно пострижена в монахини под именем инокини Сусанны.
Не увенчалось успехом и стремление священной Лиги «освободить» балканских христиан от османского господства, навязав им господство католическое.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET