Неповторимый Гезлев

02.04.200712:00168

Тихий и уютный в межсезонье, нарядный и шумный в летний период, небольшой город Евпатория раскинулся вдоль Каламитского залива в северо-западной части крымского полуострова. Это один из немногих городов Крыма, где царит чарующая атмосфера неповторимого прошлого. Чтобы ее прочувствовать нужно, прогуляться по лабиринтам старинных улочек, послушать ласковый шелест моря, пронзительный крик чаек и помечтать о былом в уютном восточном кафе на набережной под завораживающее пение муэдзина и внезапно разрывающий тихую идиллию звон пронесшегося трамвайчика. К слову о былом. Несмотря на то, что из года в год в Евпатории растут новые микрорайоны с современной инфраструктурой, сам город богат многовековой историей и неповторимым крымскотатарским колоритом, в который мы предлагаем ненадолго окунуться читателям «Авдета».

Как известно, на месте нынешней Евпатории 25 веков назад располагался цветущий город Керкинитида. Это был классический город-полюс основанный эллинами в VI веке до н. э. выходцами из Милета. Первые 200 лет он был суверенным государством, имел внутреннее самоуправление, военное ополчение, чеканил собственную монету в виде наконечников стрел и рыб, поддерживал экономические и культурные связи с Афинами, Родосом, Синопом, Гераклеей. Но во II веке до н. э. наступают смутные времена. Город попадает под власть скифов, а через некоторое время становиться частью Понтийского государства. В середине I века н. э. здесь расквартировывается римский гарнизон, но спустя 150 лет римлян последовательно сменяют готы, аланы, а затем сокрушительный удар наносят гунны. После гуннского внедрения, город с трудом восстановился и продолжал жить своей жизнью. К V веку он попадает под византийское, а затем хазарское влияние. Но вопреки утверждениям некоторых историков Керкинитида никогда не исчезала. Судя по археологическим раскопкам, ядро города находилось в центральной части современной Евпатории (на набережной вблизи Карантинного мыса). Об этом говорят итальянские портуланы – старинные навигационные карты XIII-XIV века. Последний раз Керкинитида упоминается в 1475 году в послании генуэзского консула Кафы. К этому же времени встречаются упоминания и крымскотатарского города-крепости Гезлев расположенного немного восточнее Керкинитиды. Очевидно, новый город возник около XIII века и за короткое время два поселения слились в одно под общим названием Гезлев.
Точной даты основания Гезлева нет. Нет и точной версии происхождения топонима «Гезлев». По некоторым данным в переводе с тюркского «гёз-лев» — «сто глаз», «сто огней» или «дом ста глаз» из-за множества огней, зажигаемых в домах и видных далеко в море и в степи. По другой версии – наблюдательный пост, так как Гезлев являлся не только портовым, но и военным форпостом на западном побережье недавно образованного Крымского ханства.

К XV веку город уже представлял неправильной формы многоугольник, обнесенный мощной крепостной стеной с 24-мя башнями-бастионами и рвом. Попасть в Гезлев можно было только через городские ворота, которых было пять. Это Искеле-Къапусы или Портовые ворота с аркой находившиеся близ моря. Рядом с ними находилась морская таможня, доходы с которой шли в ханскую казну. С запада в крепость вели Ат-Къапусы или Лошадиные ворота (они располагались на перекрестке нынешних улиц Демышева и Пионерской) они были настолько узкими, что через них мог проехать только всадник. Позднее ворота были заложены и переименованы в Инад-Къапусы, т. е. Упорные. На север смотрели Акъ-Мулла-Къапусы или ворота Белого муллы, они были украшены лепниной покрытой глазурью. На севере располагались Топрак-Къапусы или Земляные ворота с большой башней, которую украшала таракъ-тамга Гираев, символ ханской власти. И на востоке располагались Одун-Базар Къапусы – ворота Дровяного базара (на пересечении нынешних улиц Караева и Караимской) или Кемер къапусы – Арочные ворота. Это единственные ворота, которые сохранились до XX века, но были безжалостно снесены в 1959 году. Сегодня, благодаря усилиям концерна РДР и фирмы «Каранфиль» они восстановлены в прежнем виде.

Как многие средневековые города Гезлев разделялся на две части: торгово-ремесленную и жилую. Торгово-ремесленная часть занимала восточную и юго-восточную окраину города, тогда как хаотично застроенные жилые кварталы, напоминая паутину из множества ломаных улочек, переулков, маленьких площадей и многочисленных тупиков, располагались в южной, западной и северной части города. Кроме жилого массива в городе были отдельные крепости и башни, в которых содержался военный гарнизон. В районе Одун-Базар Къапусы находилась одноименная твердыня, окруженная поясом оборонительных стен и башен. Недалеко западнее от нее стояла Къыз-Калеси (Девичья башня). Ближе к порту возвышалась трехэтажная крепость Къанлы-Калеси (Кровавая башня), считается, что именно здесь казнили государственных преступников. Но достоверных сведений об этом нет и предположительно ее название связано с каким-нибудь несчастным случаем, которыми полна история. Существует предположение, что все городские ворота, крепости и башни были соединены системой подземных ходов, которые сходились в районе восточных ворот, образуя подземную дорогу именуемую ханской.

В средние века после вечернего эзана запирались все городские ворота. Горожанам запрещалось, без особой нужды появляться на улицах Гезлева, патрулируемых стражниками – блюстителями порядка в городе. Единственным привилегированным сословием оставались дервиши. Они имели право перемещаться тогда, когда им это было нужно. В самом городе было несколько текие, но главная обитель дервишей – текие ордена Мевлеви находилась за пределами города, на пустыре вблизи Одун-Базар Къапусы. Она была возведена в XV веке и считалась одним из главных духовных суфийских центров мусульманского мира. Но очень скоро по соседству с текие расположились ремесленно-торговые посады, образуя перед главными воротами города оживленную площадь и базар.

 

Дело в том, что со временем многое городские ремесленники предпочитали переселяться за пределы городской черты, образуя слободы, где можно было развернуть свое производство. Крымскотатарские ремесленники расширяли свои ремесленные цеха преимущественно на востоке, а богатые караимы облюбовали территорию на севере за воротами Акъ-Муллы, где разбили виноградники и занялись выращиванием бахчевых культур. Впоследствии этот пригород получил название Бахчалык.

В самом городе располагались кофейни купеческие лавки, кузнечные, слесарные, обувные, шорные, лудильные, жестяные, столярные мастерские, обслуживающие гезлевцев и ближайшие деревни. Более десятка «ханов» (постоялых дворов), один из которых находился прямо напротив главной мечети, принимали приезжих купцов съезжавшихся в портовый город за заморскими товарами.

В XVII веке в Гезлеве насчитывалось семь источников живой воды. Ее давали знаменитые гезлевские фонтаны. Из глубоких колодцев северо-западной части города по трубам вода сначала поступала в резервуары-бассейны, а затем по кирязам – подземным водоразборным галереям, которые и по сей день можно встретить в старой части города, попадала в фонтаны, в ханы, мечети, бани и жилые дома знати и горожан. Круглые керамические трубы водопровода были положены в каменном канале, облиты известью и очень крепко склеены.
Выгодное географическое положение Гезлева – между портом и хлебородной степью – способствовало быстрому превращению его в богатый, процветающий центр торговли. С востока город окружали десятки ветряных мельниц, а в гавани на рейде собирались легкие купеческие фелюги. Между ними сновали сотни легких лодок. Из Османской империи, Средиземноморья и даже таких далеких городов как Данциг и Рига привозили: дорогие ткани, парфюмерию, свежие и сушеные фрукты, оливки, кофе, пряности, посуду. А увозили: стальные ножи, кожу тончайшей выделки, соль, бараньи шкуры, шерстяные бурки, верблюжий войлок, мед, табак, лук, масло, зерно, сушеную и вяленую рыбу, икру и т.д.

Город рос, богател, украшался новыми постройками. Его визитной карточкой стали великолепные мечети, мраморные бани — хамамы, прекрасные фонтаны. Он был любим многими крымскими ханами. К примеру, в 1593 году Гази Гирай II, даже вознамерился перенести в Гезлев столицу ханства. Возможно, на некоторое время это ему удалось, судя по тому, что в город был перенесен монетный двор и перестроен ханский дворец. Но от этой идеи хану все, же пришлось отказаться, и город остался в юрисдикции одного из влиятельных бейских родов – Мансуров потомков темника Мамая.

В начале XVII века были обновлены старые крепостные стены и выстроены новые в западной части города. Большой удар город пережил после варварского похода фельдмаршала Миниха в 1736 году во время военных действий на полуострове. Гезлев разделил участь Ак-Мечети, Бахчисарая, Карасубазара и после разграбления неприятельской армии, вторгнувшейся в пределы ханства, во время отсутствия на полуострове ханской армии отправленной на войну с Персией, был предан огню. Спустя несколько лет он был восстановлен и обновлен усилиями крымского хана Арслана Гирая, который большое внимание уделял строительству городских фонтанов. В Гезлеве до сих пор сохранились фонтаны Арслана Гирая в городской бане и возле мечети Хан-Джами.

Границей средневекового города было большое мусульманское кладбище, ныне на этом месте находится автовокзал, частично главные городские улицы Фрунзе, Некрасова, и т.д. вплоть до нынешнего Дома мебели. В северо-восточной части, за приделами города был армяно-григорианский квартал с церковью, в северной части города располагался квартал караимов с кенасой, на северо-западе жили крымчаки, здесь же был их храм каал. Остальные кварталы-маале были крымскотатарскими и в каждом была своя мечеть. Далеко за приделами города находилась слободка осевших цыган.
В XVIII веке в Гезлеве было две с половиной тысячи домов, большей частью каменных, двести лавок различного назначения, принадлежащих частным лицам и сто одиннадцать казенных, 24 кофейни, 18 пекарен, 25 плотницких заведений, 6 кузнечных мастерских, 10 кожевенных фабрик, 25 буза-хане, в них продавали хмельной напиток из перебродившего проса – бузу (максыму). С XVII века в городе было два медресе, и пять школ-мектебов.
В 1783 году после аннексии Крымского ханства Россией, город переименовали в Евпаторию, по имени царя Боспорского царства Митридата VI Евпатора.
Сегодня, когда говорят о достопримечательностях Гезлева-Евпатории первое место, бесспорно, занимает творение великого Синана османского архитектора и зодчего – ханская мечеть Хан-Джами украсившая набережную города в 1552 году. Именно здесь вновь избранный хан, после торжественного молебна в Хан-Джами, выходил на открытые галереи мечети и перед собравшимся подданными объявлял о своем назначении. Вторая достопримечательность города – это комплекс уникального текие дервишей ордена Мевлеви, который обязательно следует посетить и сохранить уникальное неповторимое ощущение душевной чистоты. Веками скопленная энергетика этого места несет в себе свет знаний благородных дервишей. Рядом, на площади Катык-базара находиться мечеть Тахталы Джами, когда-то у этой мечети был деревянный минарет. В этом же районе сохранился дом, в котором некогда жил первый президент Крымской Демократической республики Номан Челебиджихан. Большой интерес представляют три гезлевские бани, расположенные в старом городе. Если вернуться к соборной мечети и пройти немного левее, то можно выйти в красивый сквер, где были похоронены мусульманские воины, павшие во время Восточной (Крымской) войны 1853-1856 годов. Сегодня это сквер носит имя знаменитого гезлевца, средневекового крымскотатарского поэта Ашика Умера, здесь ему установлен памятник. В западной части сквера расположено красивое строение, выполненное в восточных мотивах. Это крымскотатарское кафе-театр «Мустафа». Здесь радушные хозяева предложат вам отведать национальную и европейскую кухню, а так же насладится красивыми крымскотатарскими песнями и чарующими, зажигательными ритмами. Но едва наступает время священного эзана, как музыка в кафе стихает, и певучий голос муэдзина разносится по старинным улицам Гезлева.

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET