Поэтическая душа хана

21.05.200711:4567

В десятый день мухаррема (4 мая 1637 года) Инает Гирай хан, сын Гази Гирая, был смещен с ханского престола. И уже 27 мая 1637 года в Стамбуле, султан Мурад IV дал свое халифское благословение на ханство жившему при султанском дворе Резми Бахадыр Гираю, сыну Селямет Гирай хана и внуку Тахт Алган Девлет Гирая покорителя Московии.

27 мая 1637 года Гезлев готовился со всеми почестями встретить молодого Гирая. Целую неделю перед его приездом жители скребли, чистили, драили, набережную, улицы и площади города. Готовились танцоры, подражатели, ашики, чтецы и мастера смеха. Тянулись караваны с лучшими товарами к гезлевским базарам. Отары овец пригоняли к городу, для жертвоприношения. Крымские аскеры приводили свои оружия в порядок, купали и чистили коней, натирали до блеска свои мечи и кинжалы. Весь город двигался, шумел и волновался. И вот наступил торжественный день, когда на горизонте появились караваны судов. Со стороны Топракъ-Къапусы раздались пушечные выстрелы. Базарная площадь была забита гостями, а жители города с самого утра собрались на берегу. Гезлев встречал Великого хана.

Заиграли зурначи, забили даулы. Народ ликует. Хан вступил на землю Крыма, в сопровождении своих придворных и карачи-беев направился к величественной Ханской мечети.

После совершения намаза настал самый торжественный момент коронования. Он проходил в специально отведенном для этого месте в левой стороне мечети, куда допустили только знатных карачи-беев и мурз. И только после того как Бахадыр Гирая по старинному обычаю подняли несколько раз на ковре, он вступил на галереи Хан Джами и дал клятву на верность крымскому народу. Шейх-Баба, главный шейх Крыма, принародно опоясал его мечом Османа и благословил на ханство.

После главных церемоний, начался праздник. Бахадыр Гирай хан в красивой чалме, украшенной нитками жемчуга и голубом кафтане, вышитом золотом восседал на мягких бархатных подушках. Рядом восседали родные братья хана калга Ислам Гирай и нур-эд-дин Сафа Гирай, карачаи, Ширинские, Аргинские Мансурские, Яшлавские и другие знатные беи и мурзы.

Именно в этот день перед молодым ханом, который увлекался поэзией, шейх представил семнадцатилетнего юношу, назвав его Ашик Омером, который за одну ночь написал оду в честь восшествия на трон Бахадыр Гирая. Он знал, что новый хан тоже пишет стихи, поэтому подходил к этим торжествам очень ответственно. Он ударил по струнам своего саза и запел так, что все вокруг притихли. Юноша пел свою касыду. Волшебные звуки его саза и прекрасный звонкий голос молодого певца привлекли внимание восседавшего на мягких подушках хана. Ему понравился юный исполнитель и Ашик Омер по желанию молодого хана весь вечер исполнял свои оды в гезлевском ханском дворце.
При правлении отца знаменитого Селямет Гирай хана Бахадыр Гирай жил в родовом имении в городе Янболу, где молодой человек постигал примудрости науки. Его образованием были заняты ученые мужи, знатоки словесности и литературы. Именно в этот период у юного принца открылся талант поэта. Его стихотворения, насыщенные суфийской символикой имели большой успех. Как было модно в те времена он взял для себя поэтический псевдоним – Резми.

Возможно, поэтому хан отметил особый талант у молодого Ашик Омера.
Еще в Янболу Бахадыр Гирай женился на дочери Бора Гази Гирая Ханзаде ханым, обладавшей тонкой натурой, вкусом и, как ее отец писавшей стихи. О трепетной любви между ней и будущим ханом сложилось много легенд. Однажды хан, читая с ней вслух Коран дошел до слов «… то женитесь на тех, что приятны вам, женщинах – и двух, и трех, и четырех…» спросил: «Вы поняли смысл священного текста?» Ссылаясь на священное писание, как бы оправдывался перед любимой женой за то, что держит гарем. На что Ханзаде ханым ответила: «Да, мой падишах! Но я ваша рабыня, утешаю свое удрученное сердце последними словами: …а если боитесь, что не будете справедливы, то – на одной…». Этим она тонко намекнула, что Коран предоставляет хану и другой выбор.

 

Халим Гирай говорит, что Бахадыр Гирай был красив лицом, говорил очень четко и изъяснялся очень изящно. Он не стремился вести войны и пятилетнее его царствование было бы мирным, если бы не некоторые обстоятельства, побудившие его вступить в противоборство с мурзами из рода Мансур.
Присутствуя на коронации 27 мая 1637 года в Кезлеве, представители дома Мансуров предполагали, что царствование молодого Бахадыр Гирая будет таким же не долгим, как и у его предшественника Инает Гирая. Последнего не без помощи Кан-Тимура главы рода Мансуров, удушили в Стамбуле и с большой пышностью похоронили на кладбище Яхья-эфенди в окрестностях Бешик-Таш. С этого времени род Мансуров посчитав, что находится в фаворе у османского султана задумал захватить в Крыму ханскую власть. И с самого начала были враждебно настроены по отношению к Бахадыр Гираю.
Не успел новый хан достичь Бахчисарая, как к нему пришла весть, что двое мурз из рода Мансур Токсан-оглу-Зинем и Колтук-шах, без веских оснований убили девятерых мурз из рода Конкырат. Как выяснилось, Мансуры лишили их жизни только по тому, что они себя именовали мурзами.

Бахадыр прекрасно знал, по каким причинам безвременно освободил престол его родственник Инает Гирай, родной брат тронной жены нового хана и в отношении мансурских братьев принял решительные меры. Поддерживаемый не менее могущественным и знатным родом Ширинов и заручившись поддержкой и фетвой Абдуллаха Афифеддина эфенди великого ученого Крыма и одновременно кефинского муфтия, он казнил всех эмиров мансуридов, кроме женщин, и мальчиков, не достигших совершеннолетия.

Воспользовавшись междоусобицей в Крыму, русский царь Михаил Федорович на несколько лет задержал выплату обязательной ежегодной дани, которою он должен был платить согласно договору его предшественника Ивана Грозного и Тахт Алган Девлет Гирая. Бахадыр отправил к нему с мурзой Торе Тимуром решительное письмо, после которого Московия тут же прислала в Крым задолжавшую дань. Спустя несколько лет умер нур-эд-дин Сафа Гирай и на его место хан назначил своего младшего брата Кючук Кырым Гирая, который находясь несколько лет при османском дворе принял участие в войне султана Мурада IV с иранским шахом и прославился отвагой при взятии Тебриза в 1634 году, а чуть позже отличился в битве за Багдад.

Вскоре до хана дошли слухи, что крымскотатарскую крепость Азак при непосредственном участии русских захватили донские казаки, и он отправился со своим войском к Азаку. Крепость очень быстро была отбита, но Бахадыр Гирай возвратился в Бахчисарай не на коне, а в закрытой повозке. Причиной такого возращения стала болезнь, зловещая чума. В месяце реджеб (октябрь-ноябрь) 1640 года 39 летнего Бахадыр Гирая не стало. Он был погребен в Бахчисарае в дюрбе своего отца в квартале Хамушан. К сожалению сегодня это дюрбе не сохранилось.

Из поэзии Резми Бахадыр Гирая

« Мир наш холит подлецов – к добрым щедрости не видно,
Товар знаний как будто во вред – прибыли не видно.
Вожделения глаза он завесой закрывает,
Смотрю – от слез моих кровавых лицо любимой не видно.
От камней событий сломалось зеркало души моей,
Лица ее, как бы мне хотелось, в ней уже не видно.
Раны мои врачуя, прикладывает она к ним алмаз –
Но от жестоких небес никакой мази целебной не видно.
Что с того, что гонят огнем черные строки Резми? –
Дом изнутри охвачен огнем, но дыма не видно.

(Подстрочный перевод)

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET