У уйгуров и крымскотатарского народа единая тюркская общность

14.12.20097:5934

Ассаламуалейкум дорогие братья!

Уважаемый председатель Меджлиса крымскотатарского народа Господин Мустафа Джемилев! Уважаемые делегаты и гости Курултая.

Мне досталась большая честь передать горячий привет и поздравить участников Курултая от имени председателя Всемирного Конгресса Уйгуров и лидера нашей нации Рабий Кадира и от всех Казахстанских уйгуров. Желаю вам всем больших успехов в работе Курултая по защите и достижению законных национальных интересов крымскотатарского народа.

У уйгуров и крымско-татарского народа единая тюркская общность, общие историко-культурные корни, единая культура и религия, а на современном этапе исторического развития у нас идентичные политические цели — путем свободного демократического самоопределение восстановить свою национальную государственность.

Дорогие друзья! Трагическая судьба уйгурского народа началась в 1759 году, когда Уйгурстан (Восточный Туркестан, современный Синьцзян-Уйгурский автономный район) в ходе войны был захвачен китайско-маньчжурской династией Цин, а в 1884 году включен в качестве провинции в состав Китая. В ходе многочисленных восстаний против китайского ига были образованы десятки независимых государств. Из них политически и духовно значимыми и системными были: Уйгурское государство Йэттишар (1864-1878 гг.), Илийский султанат (1864-1871 гг.), Восточно-Туркестанская Исламская Республика (1933-1934 гг.) и Восточно-Туркестанская Республика (1944-1949 гг.).
Сегодня в Уйгурстане усиливается тенденция нарушения фундаментальных прав и свобод человека. Такие как: элементарные права и свободы, гражданские и политические права, культурные, экономические и социальные права. Пекин, формально находясь в пределах своих правовых норм, фактически игнорируя свои правовые нормы, Устав и акты ООН и других международных организаций, во имя политических и идеологических целей, грубо нарушает фундаментальные права человека и свободы. Примеры дискриминации.

 

А). В области гражданских и политических прав:
Известно, что Китай в Уйгурстане преследует коренной народ за свободное выражение мысли, совести, религии, проведения мирных собраний, митингов и шествий. Жестко ограничивают свободу передвижений, право вступать в брак и создавать семью. Фактически тюркское население не принимают участие в управлении автономией. Например, представительные органы власти СУАР представляют собой трехступенчатое Собрание народных представителей (СНП): СНП автономного района, вилаята (округа) и нахии (уезда, района). СНП СУАР формально имеет законно-совещательные полномочия. Но, на самом деле, СНП СУАР — есть псевдо-представительский и псевдо-законотворческий институт. Во-первых, выборы в представительные органы не являются прямыми, и проводятся под контролем парткомов КПК соответствующих уровней. Так, Депутаты СНП СУАР избираются на сессии СНП вилаятов, депутаты СНП вилаятов — на собрании СНП нахии, а депутаты СНП нахии, городов, не имеющих районного деления, городских районов, волостей и поселков — непосредственно избирателями. Во-вторых, во всех уровнях кандидаты в СНП подбираются и утверждаются в соответствующих парткомах КПК. А основной состав и секретари парткомов, как правило, — китайцы, которые обладают большими полномочиями власти. Таким образом, выборы в СНП всех уровней СУАР не является всеобщими, равными и особенно прямыми. В состав СНП автономного района последнего созыва было «избрано» 550 депутатов, из них только 32% уйгуры. Хорошо известны преследования мусульман за отправления религиозных обрядов, заключающихся в запрете посещения мечетей детям и молодёжи до 18 лет, а также кадровым работникам. Ограничение прав и свобод в браке и семьи заключается в ужесточении политики «планирование рождаемости» или жесткого контроля над рождаемостью в СУ АР, сегодня реализуемого под лозунгом: «одна семья — один ребенок». Законы КНР де-факто не признают коренной народ источником власти и носителем суверенитета, а также не признают равноправие граждан. Кроме того, Уйгурстан занимает первое место в КНР, а она в мире, по числу казней уйгуров, ежегодно отмечаемых Советом по правам человека ООН, Конгрессом США и международными правозащитными организациями.
Б). В области культурных и социально-экономических прав: Усилилась тенденция китаизации литературы и искусства, памятников культуры, а также набирает темп разрушения и ликвидация исторических архитектурных сооружений под маской реконструкции и переустройства. Ускорился процесс языковой ассимиляции в связи с переводом обучения в национальных школах, начиная с 2005 года, на так называемое «двуязычное образование». Так, в уйгурских или казахских начальных классах все уроки преподаются на китайском языке, и, только после перехода на следующую ступень, наряду с обязательным китайским языком, изучается родной язык и литература. В ВУЗах, кроме отдельных гуманитарных факультетов, обучение ведется на китайском языке. Усилилась дискриминации по языку при приеме на работу, особенно в промышленности, в том числе и в ВПК, в частных китайских предприятиях и других хозяйствующих объектах, куда, как исключение, принимают представителей «нацменьшинств», закончивших ВУЗы в Китае. Фактически лингвистическая политика Пекина является базисом национальной политики. Конечная цель этой политики -превратить Уйгурстан из тюркоязычной страны в китаеязычный край Китая. Поэтому интересы уйгуров, казахов и других тюркских народов и Китая находятся в конфликте друг с другом. Уйгуры категорически не хотят лишиться своего языка и быть меньшинством на своей исторической земле. В сфере культуры, образования и истории, Китай исходит из полного отрицания исторической самобытности уйгуров и других тюрко-мусульманских народов, создания коренным народом в прошлом независимых государств, его большего вклада в развитие не только тюркской, но и мировой культуры. Китаизацию Уйгурстана предусматривают и мероприятия по плановому и массовому переселению этнических китайцев из внутренних районов Китая в СУ АР. По официальным данным, численность китайцев с 261 тысячи — в 1949 году выросла до 8,5 миллионов — на сегодняшний день. Новым в этой политике является то, что с 2005 года начался процесс переселения уйгуров, казахов, кыргызов и других тюрко-мусульманских народов во внутренние районы КНР. Только за прошлый год из СУАР вывезено более сотни тысяч девушек и юношей от 18 до 35 лет. Скрытая цель Пекина заключается в принудительном ускорении процесса смешения тюрко-мусульманского народа с китайцами для решения проблемы единой этнической идентификации — «китаец».

КОНЦЕПЦИЯ РЕШЕНИЯ ПРОБЛЕМЫ

Все эти проблемы имеют решения. Прежде всего, нужна добрая воля властей Китая. Данный вариант решения проблемы, исходя из общепризнанных международных принципов, может быть ступенчатым:
1. Необходимо изменить Конституцию и закон « О районной национальной автономии» КНР, с тем, чтобы Китай де-юре должна стать демократическим федеративным правовым государством, признающим политическое и идеологическое многообразие.
2. Исходя из общепризнанных принципов равноправия и самоопределения народов, Уйгурстан (СУАР) и другие национально- автономные районы КНР должны получить статус союзных республик с президентской формой правления. Они должны иметь свою конституцию и парламент, а также герб, флаг, гимн и другие государственные символы. Уйгурский язык должна стать основным языком в республике.
3. Разграничение предметов ведения и полномочий между государственной властью КНР и Союзными республиками должно осуществляться федеративным конституционным законом и договорами о разграничении предметов ведения и полномочий.
4. Президент должен являться главой республики и гарантом конституции. Он должен иметь право назначать председателя правительства с согласия парламента, формировать правительство, издавать указы и распоряжения. Он избирается в соответствии конституционным законом из числа уйгуров. Все силовые органы непосредственно подчиняются президенту. Статус, численность, структура вооружения и места дислокации НОА Китая в Уйгурской республике должны осуществляться на основе договора.
6. Парламент Уйгурской республики де-юре и де-факто должнен стать представительным и законодательным органом. Он должен обладать полномочиями: рассматривать все законы и акты КНР и приостанавливать их действия в случае противоречий с конституцией Уйгурской республики. Депутаты должны работать на постоянной основе и избираться всеобщим, прямым и тайным голосованием.
7. Правительство подотчетно президенту республики и осуществляет исполнительную власть, компетенцию и порядок организации определяет конституционный закон  республики. Во всех органах исполнительной власти республики численность коренного народа должна быть не менее 55%.
8. При достижении определенного этапа общественно-политического развития на основе общепризнанных принципов международного право на самоопределение народов, под эгидой ООН, ЕС, ОНИ и других международных организаций, должен проводиться
референдум « О независимости Уйгурской республики».

Кахарман Хожамберди 

Заместитель председателя ВКУ, политолог 

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET