Зашифрованная трагедия / Эмиль Амит

30.01.20120:33

Недавно мне в руки попал сборник рассказов и повестей крымскотатарского писателя Эмиля Амита «Возмужание», изданный в 1976 году. Сразу стало интересно, как в условиях строжайшей цензуры, прозаик раскрыл тему депортации. А не затронуть ее он просто не мог, об этом можно догадаться, ведь писатель пережил депортацию в шестилетнем возрасте и, наверняка, воспоминания о ней были свежие к моменту создания своих произведений.

Тем более, отец Эмиля Амита – поэт Осман Амит – был расстрелян фашистами при выполнении специального задания во время оккупации. Чувство обиды и ощущение несправедливости не могли не выразиться в творчестве писателя. Прочитав несколько рассказов, в их числе «Голубое пламя скрипки» и «Возмужание», я поняла, что мои предположения оправдались.

В одном из рассказов – «Голубое пламя скрипки» – есть автобиографический элемент – сведения из биографии самого писателя. Так же как и сам Э.Амит, мальчик-герой рассказа был депортирован вместе с бабушкой и матерью, которые чудом остались живы, перенеся голод и холод, самые страшные невзгоды в чужой стране.

Для крымских татар, прочитавших рассказы, наверняка, станет очевидным, что слово эвакуация, о котором говорят герои, использовано вместо слово депортация. Это можно легко понять. Дедушка рассказчика, участник Первой мировой войны, так красиво играющий на скрипке, погиб во время «эвакуации». «Поезда были переполнены. Мы погрузились в товарный эшелон. Поезд, давая тревожные гудки, проносился мимо разрушенных станций <…> Когда миновали несколько большущих мостов через широкие реки, следы войны наконец исчезли. Начались бесплодные пески, пески, пески… Ни у кого в вагоне не осталось воды. Дети плакали, просили пить… А к утру дедушка умер. Поезд остановился на каком-то полустанке. Дедушку моего вынесли из вагона, положили на песок. Бабушке напомнили, что поскорее надо б схоронить – поезд не будет ждать…». Так зашифрованно автор передал словами ребенка, как проходила депортация, правда, без правдивых подробностей.

Хотя писать о Крыме, крымских татарах было запрещено цензурой. Но тот факт, что герои вспоминают именно о Крыме нет сомнений: «Небольшое селение с трех сторон было окружено горами, покрытыми лесом. И лишь к югу открывался простор. В долине, подернутой дымкой, виднелись ухоженные виноградники. Среди них серебрились прямые, как свечи, островерхие тополя. Вдоль извилистой, скачущей по каменистому ложу речки, которая буйствовала весной и высыхала летом, стояла на часах шеренга кипарисов. А вдали густо синело, мерцало, манило к себе море». (Рассказ «Голубое пламя скрипки»). «Обычно я рисую быстро. Просто привык рисовать одно и то же. <…> Во весь лист я нарисовал синее-пресинее море. Вокруг зеленые берега и белопенный прибой набегает на них. А на берегу белый город. <…> В этом городе мы жили. Папа, мама и я. Потом папа ушел на войну, а мы приехали сюда». (рассказ «Возмужание»)

Рассказ Эмиля Амита «Голубое пламя скрипки» рассказывает о первой послевоенной зиме в среднеазиатском городе, куда «эвакуировали» семью главного героя. Повествование ведет мальчик, болеющий лихорадкой, он живет с мамой и бабушкой. Они обе были учительницами, но, оказавшись в другой стране, стали работать на заводе, уходя до рассвета и возвращаясь затемно. Описываемая зима оказалась на редкость холодной. Семья, состоящая из женщин и ребенка, не имела возможности купить дров: денег катастрофически не хватало, а дрова стоили очень дорого. Мальчик рассказывает: чтобы согреть ребенка, постоянно нуждающегося в тепле, бабушка растапливает печь единственной, имеющейся в их жилье, табуреткой, сундучок, в котором хранила вещи. Последним, чем пожертвовала бабушка для того, чтобы согреть внука, была скрипка. Скрипка принадлежала деду мальчика, который, умирая, мечтал перед смертью в последний раз услышать музыку этой скрипки. Мальчик всю жизнь слышал эту музыку и видел голубое пламя, в котором она сгорела. Но тепло, полученное от нее, навсегда осталось в сердце, как и дедушкина музыка.

 

Справка.

Талантливый прозаик, переводчик, Эмиль Амит (1938-2002) родился в Симферополе в семье известного крымскотатарского поэта Османа Амита.

Эмиль, пытаясь реализовать мечту стать летчиком, поступил в летное училище, но его как крымского татарина оттуда отчислили. В 1959 году, возвратившись в Ташкент, он поступает в пединститут на факультет русского языка и литературы. После двух лет учебы вместе со своим товарищем Эрвином Умеровым едет в Москву и поступает в Литературный институт им. М. Горького на отделение переводчиков. После окончания института в течение многих лет работает в издательстве «Советский писатель», возглавляя отдел литературы братских народов.

Эмиль Амит вошел в литературу как прозаик. Свои первые рассказы он писал еще будучи в школе. Писал он в основном на русском языке, но почти все его произведения переведены и опубликованы и на крымскотатарском языке. Его книги: сборник рассказов «Учурымлы ел» («Дорога над кручей») – 1971, сборник рассказов и повестей «Севгиден кучьлю» («Сильнее любви») – 1973, сборник повестей «Буюк арзунен» («С большой мечтой») – 1978, повесть «Сыгъын чокърагьы» («Олений родник») – 1982, роман «Ишанч» («Последний шанс») – 1986 и др. – изданы на крымскотатарском и русском языках.

В своих произведениях Эмиль Амит, как никто другой, сумел отразить судьбу и трагедию своего народа. Поэтому они неизменно с интересом принимались читателями. Творчество Эмиля Амита заняло достойное место в современной крымскотатарской литературе.

Эмиль Амит успешно выступал и как переводчик. Им переведены на русский язык произведения целого ряда видных писателей Узбекистана, Туркменистана, Татарстана, а также произведения Шамиля Алядина, Черкеза-Али и др. А произведения самого Эмиля Амита переведены на узбекский, азербайджанский и молдавский языки.

Умер Эмиль Амит после тяжелой болезни 28 марта 2002 года в Москве.