После Ледникового периода

17.12.201219:02137

Моя культура. Мой народ.

И песня льётся. Душу рвёт.

Напев наш крымский. Бровь дугой.

Веселья – море. Боль – рекой.

Эльвира Эмир-Али

Китайские мудрецы предостерегали: не дай вам Бог жить в эпоху перемен – натерпитесь! Это утверждение пришло к нам из древности, но то, что оно не утратило актуальности, очень хорошо почувствовали на себе и своей жизни многие представители нашего поколения – советско-постсоветского, вобравшего в себя проявление двух периодов истории и еще границы между ними. Поколения, насмотревшиеся на такое обилие глобальных изменений, которые по своему воздействию на все сферы человеческой жизни больше всего напоминают ледники в ледниковый период, прошедшиеся катком по планете, оставляя после себя голое пространство или чистую полосу – чистый лист, на котором еще предстоит написать что-то из настоящего и будущего.

Все, что было до Ледникового периода, кануло в Лету. За последние двадцать лет жители бывшего Советского Союза пережили столько локальных революций, кризисов, перестроек и реформ, что хватило бы, наверное, на много человеческих поколений. И как все это переживалось – уже тема из прошлого, потому что вспоминать, анализировать или впадать в ностальгию почти нет времени: не дает отвлечься и уйти в себя множество нерешенных проблем, в то время как впереди, на горизонте, уже маячат новые. И нужно оставаться в тонусе, потому что в нашей судьбе динамизм становится постоянным фактором, без которого уже трудно представить себе нормальный жизненный процесс, хотя, конечно, хотелось бы, если это возможно.

Для крымскотатарского народа этот период оказался, наверное, наиболее важным во всей истории после депортации. Наконец-то, наступило возвращение на Родину, выстраданное и долгожданное. Мы переезжали в Крым, одновременно меняя не только регион проживания, но, как выяснилось, и страну, и политическую систему, и экономику, и образ жизни, и многое другое, из чего складывается мир человека. Большинство возвращающихся на родину в начале 90-ых годов крымских татар об этом даже не догадывались. Возможно, поэтому весь процесс массового переезда и обустройства все-таки состоялся, даже в условиях, когда по всем существующим разумным критериям перемещаться с места на место «строго воспрещается!». Потому что лучше не менять нажитого места в условиях развала государства, политической полу-анархии, постоянного экономического кризиса, безработицы, галопирующей инфляции, острых внутренних противоречий в обществе, периодически вытесняемых в область межнациональных. Но парадокс времени: именно в этот период подобное возвращение стало возможным. Этот процесс, как смерч, затянул в себя основную часть нашего народа. То, что было до него, – это по капле, что происходит после него – по чайной ложке…

 

Как наш народ прошел через всю эту проблемную полосу, в которой одна проблема упиралась в другую и подгонялась третьей, одному Богу известно. Люди выживали и боролись, работали, устраивались, мучились и разочаровывались, снова возрождались. Как все это происходило, наверное, знает каждый из нас. «Два года живу в Крыму, до сих пор не был на море» – это одна из историй, которую часто рассказывали при встрече. Естественно, в перерывах между обсуждением различных строительных проблем. Пришлось стать строителями. Теперь наш народ – это народ-строитель. И если бы необходимость в строительстве коммунизма не отпала, мы могли бы занять в этом процессе одно из первых мест.

Сейчас даже трудно представить, какое количество физической энергии было потрачено нашим народом для того, чтобы обустроить свой быт и обеспечить свою жизнь хотя бы на существующем сегодня уровне. Для того, чтобы заново спустя тысячелетия испытать на себе и преодолеть суровые реалии каменного века, с его отсутствием электричества, воды, газа и дорог. Как любят говорить статистики: этого количества энергии хватило бы для того, чтобы обогреть такой город как…,а какой именно – можно только гадать. А сколько финансовых средств, сколько психической и духовной энергии потребовали прохождения через различные напряженные состояния и периоды.

Хорошо, что нас много. Если бы это все легло на отдельно стоящую семью, она бы не справилась. А так все выглядело естественно: мои проблемы точно такие же, как и у других. Другие решают их, значит и мне по силам. За компанию всегда легче, естественнее. Всегда можно перенять определенный опыт, навыки, пути решения проблем. А как еще иначе можно было вчерашнему учителю, инженеру или рабочему приступить к строительству двухэтажного и трехэтажного дома практически без специального опыта, собственными силами на ровном месте. Мы смотрели по сторонам, наши соседи поступали точно так же. Поэтому и видели мы одно и то же: процесс, который двигался, который не прекращался и который нужно было довести до конца. И появлялась вера в свои силы. И начинали думать, что можно справиться. И с этим, и со вторым, и с третьим… И при этом еще находя где-то работу или подрабатывая. А еще перевозили семьи…

Хорошо, что все это происходило в Крыму, на родине. В том уголке земли, который независимо от того, что на нем происходит, не забывает о своем родном, выросшем из его природы, из его истории народе, собранном из разных ветвей человечества, и ставшего единым благодаря ему – Крыму.

В любое другое место земли подобный массовый переезд в тех условиях, которыми он сопровождался, обернулся бы, наверное, катастрофой. Но это был Крым. И это был духовный подъем, который позволил преодолеть многие преграды и решить многие проблемы или хотя бы привыкнуть адаптироваться к нерешенному, оставив его на следующий этап своей жизни, потому что невозможно выстроить в жизни все сразу и одновременно.

Спасибо тому, что из множества отдельных островков сформировался материк со своей историей, самобытной культурой, менталитетом, особой духовной атмосферой. Это был мир в мире, который заново спустя многие годы сформировался в Крыму и как-то быстро стал реален и ощутим, заполнив духовный пробел, который многие годы жизни в регионах депортации оставался незаполненным и постоянно болезненным. Стало больше всего национального: веселого и грустного, интересного и не очень – но зато нашего, реально проявленного нового мира, который ежедневно слагался из возможности быть вместе, встречаться часто, видеться повсюду, узнавать своих и по виду, и по языку, и даже по акценту, когда говорят на русском. Каждый крымский татарин строил этот мир или на своем участке, или на своей работе, или в другом месте, просто тем, что присутствовал в нем. Один народ, один мир, одни проблемы.

Окружающий мир не всегда мог нас понять. Возможно, поэтому мы сами стали понимать гораздо больше, в том числе и самих себя. Было много возмущения, протестов, даже провокаций. Но терпения тоже было немало и немало доверия. Нужно быть объективными – то, что происходило в Крыму в 90-е годы, в любом другом месте планеты, как правило, приводило к серьезным конфликтам. Спасибо Богу, Крыму и людям. Все-таки Крым очень сильно меняет людей в межнациональном плане. Здесь действительно возникает ощущение чего-то большего, чем сиюминутный интерес. Возможно, это вера в будущее. В то, что все придет в норму, утрясется, успокоится, пусть не сразу, но постепенно.

В итоге, так и получилось. Мир и строится таким образом. Даже Бог потратил на это семь дней.

Нуззет Али

 

Редакция AVDET

Автор: Редакция AVDET

Редакция AVDET